Ссылки

Кинорежиссер Сергей Лозница: "Неуважение к человеку и беззаконие вы можете встретить где угодно"


На кинофестивале в Каннах прошла премьера фильма “Кроткая” Сергея Лозницы по одноименной повести Достоевского. Российские и украинские журналисты картину оценили неоднозначно, а сам режиссер обвинил "РИА Новости" в том, что агентство ведет против фильма "военную операцию". Эксклюзивное интервью НВ

Про то, что на самом деле произошло на показе "Кроткой"

– Западная пресса отметила ваш фильм высочайшими балами: к примеру The Guardian выставила ему оценку в четыре балла из четырех возможных. Но русскоязычная пресса, русские и украинские СМИ почему-то скептически отнеслись к картине. Говорит ли это о том, что ваш фильм сделан для иностранца?

– Какую прессу вы имеете ввиду? Я давал интервью нескольким ведущим русским и украинским кинокритикам, их оценки высочайшие. На что мы ориентируемся? Если вы говорите об этой паразитной технологии, Twitter, которая распространяют фальшивую информацию, то это можно не брать в расчет.

– Можно взять в пример крупнейшее российское информагентство "РИА Новости". Оно написало, что во время и пресс-показа, и во время премьеры публика освистала ваш фильм.

– Ну это же вранье, мы все были свидетелями этого! Это не соответствует истине, вот и все.

Мы первый раз сталкиваемся с тем, что разные информагентства говорят ложь? Нет. Работают технологии, кому-то необходимо представить картину таким образом. Они избрали форму военной операции. Я думаю, это не очень удачная форма.

Премьера фильма "Кроткая" в Каннах
Премьера фильма "Кроткая" в Каннах


– Вы сказали, что фильм говорит не о России, но о контексте всех постсоветских стран, показывает проблемы, которые связаны и с другими странами, это так?

– Мое поколение вышло из Советского Союза, который в свою очередь вышел из Российской империи. Если вы сравниваете все институции, которые существовали в той или иной мере в Российской империи, в Советском Союзе, то можно найти определенные сходства и наследование этих институций. Сталин империю восстановил в тех формах бытия, которые бытовали и тогда.

Кадр из фильма "Кроткая"
Кадр из фильма "Кроткая"

По-прежнему вся классическая литература актуальна. Мало что изменилось с тех пор, как распался Советский Союз. Мы не будем говорить о балтийских странах, потому что по разным причинам они другие…

– Дело в том, что они присоединились к Европейскому союзу и их история пошла по-другому?

– Нет, все наоборот. Они и в советское время воспринимались, как наша заграница из-за совершенно другой ментальности.

Но все остальные страны, более или менее, имеют общую, близкую ментальность. Когда я говорю "ментальность", я имею в виду образ мысли, культурную традицию и близкие поведенческие аспекты. Они могут понимать друг друга без слов. Все, что проявляется так отчетливо на территории Российской Федерации, вы можете в разной степени отчетливости увидеть в других странах, в том числе и в Украине.

Кадр из фильма "Кроткая"
Кадр из фильма "Кроткая"

По-прежнему продолжают жить много людей с условно советской ментальностью. Неуважение к человеку и беззаконие вы можете встретить где угодно. Ничто не меняется так быстро, 20 лет – это не срок. А при таком активном вторжении медиа и беззащитности человека по отношению к этим медиа, тем более нельзя рассчитывать на что-то иное.

Про менталитет постсоветского человека и то, как он представлен в "Кроткой"

– Позволю сказать, что ваш фильм выстроен на ярких клише о России или о постсоветских странах: проблема пьянства, беззакония, полицейского государства. Не кажется ли вам такой контекст метафорой, или даже преувеличением?

– Я не думаю, что это клише. Фильм же не про пьянство. Пьют всюду и это не вопрос клише. В картине Хон Сан-Су тоже пьют, правда соджу (корейская водка – НВ), но какая разница? Это не клише, это неправильное слово.

Проблемы, которые затрагивает фильм, это не только проблемы пьянства. Картина вообще не затрагивает пьянство.

– А известная сцена застолья?

– Вы имеете в виду оргию, где эротическая сцена, бутылочка? Цель этой сцены очень простая – втянуть нашу героиню в этот хор. Обратите внимание, что многие сцены – это хор.

В картине есть героиня, которая проходит свой путь до стены государства, и тут двери закрываются, и у нее нет дальше возможности решить проблему, которая очень проста. Но никто человека не уважает, с ним разговаривать не хотят. Разве мало таких случаев, когда пропадали на какое-то время люди, которые сидят в тюрьме, их куда-то перевозили, от них не было ни слуха ни духа, а потом они появлялись? Это разве не произвол? Произвол.

Кадр из фильма "Кроткая"
Кадр из фильма "Кроткая"

Нам что, не сочувствовать такому герою? Только сочувствие вызывает такая ситуация. Конечно, мы можем это воспринимать абстрактно, но лишь пока каждого из нас это не коснется. Это зависит от способности сочувствовать другим людям. Но дальше в картине, когда моя героиня упирается в стену, я перехожу в другой метафорический пласт, у меня иная форма повествования. Фильм меняет тему, язык. Мы говорим о другом – о квинтэссенции того, что мы видели.

Про "дело Серебренникова" и то, можно ли брать деньги у государства ​

– В связи с последними событиями в России, которые происходят вокруг режиссера Кирилла Серебренникова – какая ваша реакция?

– То, что происходит с Кириллом Серебренниковым, это отвратительно. Это демонстрация произвола. Власти не могут таким образом неуважительно относиться к достойным и уважаемым людям, тем более к режиссерам такого таланта. Я всячески поддерживаю Кирилла и желаю, чтобы эта ситуация как-то разрешилась и появился здравый смысл.

– Учитывая, что ваш фильм – это совместная работа семи стран, может ли режиссер сегодня получать государственное финансирование?

– Я давно уже не спрашивал государственного финансирования в России. Последний раз это было пять лет назад с фильмом "В тумане", который поддержал фонд "Кино" в 2012 году. Я в принципе, согласно закону, не могу рассчитывать на госфинансирование в России, у меня украинский паспорт. Но даже если я бы мог рассчитывать на это, я не могу давать никому рекомендацию. Сам бы я уже не стал (просить государственное финансирование – НВ).

– Можно ли осуждать режиссера, который просит деньги из госбюджета?

– Вы предлагаете сразу какие-то термины – "осуждать". Я бы не стал разговаривать о событиях такими словами. Не мне судить. Я не нахожусь в этой ситуации. Мы часто выносим суждения, не понимая, что происходит, и часто в своих суждениях ошибаемся. Я не буду осуждать никого.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG