Ссылки

logo-print

Эволюция чеченских кланов. Как наращивал и потерял свое влияние в российской политике Умар Джабраилов


Лидера ассоциации бизнес-патриотов, бизнесмена и бывшего сенатора от Чечни Умара Джабраилова задержала московская полицией за стрельбу в номере гостиницы Four Seasons в центре Москвы. Позже бизнесмена отпустили под подписку о невыезде.

Умар Джабраилов – известный российский бизнесмен. Сейчас он руководит "Ассоциацией предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма "Аванти", в которой некоторое время работала дочь пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, Елизавета. Накануне задержания бизнесмена она сообщила, что больше в организации не состоит.

В 2004-2009 годах Умар Джабраилов занимал пост сенатора – был представителем парламента Чечни в Совете Федерации. В 2000 году даже баллотировался в президенты России и набрал 80 тысяч голосов.

Насколько Джабраилов влиятельный в современных российских политике и бизнесе и о других влиятельных фигурах телеканалу Настоящее Время рассказали российские политологи.

Взлет и падение Джабраилова:

По мнению политолога Станислава Белковского, в первую очередь, имя влиятельного бизнесмена Джабраилова использовали для продвижения имиджа России на Западе, а позже некогда доверенному кругу клана Кадыровых и семьи бывшего мэра Москвы Лужкова нужда в его посредничестве между Чечней и столицей постепенно отпала.

"Конечно, Умар Алиевич Джабраилов уже далеко и давно не тот, кем был в прежние годы. Но надо сказать, что пик его могущества пришелся на начало нулевых годов XXI века. В 2000 году, если мы помним, он даже выдвигался в президенты Российской Федерации, это был специальный политико-технологический проект Кремля, который подразумевал, что участие этнического чеченца в выборах доказывает: никакой дискриминации, никакого угнетения этого этноса в России нет. Это был демонстрационный проект для Запада.

В то время Джабраилов был близок и к Кремлю, и к Юрию Лужкову, но впоследствии их пути разошлись. Во-первых, в связи с появлением на авансцене в Чечне клана Кадыровых и Рамзана Кадырова. Сначала Кадыровы дружили с Джабраиловыми, в том числе и Рамзан, неслучайно господин Джабраилов с 2004 по 2009 годы был сенатором от Чечни. Но потом Джабраилов перестал быть нужным Кадырову, и он снес его с корабля современности. Одновременно сложился деловой альянс Рамзана Кадырова и семейства Юрия Лужкова и Елены Батуриной, в котором третьей стороной был известный бизнесмен Сулейман Керимов.

Этому альянсу Джабраилов уже точно был не нужен, и было решено вытеснить его со столичного рынка недвижимости, что и произошло в значительной степени, и партнерство Джабраилов с другими крупными девелоперами, братьями Чигиринскими, в этой конкурентной борьбе проиграл. Тогда даже ходили слухи, что люди, близкие к Умару Джабраилову, причастны к покушению на Иосифа Орджоникидзе, бывшего заместителя премьера правительства Москвы по внешнеэкономической деятельности.

Поэтому с середины нулевых годов влияние Умара Джабраилова неуклонно шло на спад, но все равно он оставался достаточно богатым и влиятельным человеком, особенно с учетом тех корней и связей, и точек опоры, которые остались у него в Чечне".

Кто кроме Джабраилова:

Политик Геннадий Гудков среди других влиятельных представителей Чечни в Москве, помимо "кадыровцев" называет клан Делимхановых (Адам Делимханов – бывший зампред Чечни, член партии "Единая Россия" и депутат Госдумы. В одном из своих интервью Рамзан Кадыров назвал Делимханова возможным преемником). А братья Адама Делимханова занимают высокие должности в силовых структурах Чечни.

Рамзан Кадыров и Адам Делимханов
Рамзан Кадыров и Адам Делимханов

"Эти ребята, в основном, опираются на бывших боевиков, на силовые структуры, в которые они сейчас превратили часть боевиков. Конечно, они там голодные, жесткие, ходящие по грани фола, а зачастую за гранью фола, не стесняющиеся прибегать к силовым методам разборок и так далее. Новая такая чеченская, если можно назвать элита, не элита, группа, которая отстаивает любые интересы. Любые, где можно заработать деньги. Начиная от проекта "Сити", в котором некоторые товарищи из их кланов присутствовали, кончая самым мелким бизнесом. В основном, это силовые разборки, если мы говорим о новой поросли, крышевание, это какие-то разрешения конфликтов, это какие-то споры и прочее. Вот здесь они большие специалисты, иногда, вернее, очень даже часто в кавычках", – говорит Гудков.

Политолог Станислав Белковский уверен, что благодаря "кадыровцам" на политической арене также появилось имя бизнесмена Руслана Байсарова. Он долго занимал ведущие должности в российских нефтяных компаниях, в 2015 стал совладельцем крупной строительной компании "Мост". Он также занимает 89-е место в российском списке Forbes.

"Благодаря Кадырову – конечно, и, в первую очередь, Руслан Байсаров, который является фронтменом, как принято говорить в таких случаях, Рамзана Кадырова во многих проектах. Руслан Байсаров, если кто забыл, – это бывший зять Аллы Борисовны Пугачевой.

Руслан Байсаров и Рамзан Кадыров
Руслан Байсаров и Рамзан Кадыров

Рамзан Ахматович, во-первых, не может всем сам заниматься, во-вторых, все-таки у него имидж достаточно горный, на авансцену ряда бизнес-проектов и околополитических проектов надо выпускать людей в Brioni, пахнущих дорогими духами, не сразу напоминающих о кавказских горах. Собственно, такую роль долгое время играл Умар Джабраилов, сейчас ее играет Руслан Байсаров".

Силовой метод для Москвы:

Политолог Андрей Колесников рассказал, как выходцы из Чечни пытаются повлиять на бизнес-сектор, и почему это происходит в основном в Москве.

"Я несколько лет тому назад беседовал с одним крупным предпринимателем, практически олигархом, который жаловался очень серьезно на вмешательство, в том числе в его деятельность, некоторых таких чеченских, казалось бы, то ли бизнес, то ли криминальных группировок. Но эти люди обладали то, что называется, ксивами МВД Чечни и каких-то силовых органов Чечни. Это казус сращивания бизнеса с как бы правоохранительными органами, причем региональными, которые действуют на территории другого субъекта федерации и, тем самым, решают ряд, скажем так, бизнес-вопросов в свою пользу. Соответственно, имидж Чечни, к сожалению, скорее, негативный, нежели позитивный.

Я совру, если вам скажу, что я твердо знаю, где у них там сосредоточены капиталы, но, понятно, что Москва как город, где сосредоточена вся экономика страны и основные финансовые потоки, естественно, привлекает любых региональных бизнесменов. Здесь они делают деньги, здесь они выбивают бюджетные трансферты, здесь они занимаются государственной, полугосударственной, негосударственной, финансовой и криминальной деятельностью, всеми видами деятельности. Москва для Чечни – в экономическом смысле, безусловно, полностью зависящей от федерального центра – это, думаю, первый по важности город, даже более важный, чем сам Грозный. Поэтому здесь варится все – и легальная, и нелегальная деятельность, и продолжается активная жизнь таких людей как Джабраилов, который внезапно выныривает и небытия абсолютно.

Чеченцы – разные, мы путаем все время кадыровцев и чеченцев как народ. Когда мы путаем, мы в себе воспитываем ксенофобию, а это неправильно. Чеченцы как народ – такой же народ, как и все остальные: и трудолюбивый, и предприимчивый и так далее. Кадыровцы – это особая политическая каста, выросшая из этого феодального, полуфеодального режима, который сформировался в Чечне, который сформирован на самом деле федеральным центром для решения проблем войны и мира".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG