Ссылки

Холодная информационная война. Как (не) будет работать закон о СМИ-иноагентах в России


Премьер-министр России заявляет, что отношения между Москвой и Вашингтоном находятся на том же уровне, что и в разгар холодной войны. Министр иностранных дел России называет иностранных террористов и боевиков "подопечными США" и самыми опасными боевиками в Сирии. А российская Госдума готовится ввести ограничения для иностранных СМИ, вещающих на территории России.

Зарубежные СМИ в России могут приравнять к иностранным агентам. Соответствующие поправки к закону о СМИ были согласованы всеми четырьмя фракциями Госдумы. Второе и третье чтения пройдут в ближайшие часы. Ожидается, что новый закон могут принять до конца ноября.

Определять статус СМИ как иностранного агента будет Министерство юстиции. А критерии предложит Госдума. По словам вице-спикера Петра Толстого, "черных списков" СМИ для включения в число иноагентов нет. Однако ранее в парламенте неоднократно обсуждали ограничительные меры в отношении Радио Свобода, Голоса Америки, Deutsche Welle и CNN.

Согласно новым поправкам, иноагентами могут признать любые СМИ с иностранным финансированием – в том числе российские. Толстой заверил, что никакой кампании против иностранных СМИ в России не будет – будут точечные меры. СМИ, которые откажутся от регистрации в качестве иноагента, потеряют возможность работать в России, заявил вице-спикер Госдумы. А тем, кто зарегистрируется, придется маркировать свою продукцию и сдавать правительству отчетность.

По словам Толстого, к СМИ-иноагентам будут применять меры, уже прописанные в законе об НКО – иностранных агентах.

Как рассказал Настоящему Времени Федор Кравченко, управляющий партнер Коллегии юристов СМИ, на практике этот закон почти невозможно исполнить.

"Тот законопроект, о котором разговаривает господин Володин и члены всех думский фракций, выполнить невозможно. Дело в том, что он спихивает на уровень подзаконных актов, документов Минюста, правительства решение всех вопросов о том, каким образом можно применить нормы закона о НКО к СМИ, круг которых абсолютно не определен.

Фактически если мы посмотрим закон, текст его просто ужасен, по крайней мере, то, что доходит до меня, какие-то неофициальные версии этого текста. В них написано о том, что ко всем – даже не лицам, а всем, то, что они называют иностранным СМИ, то есть организациям, которые распространяют сообщения неопределенному кругу лиц, которые в России не зарегистрированы в качестве российских НКО или вообще юридических лиц, будут применяться те правила, обязанности и права, которые установлены для российских НКО. Это бред, это исполнить невозможно.

Исполнение будет строиться на том, что есть некий общеизвестный бренд СМИ, причем за границей часто термин СМИ носит немножко другой характер – это, скажем, какая-то новостная компания, интернет-сайт. И вот будет попытка очень точечно, это не скрывают и сами авторы проекта, просто портить жизнь тем российским организациям, которые законно и открыто сотрудничают с этими сайтами.

Я думаю, что ограничить иностранные СМИ в сборе информации невозможно – иностранные СМИ уже давно выдавлены из России. Но в России есть российские общества с ограниченной ответственностью, которые представляют интересы заданных телеканалов и информационных агентств. Я думаю, что по ним и будет нанесен наибольший удар", – рассказал Кравченко.

Принятие закона о СМИ-иноагентах в Госдуме называют зеркальным ответом на притеснения в США российского госканала RT. Накануне его руководство заявило о регистрации своего американского филиала в качестве иностранного агента в США.

Холодная война все-таки начнется или это все необходимо для проведения предвыборной кампании Путина, Настоящему Времени рассказал вице-президент Гильдии издателей периодической печати Василий Гатов.

— Василий, это "Карибский кризис" такой в отношениях между Россией и США – обмен иностранными агентами через СМИ – или нет?

— Конечно, это напоминает обмены времен холодной войны, но, на мой взгляд, ни того уровня противостояния, ни того уровня напряженности и профессиональных вызовов это еще не достигает.

— А что с нами будет? С Радио Свобода, с CNN, с другими СМИ, которые Россия считает иностранными и, возможно, в будущем агентами?

— Честно говоря, у меня нет особенно хорошего прогноза, Тимур, потому что уже из Совета Федерации, да и не только из Совета Федерации, потянулись мысли о том, что следовало бы криминализировать отношения с такими организациями.

— То есть корреспондент, который будет работать на Настоящее Время, может в перспективе получить закон, который будет его отправлять в тюрьму, если он с нами будет работать?

— Как минимум, штрафовать и, как минимум, делать незаконным с точки зрения российского законодательства получение денег за такую работу.

— Я об этом не зря спросил, начав с вами разговор с упоминания Карибского кризиса. Это напоминает немножко "за ракеты – ракеты". Почему? Если все это будет, то, о чем вы говорите, что тогда будет с RT в Америке, как вы думаете?

— Я думаю, что, скорее всего, ничего. Потому что в рамках существующего законодательства препятствовать деятельности медиа-организации, а при всех прочих равных RT является медиа-организацией, просто очень специфической, в США нет такого закона, который позволяет им закрыть компанию, которая к тому же зарегистрирована как иностранный агент.

— Если даже Бовин и Боровик в СССР работали открыто, то значит и сейчас RT не закроется.

— На мой взгляд, таких возможностей нет. Другое дело, что, безусловно, если ситуация для американских СМИ и тем более для СМИ, которые финансируются Конгрессом, будет серьезно ухудшаться, не говоря о том, что превращаться в какое-то фактическое преследование сотрудников этих компаний, ответные меры могут последовать точно таким же образом – через юридические инструменты в отношении людей, работающих на юридическое лицо RT или их партнеров. Такое возможно.

— Власти США немного погорячились, когда начинали объявлять RT иностранным агентом, не имея возможности по-настоящему повлиять на редакционную политику, как вы считаете?

— Не думаю, потому что на самом деле масс-медиа довольно тонкий субъект в США, потому что права медиа-организаций, журналистов, да и просто граждан охраняются так называемой Первой поправкой, обеспечивающей невозможность издания законов, ограничивающих свободу слова. Но, с другой стороны, естественно, у любого государства есть инструменты юридического характера, которые не затрагивают напрямую реализацию свободы слова, но, прямо скажем, могут затруднить жизнедеятельность людей, которые связаны с этой организацией.

— У нас была история про FARA, мы немножко напоминали о том, что это за закон, кажется, что он был принят из расчета, что американское общество ответственно относится к информации, поэтому нужно это информирование. Российский закон выглядит чуть менее похожим на американский текст. Скажите нам что-то хорошее.

— На мой взгляд, скорее всего, сейчас последуют какие-то действия Государственной Думы, после чего, располагая инструментом подавления, правительство в лице МИДа, Роскомнадзора или кого еще назначат ответственными за эту процедуру, пойдут торговаться с американцами насчет RT. Как это будет выглядеть – не знаю, но, видимо, они попробуют отспорить право RT не регистрироваться как иностранный агент, угрожая, что они, если что, могут сделать очень плохо людям, которые работают в Москве и не только в Москве.

— Хотя бог его знает, зачем им это надо. Спасибо большое, Василий Гатов. Если будет так, как вы говорите, то, может, все еще не так плохо.

— Нет, это все уже очень плохо.

Чтобы понять, как именно новый закон "об иностранных агентах" может отразиться на работе СМИ в России, корреспондент Настоящего Времени встретилась с членом правления Международного общества "Мемориал" Сергеем Кривенко. Он рассказал, как правозащитникам работается с таким статусом в России.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG