Ссылки

"Антипутинский заговор" глазами ультрапатриота: как лидер НОД обнаружил агентуру США на федеральных каналах



Высказывания депутата Госдумы Виталия Милонова в адрес критиков передачи собора церкви станут предметом рассмотрения думской комиссии по этике, сообщил сегодня изданию РБК зампред думского комитета по безопасности Анатолий Выборный.

Милонов говорил, что предки петербургских депутатов Бориса Вишневского и Максима Резника "варили христиан живьем". Потом он за это высказывание извинился.

Споры вокруг Исаакиевского собора неожиданно стали предметом изучения главного российского пропагандиста Дмитрия Киселева. Он с критикой обрушился на тех, кто публично поддерживает передачу Исаакиевского собора на уличных акциях: депутата Виталия Милонова и главу патриотического прокремлевского движения НОД Евгения Федорова.


В ответ Евгений Федоров назвал Дмитрия Киселева "лидером антипутинского заговора". В разговоре с Настоящим Временем он рассказал, кто настоящий сторонник Путина, а кто притворяется.

— Как же разошлись дороги официального Кремля, как мы можем предположить, и ваша, если до последнего времени Дмитрий Киселев и вы говорили вещи если не одинаковые, то схожие?

— Я думаю, что разошлись дороги из-за того, что в России – и не Кремля, а с Киселевым – считают, что начинается заговор, и Киселев в нем участвует.

— Подождите, но вы не думаете, что Киселев выражает мнение администрации президента Российской Федерации или просто официального Кремля?

— Киселев в данном случае проводит политику, прямо бьющую по администрации, по Владимиру Путину и, самое главное, по России.

— Почему?

— Ну, например, одна только раскрутка и восхваление Трампа само по себе означает, что он играет против России. Вот представьте, сейчас Владимиру Путину вести переговоры с американцами, имея за спиной сформированное Киселевым общественное мнение, что с Америкой нужно просто лечь и рассматривать ее как лидера России. То есть эта трампомания, восприятие Америки как лидера мира, которое было, кстати, у нас в 90-е годы и помогло разрушить Советский Союз, Киселев сейчас опять запустил. 1000 упоминаний за месяц по сравнению с Путиным, у которого 160, и Медведевым, у которого 40.

— Вы знаете, мне от вас это услышать удивительно, потому что два года с момента победы Майдана в Украине, потом крымских событий, заканчивая войной на Донбассе, два года движение НОД, которое вы возглавляете, и официальная кремлевская риторика были заодно: то, что Киселев говорил по телевизору, вы подкрепляли своими акциями на улице. У нас что, в России, может, я просто неправильно понимаю ситуацию, свободное телевидение и независимые уличные прокремлевские движения настолько, что они могут между собой вступать в такие дискуссии?

— Давайте так, Национально-освободительное движение – не прокремлевское, оно пророссийское и ставящее целью восстановление суверенитета. Ту же цель ставит и Владимир Путин. Поэтому мы Путина рассматриваем как лидера.

— А если он вас предаст вдруг? Он встанет на сторону Киселева, станет с Америкой дружить, а "Новороссию" в том виде, в котором вы ее понимаете, дальше признания паспортов не захочет видеть в составе России, то что тогда будет?

— Вы в это вообще-то верите? Путин стал на позиции Национально-освободительного движения еще формально даже с Мюнхенской речи. Он эту политику проводил и во время грузинского конфликта, и украинского вторжения американцев в Киев, и во всей политике. Они никогда ему не простят его борьбу за суверенитет России, за разрушение однополярного мира, вообще даже сомнений на этот счет нет. Другое дело, что ему тяжело, и он нуждается в поддержке. Понятно, что будут заговоры против него.

— Смотрите, я так думаю, поправьте меня, если я неправ, что именно с Владимиром Путиным у вас лично возможности обсудить это нет. Но, наверное, у каких-то сторонников НОДа есть. Кто эти люди, кто самый влиятельный из ваших сторонников в российской власти, если не секрет?

— Сторонник освободительного процесса в России влиятельный – Владимир Путин. Теорию вопроса подробно излагает Бастрыкин в своих статьях о 15-й статье Конституции.

— А кто консультирует Путина по этому вопросу?

— Слушайте, но я думаю, что у Путина есть для этого необходимые эксперты, которые обеспечивают ему детализацию его курса.

— Хорошо, но если завтра в администрации президента скажут: "Евгений Алексеевич, немножко надо попридержать пыл", то что вы будете делать тогда?

— Мы говорим о курсе. Мы, кстати, нормально относимся к каким-то процессам, где-то надо придержать – придержим, с точки зрения военных действий против интервентов и оккупантов. Потому что на войне нельзя все время бежать вперед, надо иногда, как говорится, и перегруппироваться, это нормально.

— А вы не думаете, что вас могут испугаться чиновники, потому что вы призываете людей к вещам, которые, в конечном счете, им тоже угрожают. Ведь, понимаете, какая штука: когда говорят о беспорядках и, прости, Господи, революции в России, принято считать, что речь идет о либеральной оппозиции. Но ведь беспорядки и революция в России может прийти и совсем с другой стороны, от ультрапатриотично настроенных людей, которые не российскую нацию собираются строить, как заявляют чиновники, а просто представляют, как они считают, интересы русского народа, как вы говорите, и вас тоже начинают бояться. Вы об этом не думали?

— Конечно, нас боятся, именно потому, что мы говорим правду. А правду всегда боятся те, кто живет во лжи. И позиция НОДа очень простая – такая же, как была у наших дедов и прадедов: за свободу и независимость Отечества.

— Вы готовы в оппозиции оказаться, как был в свое время Эдуард Лимонов?

— А мы вообще-то в оппозиции вместе с Путиным.

— Нет-нет, я имею в виду настоящей оппозиции, имеется в виду оппозиция, которую преследуют по-настоящему, которую в тюрьму сажают, которую на улице бьют прокремлевские движения более лояльные, чем вы, например, курсу.

— Нет-нет, тогда не прокремлевские, а, наверное, оккупационные движения, которые, конечно, могут быть.

— Это вы себя называете прокремлевским. Кремль же разный. А вдруг Кремль другой?

— Мы такого не называли, мы говорим о том, что мы двигаемся к суверенитету, и наш лидер – Путин.

— Так если вас начнут на улице лупить молодые люди, которые наймет…

— Это и происходит. Этого, вы думаете, не происходит?

— Заметьте, это отнюдь не либералы, которых вы так не любите, это совсем другие ребята.

— Район Исторического музея, где-то год назад, было именно такое напряжение. У нас было 200 человек, у "пятой колонны" – мы не с либералами боремся, мы с "пятой колонной" – было где-то около тысячи. Есть ролики в интернете, было очень жесткое противостояние физическое, но, слава Богу, никто сильно не пострадал, но синяки были. Это борьба, борьба идей, а в борьбе идей, конечно, мы за Отечество, мы сильнее, у нас идеология сильнее, чем у них.

— Вы как думаете, чем закончится эта пикировка с Дмитрием Киселевым? Все сойдет на нет, и мы не узнаем, чем закончится, или будет продолжение какое-то?

— Я думаю, тем же, чем была пикировка наша с Ливановым, с Улюкаевым, с Зурабовым и со многими другими. То есть позиция НОДа никогда не меняется, мы за суверенитет и просто обозначаем тех, кто ведет борьбу. В данном случае Киселев де-факто, я показал вам цифры, ведет борьбу. У меня нет претензий никаких к Киселеву, но в данном случае Киселев – участник заговора против России, это очевидно.

— Спасибо большое, Евгений Алексеевич. Интересно услышать вас в таком, на мой взгляд, неожиданном качестве.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG