Ссылки

Расследование: кто такой Артур Гаджиев, напавший с ножом на людей в Сургуте и как идет следствие?

  • Радио Свобода

19 августа в центре Сургута мужчина с ножом ранил нескольких прохожих и позже был убит полицейскими. По данным Следственного комитета, нападавшим был 19-летний студент местного колледжа Артур Гаджиев.

Радио Свобода удалось пообщаться с родственниками Гаджиева из Дагестана, а также с односельчанами из Эминхюра – села на юге Дагестана, где родился отец Гаджиева Ламетулах и сам Артур. Также удалось восстановить путь убийцы по Сургуту. Как рассказали свидетели, нападавший не сразу начал бросаться на людей с ножом, а сначала попробовал устроить пожар в торговом центре "Северный". Но и региональные, и федеральные телеканалы этот факт предпочли скрыть – вероятно для того, чтобы история лучше ложилась в канву официальной версии про то, что нападения устроил "сумасшедший". Именно эту историю до сих пор рассказывают официальные СМИ, хотя на самом деле нападения расследуются как теракт.

Отец в колонии за убийство

Как рассказали жители Эминхюра, семья Гаджиевых не была благополучной. Ламетулах Гаджиев, отец Артура, лет семь назад убил в пьяной драке приятеля и до сих пор отбывает наказание в колонии. До того, как он сел в тюрьму, мужчина пил и бил жену. Она забрала ребенка и уехала в Сургут, где повторно вышла замуж, тоже за дагестанца.

В Эминхюр Артур приезжал на каникулы. 9-й класс Гаджиев закончил в Сургуте – в школе №22 поселка Дорожный. Один из учеников 22-й школы рассказал, что помнит, как Артур читал рэп, а другой бывший ученик охарактеризовал его как "обычного, ничем не примечательного парня". То же сказал и его дагестанский родственник. "Артур был хорошим, и я от него плохого не видел и не слышал", – заметил он.

"Дерзкий, всем нервы трепал"

Другие опрошенные говорят, что поведение Артура изменилось, когда в 2015 году он поступил в Сургутский политехнический колледж (СПК) – популярное в городе училище. Как рассказал Радио Свобода директор СПК Вадим Шутов, учиться Артур не хотел и постоянно вызывал однокурсников и преподавателей на скандалы: "Одно слово про него: дерзкий, – рассказывает Вадим Шутов. – Всем нервы трепал".

Артур Гаджиев
Артур Гаджиев

"У нас на уроках правило, что телефоны должны быть убраны, можно доставать только по разрешению преподавателя, если нужен калькулятор. А он демонстративно не убирал: "А что? А почему нельзя? А вам какая разница?" – жалуется Шутов. – Наушники в уши вставит и сидит. Замечание сделаешь ему, а он: "А что такое? Я же вас слушаю".

"Эти все приколы, комментарии, постоянные перепалки с преподавателями... И сам не учился, и другим не давал", – замечает директор.

После первой же сессии Гаджиева отчислили – за неуспеваемость практически по всем предметам и драку.

"Он и на педсовете дерзил, вел себя агрессивно. Я специально поднял протокол педсовета и поразился: у нас никогда такого единодушия не было, – говорит Шутов. – Обычно 10–15 человек всегда выступают против отчисления, особенно когда первокурсник – что надо дать еще один шанс и т. д. Но тут он мозг выносил всем!"

По словам Шутова, родители против отчисления Артура не протестовали: "У него куча взысканий была, мы неоднократно с родителями беседовали, но никакие меры дисциплинарного воздействия не работали".

По мнению Шутова, именно тогда проявилась чрезмерная религиозность Артура, которая стала для него одним из способов самоутверждения:

"Мы его отчислили не за религиозные убеждения, но эти его убеждения тоже были проблемой. Он во время занятий мог встать, пойти читать намаз. Я маму его вызывал по этому поводу, говорил, что у нас светское учебное заведение", – говорит Шутов. По его словам, и мать, и отчим Артура в вопросах религии поддерживали именно руководство колледжа.

Работа охранником

После отчисления Артур работал какое-то время в частном охранном предприятии "Антей", охраняя один из супермаркетов "Перекресток". По словам директора магазина Марата Юнусова, проработал там Артур всего 2–3 недели, после чего Х5 Retail Group заключила договор с другой компанией. По непроверенной информации, после увольнения из "Антея" Гаджиев нигде не работал.

"Молился отдельно, не за имамом"

Артура хорошо помнят в мусульманской общине города. Прихожане сургутской мечети рассказали, что "Он раньше ходил в мечеть, но молился отдельно, не за имамом. Так часто делают те, кто придерживается экстремистских взглядов, мы их называем хариджитами".

Мужчина также вспомнил, что когда один из знакомых спросил Гаджиева за пару недель до нападения, почему он не приходит на намаз, "он начал нести какую-то ерунду про халифат и про то, что все имамы тут продажные". Несколько мусульман из сургутской мечети подтвердили: Артур приходил не один, но в компании, которая придерживалась радикальных взглядов.

Поджог и убийство

По официальной версии, Гаджиев 19 августа сразу же начал убивать людей на улице в Сургуте из-за внезапного расстройства психики. При этом несколько сургутских журналистов, пожелавших остаться неизвестными, рассказали Радио Свобода, что в день нападения администрация города попросила удалить все материалы про Гаджиева, оставив только официальную версию про сумасшествие.

Из-за этой версии были "отредактированы" и публикации в газетах и репортажи на телевидении. В частности в сюжета на местных телеканалах ничего не было сказано о поджоге и дымовой шашке в торговом центре "Северный", с которых Гаджиев начал – видимо, так история лучше ложилась в канву официальной версии

Как рассказали свидетели, ни о каком внезапном сумасшествии речи не идет: Гаджиев несколько раз приходил в "Северный", причем во внутренние помещения и планировал теракт.

"Приходил сюда за сутки, ходил по всем коридорам, высматривал, мои девочки его видели", – рассказала владелица салона красоты Юлия Петерсонс.

По ее словам, в день нападения Гаджиев сначала зашел во внутренние помещения торгового центра, в полутемный коридор, по обе стороны которого располагаются салоны красоты. Именно там он надел маску, разлил по полу горючую смесь и поджег ее. Потом он бросил дымовую шашку, вернулся в холл с магазинами и лишь после этого ударил топором пенсионерку, снимавшую деньги из банкомата, а потом еще одного посетителя, которому удалось выхватить у него топор.

Лишь потом Гаджиев побежал по улице с ножом, нанося удары случайным прохожим, пока его не застрелил сотрудник полиции в 600 метрах от "Северного". Изначально сообщалось, что полицейский сделал предупредительный выстрел, однако на видео с камер наблюдения видно, что он просто стреляет Гаджиеву в спину.

Как расследуется дело

И Вадим Шутов, и прихожане сургутской мечети уверены, что спецслужбы знали об экстремистских взглядах Гаджиева. По словам Шутова, излишне религиозных учеников руководство колледжа "берет на карандаш", сообщая о них в правоохранительные органы, и сургутская ФСБ должна была взять Гаджиева на заметку.

По словам посетителя мечети, прихожане, которые "не молятся за имамом", как это делал Гаджиев, тут же становятся объектом внимания спецслужб. Более того, по его словам, многих мусульман время от времени вызывают на разговоры в центр "Э" (Главное управление по противодействию экстремизму). "Конечно, они все знали про теракт, я в этом уверен", – говорит один из собеседников Радио Свобода.

Источники, близкие к следственным органам говорят, в городе уже на следующий день после атаки были задержаны как минимум десять человек, которых подозревают в причастности к событиям 19 августа. По информации Радио Свобода, по крайней мере двоим из них – знакомым Артура Гаджиева по имени Ильнар и Усман уже предъявлены обвинения в пособничестве в совершении теракта. Оба молодых человека родом из Дагестана и оба лезгины, как и Гаджиев.

Собеседники Радио Свобода говорят, что Ильдар и Усман на самом деле разделяли взгляды Артура: в мечети молились отдельно, а в последнее время не ходили туда вовсе.

После этого следствие пошло дальше и стало задерживать людей, которые к экстремистам отношения вообще не имели. В частности они вломились ночью домой к 19-летнему уроженцу Таджикистана Наимжону Икромову, вся вина которого заключалась лишь в том, что он учился на одном курсе с Артуром в СПК. Причем, по словам младшего брата Икромова, Наимжон вообще не общался с Гаджиевым ни до его отчисления, ни после.

По словам Шахзора, четверо сотрудников сначала заковали в наручники отца молодых людей, который разговаривал с другом на улице, потом вошли в квартиру, положили всех лицом в пол, слегка поколотив, обыскали помещение, забрали телефоны, документы Шахзора и его матери, а также и самого Наимжона. Родителям они пояснили, что проверят связи Наимжона с Гаджиевым и отпустят.

Через пару часов двое сотрудников вернулись (как удалось потом выяснить, это были оперуполномоченные ОМВД по Сургуту) и попросили родителей Икромова подписать какие-то документы. Те подписали, не имея возможности ознакомиться с их содержанием, так как по-русски говорят очень плохо.

Вестей от задержанного сына не было сутки, а потом Наимжон все-таки смог позвонить своему другу и сказал, что его "мучают" и хотят депортировать. Адвокат Икромова Сеймур Ханкишиев замечает, что следователи вели дело с многочисленным нарушениями и не давали ему встретиться с его клиентом. При этом в материалах дела обнаружилась "расписка", где Икромов отказывается от защиты: и родственники, и адвокат уверены, что он не мог написать подобную бумагу добровольно.

На данный момент об Икромове известо лишь то, что судья Евгений Соломенцев назначил ему 15 суток административного ареста за то, что юноша, "находясь в общественном месте, вел себя агрессивно, неадекватно, размахивал руками, громко кричал, выражался нецензурной бранью, хватал проходящих мимо граждан за одежду, провоцировал конфликт, на замечания не реагировал, выражая явное неуважение к обществу". При этом ни его родные, ни адвокат не могут найти арестованного ни в одном из учреждений ФСИН Сургута.

"Я не удивлюсь, что они не дают нам доступ к нему, потому что будет видно, что против него применялось физическое насилие", - замечает адвокат.

Изначально статья была опубликована Радио Свобода

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG