Ссылки

"В Таджикистане больше не случится гражданская война: люди поумнели". Интервью к 20-летию мирного соглашения


27 июня 1997 года в Душанбе было подписано мирное соглашение между властями и вооруженной оппозицией, которое остановило пятилетнюю гражданскую войну. Обозреватель таджикской службы Радио Свобода Искандер Алиев вспоминает, из-за чего в 1992 году начался конфликт в Таджикистане, и как она закончился

— 25-лет назад в Таджикистане официально началась гражданская война, а 20 лет назад она официально окончилась – подписанием договора о мирных намерениях между Правительством Таджикистана и Объединенной таджикской оппозицией при посредничестве ООН. Расскажите, пожалуйста, из-за чего эта война вообще началась?

— Если говорить по фактам, то началом войны было возмущение группы, которая поддерживала министра внутренних дел Мамадаёза Навджуванова, которого, в общем-то, уволили. Они были не согласны с этим.

Началось все в марте 1992 года, когда группа сторонников министра внутренних дел заняла площадь напротив президентского дворца и начала бессрочный митинг. Потом митинг разросся, требования умножились. И где-то к началу мая уже были два постоянных митинга в Душанбе: один митинг – сторонников оппозиции, другой митинг – сторонников власти.

Две площади, на которые со всей республики люди собрались. Они не хотели войны, они хотели построить что-то новое взамен того, что было потеряно. Взамен Советского Союза нужно было строить новое государство. И вот это новое государство люди видели по-разному. Одна площадь видела, что мы должны идти по своему пути, строить что-то новое, дальше от России, ближе к Востоку. Другая группа, наоборот, видела будущее в том, что мы все равно будем с Россией, Советским Союзом. Они как-то надеялись на возрождение Советского Союза.

— Почему кровавые столкновения между группами не заканчивались, а еще и развивались с каждым годом?

— Если бы люди знали в 1992 году, что ожидает страну, я не думаю, чтобы кто-то из группы лидеров (или из этой оппозиционной, или из правительства), пошел бы на это. Потому что никто не ожидал, что нас ждет, какие кровавые события впереди, какие злые будут люди друг на друга, когда начнется гражданский конфликт.

Война – это плохо для 95% населения. Но для какой-то группы в 5% населения это большой бизнес. Эта неприятная сторона тоже существует и она задерживала этот вот мирный процесс. Также были различные политические интересы у стран, которые вмешивались.

— В 1997 году был подписан мирный договор между правительством и оппозицией, который официально прекратил войну. Последующие 5 лет ООН активно наблюдала за Таджикистаном.

— И 8 стран-гарантов.

— Наблюдали за ситуацией.

— За выполнением договора по пунктам.

— Но все это время, я так понимаю, все равно происходили какие-то стычки?

— Стычки проходили всегда, но это уже были стычки другого характера. Потому что на высшем уровне, на политическом уровне, мир поддерживался обеими сторонами, и была комиссия по примирению, которую возглавлял руководитель оппозиции.

Но в обеих сторонах были непримиримые. И со стороны таджикской оппозиции были некоторые боевые отряды, которые не приняли мир, которые до конца не были согласны. Кое-кто из них уехал в Афганистан, кое-то попрятались в дальних уголках, горных местностях страны. Такие же отряды были и у властей, которые не приняли договор, не были согласны с этим договором. Они до конца противостояли, до тех пор, пока не были уничтожены.

— Можно ли сейчас назвать гражданскую войну в Таджикистане окончательно закончившейся?

— На этот вопрос отвечу не своими словами, а словами лидера оппозиции Саида Абдулло Нури: "Я и президент, мы договаривались закончить войну. Войну мы закончили, и дальше началось строительство нового государства, новой страны – Таджикистана".

— Может ли случиться так, что гражданская война вновь возобновится?

— Гражданская война не случится больше в Таджикистане, потому что людям надоело, они поумнели, скажем так. Снова придут войска, будет опять гарнизон кругом во всей стране, один большой гарнизон, будут опять военные делать все, что они хотят, и будет опять, как говорится, беспорядок — этого никто не хочет.

— Имеет ли народ Таджикистана и какие-то оппозиционные силы, которые сохраняются в Таджикистане, политическую мирную возможность изменить власть, изменить ситуацию?

— На референдуме вы видели, что более чем 90% населения поддержали позицию Эмомали Рахмона, и больше чем 90% поддерживают его политику. Внешне не видно, что кто-то хочет каких-то изменений, к сожалению или к добру, не знаю. Но многим в принципе на международной арене это и нравится. В первую очередь, Таджикистан рассматривается как приграничная Афганистану страна. И с этой точки зрения многих хотя бы на данный период времени интересует, чтобы в Таджикистане было спокойно.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG