Ссылки

Компенсация меньше проездного: как и сколько платят пострадавшим от взрыва в петербургском метро


Жертвы апрельского теракта в петербургском метро скорее всего, останутся без компенсаций. Пострадавшие обвиняют власти в том, что они не спешат выплачивать деньги на лечение и психологическую реабилитацию, а саму процедуру выплат усложняют и затягивают, вынуждая людей добровольно прекратить борьбу

Сегодня поезда проходят станцию метро "Технологический институт" в обычном режиме. Обычным пассажирам в вестибюле ничего не напоминает об апрельской трагедии. Но только не тем людям, которые были во взорванном составе и собственными глазами видели шестнадцать убитых.

В те дни власти обещали пострадавшим максимальную поддержку. Но когда дело дошло до выплаты реальных компенсаций –​ деньги получили единицы. Некоторым достались унизительные выплаты: одна тысяча рублей ($16). Для сравнения: месячный проездной билет Петербургского метрополитена на сорок поездок и то стоит дороже.

Если же пострадавшие и их родственники пытаются добиться выплат на лечение – власти всячески затягивают процесс и рассчитывают компенсации с нарушением процедуры.

"Вся экспертиза, как было написано в бумаге, "в связи с занятостью пострадавшего или пациента" проводилась ... в его отсутствие, – возмущается Наталья Власова, мать пострадавшего в теракте Александра. – Я задала вопрос: в связи с какой-такой занятостью?! А мне отвечают: мы вообще никого не приглашаем, проводим все экспертизы по бумажкам".

В бумагах, по которым проводили освидетельствование сына Натальи Власовой, было указано, что у молодого человека "минно-взрывная травма головы, рваная рана теменной части, два осколка под кожей". Но следователь посчитал, что все перечисленное – это легкая степень тяжести травмы.

Только благодаря вмешательству волонтера и настойчивости родственников Саше провели повторную экспертизу и добились пересмотра заключения комиссии. Через два месяца юноше должны сделать операцию по извлечению оставшихся осколков.

Но на реальную компенсацию могут рассчитывать лишь те, у кого после теракта остались реальные шрамы.

"У людей есть проблемы. Люди побывали в этом месиве, видели весь этот ужас – это уже травма, что он в такое попал. Но ушибы не считаются даже легкой травмой, к сожалению", – говорит Наталья Власова.

Особые опасения у психологов вызывают те, кто сказали, что абсолютно здоровы сразу после теракта. Следователи показания таких пассажиров зафиксировали, но это не значит, что через несколько месяцев у таких людей не произойдет ухудшение состояния здоровья. Врачи подчеркивают, что им тоже надо было пройти курс реабилитационной терапии.

"Идеально здоровых после такого теракта, после такой трагедии, их просто нет. В том или ином виде медицинская, психологическая, социальная помощь – нужна всем, – уверен Алексей Штейнварг, глава Региональной общественной организации "Преравнный полет". – Как правило, психологическое состояние проявляется через полгода-год. Может, другой теракт в этом человеке отзовется болью, и будет рецидив".

Спустя три месяца после теракта некоторые из пострадавших стали как будто закрываться в себе от близких и общества. Практически все попросили нас не записывать наше с ними общение на камеру. Почти все решили прекратить борьбу за положенные им выплаты и остались наедине со своими переживаниями.

Тем временем, у некоторых уже наступило прогнозируемое ухудшение здоровья. Наталья Кирилова была одной из тех, кто сама поднялась на поверхность сразу после взрыва без единой царапины. Ее интервью тогда посмотрели только в социальных сетях несколько миллионов человек:

В тот же день женщина попала в больницу с диагнозом "контузия". Сейчас она проходит курс реабилитации, но ее не покидают головные боли, ей трудно говорить, она начала заикаться.

Телеканал Настоящее Время попросил прокомментировать ситуацию с выплатами пострадавшим от теракта профильный комитет правительства Петербурга и администрацию Петербургского метрополитена. Запросы были направлены еще в июле. Ответа нет до сих пор.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG