Ссылки

"В стране довольно жесткая и цензура, и пропаганда": режиссер Борис Хлебников – о кино в России


Российский кинорежиссер – о приговоре Олеге Сенцову, деле Кирилла Серебренникова, о том, как сотрудничать с Минкультуры и снимать на его деньги кино в России и о задумке шансон-мюзикла: про попа, дальнобойщика и проститутку как архетипах русской культуры

В чешских Карловых Варах проходит крупнейший в Центральной Европе кинофестиваль. Россию в основном конкурсе представляет режиссер Борис Хлебников с фильмом "Аритмия", который уже успел получить Гран-при и приз зрительских симпатий сочинского "Кинотавра".

Хлебников – основатель и куратор Фестиваля независимого кино Кинотеатр.doc, он также был одним из российских режиссеров, подписавших письмо против действий России в Украине и с призывом освободить украинского режиссера Олега Сенцова, осужденного в России на 20 лет тюрьмы.

Настоящее время расспросил режиссера о нынешних взаимоотношениях культуры и власти в России, а также о его новом фильме.

******

– Недавно на кинофестивале "Кинотавр" в Сочи "Аритмия" получила Гран-при и приза зрительских симпатий. Сейчас вы представляете фильм на международном фестивале в Карловых Варах. Что может вызвать вопросы у иностранного зрителя после просмотра?

– С одной стороны, это довольно универсальная история. Люди разводятся, у них проблемы на работе. Мне кажется, это всех касается: после просмотра зрители задают такие же вопросы, что и в России. Так что никакой экзотики они там не увидели. В этом смысле это не экзотический фильм, это просто часть жизни.

– В вашей биографии написано, что два года после школы изучали биологию. Эти знания как-то пригодились на съемках?

– На съемках этого фильма не пригодились. Но, в принципе, это, конечно, очень полезная вещь. Это знание другой профессии – то, чего обычно людям из искусства не хватает. Они порой абсолютно живут в капсуле своего какого-то арт-мира, а это сужает их представления о мире. В этом смысле знания биологии – это какая-то другая штука, и мне позволяет очень серьезно уважать науку. Это мне очень интересно.

– В фильме затрагивается достаточно острая и социальная тема медицинских реформ. Почему в вашей истории, которая по большому счету про любовь, насколько было важно затронуть социальный пласт? Это такая ваша критика России?

– Нет, это исключительно характеристика героя. Профессия врача и особенно врача скорой помощи выгодна для драматургии, потому что каждый день новые вызовы, новые люди, новые решения проблем. И медицинская реформа, которая действительно сейчас проходит, нам тоже очень драматургически помогла сделать настоящий, документальный, невыдуманный конфликт.

– Минкультуры России, при поддержке которого вы снимали фильм, не критиковал вас?

– У нас в России конечно уже есть цензура, но не до такой степени.

– "Аритмия" – совместное производство России, Германии, Финляндии. На каком уровне происходит такое сотрудничество? Каково было участие остальных стран?

– В Финляндии мы делали звук, графику и цветокоррекцию картинки. Из Германии у нас был специалист, который нам делал пластический грим.

– А как происходило взаимодействие с Министерством культуры России? Что бы стоило изменить?

– Дело только в одном, и к Минкульту это не имеет отношения. Минкульт – это хамелеон, который подстраивается под то, что происходит вообще в стране. А в стране довольно жесткая и цензура и пропаганда. Поэтому и Минкульт становится такого же цвета.

– В конце мая в Москве прошли обыски в "Гоголь-центре" и дома у его художественного руководителя Кирилла Серебренникова, вскоре было заведено уголовное дело против бывших сотрудников театральной компании "Седьмая студия". Серебренников в своем недавнем интервью сказал: "Театр, искусство в России оказались лицом к лицу с гигантской машиной достаточно репрессивного свойства". Вы с этим согласны? И что вы думаете о его деле?

– Да то же самое и я думаю: это абсолютно показательное дело. Это направлено всем нам послание о том, что нужно быть лояльным к государственной системе и к государственной машине. Слава Богу, что Кирилла отпустили, но два человека продолжают сидеть, и я подозреваю, что будут сидеть.

– Украинский режиссер Олег Сенцов также был приговорен в России к 20 годам колонии строгого режима. С требованием освободить Сенцова выступили многие деятели культуры, американские звезды, члены Европейской киноакадемии, также российский кинорежиссер Андрей Звягинцев. А вы как-то отреагировали на происходящее?

– Я точно также подписал все эти письма и видеобращение. Я не знаю, как обсуждать эту ситуацию потому, что она абсолютно чудовищная, абсурдная. Я очень надеюсь, что что-то поменяется и его выпустят. Но непонятно, что здесь делать.

– Давайте вернемся к вашим будущим работам. Недавно вы сказали, что задумали следующий фильм: шансон–мюзикл про попа, дальнобойщика и девушку легкого поведения. Как возникла такая идея?

– Мне кажется это четыре самых архетипичных образа: шансон, поп, дальнобойщик и проститутка. Хотелось сделать какой-то русский народный мюзикл.

– Но в- этом случае поддержки Минкульта у вас не будет.

– Ну понятно, что это надо делать без Минкульта. Но спонсоры, наверное, будут.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG