Ссылки

Новость часа

Казахстанским пользователям соцсетей "прищемили язык": чем грозят поправки в закон о связи


Казахстанским пользователям соцсетей "прищемили язык": чем грозят поправки в закон о связи
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:57 0:00

В Казахстане вступили в силу поправки в закон "О связи". Теперь спецслужбы могут по своему усмотрению и без разрешения суда блокировать телефонную связь и социальные сети – якобы для борьбы с экстремизмом

Новые поправки о блокировке телефонной связи и соцсетей – дополнение к нашумевшему "Закону о связи", который был принят в Казахстане еще весной 2014 года. Тогда депутаты парламента позволили Генеральной прокураторе блокировать связь без санкции суда.

Проект вызвал огромный общественный резонанс, но за два с половиной года действия закона генеральный прокурор ни разу не воспользовался полномочиями. Так что страсти со временем улеглись.

Новые же поправки, вступившие в силу 7 января текущего года, наделили возможностями блокировать телефонную связь и интернет еще и Комитет национальной безопасности Казахстана, вплоть до руководителей его территориальных органов. И, как выразился один из голосовавших "за" поправки депутатов мажилиса, приняты они были для того, чтобы "отрегулировать прохождение в социальные сети только здравых, разумных мыслей и предложений": "Когда человек гонит пургу, заболтался – ему нужно прищемить язык тут же", –​ пояснил Владислав Косарев.

"КНБ получил возможность отключать связь напрямую. По крайней мере в законе прописано именно так", – подчеркивает адвокат Алма-Атинской коллегии адвокатов Джохар Утебеков.

Юрист указывает на то, что основание для блокировки, которое прописано в новом законе ("предотвращение тяжких преступлений") сформулировано слишком широко и размыто. При этом новые полномочия позволят спецслужбам заблокировать также социальные сети или мессенджеры абстрактного подозреваемого в экстремизме.

"Больше всего смущают две вещи. Первая – что отсутствует санкция суда, у КНБ нет необходимости получения ее на отключение связи у абонента, – поясняет Джохар Утебеков. – Второе – то, что в принципе нет вообще какой-то отчетности по случаям отключения, кроме уведомления Генпрокурора о произошедшем. Если бы была хоть какая-то обязанность отчитываться перед общественностью, получать санкцию – была бы хоть какая-то вероятность, что это не будет проходить в волюнтаристском порядке".

Правозащитник Евгений Жовтис участвовал в обсуждении поправок к Закону о связи на стадии их разработки. Еще тогда он указывал парламентариям на непонятную процедуру и отсутствие гарантии того, что эти полномочия не будут использованы в политической борьбе.

"У нас как только начинается какое-нибудь распространение информации с использованием СМИ – сразу это следующая часть статьи, и она переходит к тяжким преступлениям, – напоминает Евгений Жовтис, председатель Совета Казахстанского бюро по правам человека. – Или есть статья "Возбуждение разных видов розни". Как только это совершается лидером ОО, а у нас таких море – так это уже тяжкое преступление".

"То есть, если вдруг какой-нибудь начальник департамента КНБ установит, что то, что я говорю, ему не нравится, и он усмотрит в этом разжигание розни (а мы знаем, как у нас это делается), – дальше начинается действие", – прогнозирует Жовтис.

После активного обсуждения законопроекта в социальных сетях и СМИ, Комитет нацбезопасности опубликовал официальное разъяснение поправок. В нем говорится, что полномочия офицеров КНБ не предусматривают массового отключения региональных сетей, но позволят блокировать доступ к связи и интернету точечно, в случаях "не терпящих отлагательств".

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG