Ссылки

Новость часа

"Не оправдали надежд": украинцы сожалеют об упущенных шансах Евромайдана


Майдан в Киеве, 1 декабря 2013

Даже из Калькутты 17-летний Святослав Юраш каждую свободную минуту между лекциями не отрываясь следил, как почти миллион его соотечественников вышли на улицы Киева. Он решил присоединиться к протесту, который вскоре перерос в восстание.

30 ноября сотни демонстрантов в Киеве – по большей части студенты – были избиты ОМОНом. Идеалист-Юраш понял, что не может оставаться в стороне. Он прилетел на родину и помчался на площадь Независимости, более известную как Майдан. Вскоре он основал пресс-центр Евромайдана, благодаря которому голоса с баррикад зазвучали на шести языках на самых разных платформах.

Когда на президентских выборах 2010 года победил Виктор Янукович, Юраш потерял всякие надежды на перемены и уехал из Украины. Теперь на Майдане они ожили вновь. Вместе с другими протестующими Юраш выступал за укрепление связей с Западом и большую прозрачность власти. В те дни, отбиваясь от ОМОНа, он чувствовал, что страна наконец вступила на правильный, по его мнению, путь: стать процветающей демократией и двигаться в Европу подальше от удушающих объятий России.

Киев, 21 ноября 2013
Киев, 21 ноября 2013


Однако три года спустя его надежды переросли в разочарование.

Хоть Янукович и сбежал в Россию, украинские революционеры разочарованы отсутствием прогресса и жалуются, что страна и сейчас близка к тому, чтобы сменить европейский вектор, заданный революцией.

В минувший год ушло в отставку правительство, сформированное после Евромайдана. Сошли с политической сцены реформаторы из числа министров и других политиков. На смену им пришли в основном представители “старой гвардии” – в том числе люди из обоймы президента Петра Порошенко – которые, по мнению критиков, возродили старую непрозрачную украинскую политику.

"Политики, пришедшие к власти после Майдана, не оправдали наших надежд на то, что Украину будут строить заново, – говорит теперь уже 20-летний Юраш. – Им удалось сохранить страну, но особого желания менять ее у них нет. Вместо этого они продолжают работать обычным коррумпированным образом".

Одной из самых острых проблем в Украине остается коррупция. Прокуратура не смогла привлечь к ответственности нынешних и бывших чиновников, в том числе за убийство более 100 человек во время протестов на Майдане.

Украинская экономика так и не смогла выйти из периода нестабильности, который начался с хаоса 2014 года и продолжился во время военного конфликта с поддерживаемыми Москвой сепаратистами. Гривна упала до исторических минимумов. Согласно недавним опросам, три четверти граждан зарабатывают в среднем 200 долларов в месяц и считают, что живут в бедности. Почти 82% украинцев уверены, что после революции их жизнь ухудшилась.

Страстный идеализм, который привел многих на Евромайдан три года назад, пошел на убыль. По данным социологической группы "СОЦИС", только один из четырех украинцев был бы готов выйти на Евромайдан, если бы он состоялся сегодня. При этом почти половина респондентов считает, что такие протесты "вероятны" или "очень вероятны" в первой половине 2017 года.

Марш ультраправых сил, Киев, 21 ноября 2016
Марш ультраправых сил, Киев, 21 ноября 2016


Крики "Ганьба!" [Позор!] и "Зека – геть!" [Долой уголовника!], звучавшие во время Евромайдана, сейчас снова слышны на уличных акциях против президента и правительства. 8 декабря более тысячи демонстрантов из Федерации профсоюзов Украины вышли на митинг перед зданием парламента, стыдя депутатов за то, что те не повышают социальные выплаты рабочим, несмотря на рост коммунальных платежей. Члены ультраправых группировок вышли на Майдан в годовщину восстания 21 ноября, требуя отставки "пришедших к власти уголовников". В Киеве, где за последние 12 лет состоялось уже две революции, не прекращаются разговоры о возможности третьей.

"У меня стойкое ощущение, что если все оставить как есть, нас ждет настоящая контрреволюция", – написал в своем фейсбуке журналист и депутат Рады Мустафа Найем в третью годовщину Майдана. Именно он стал одним из вдохновителей Майдана 21 ноября 2013 года благодаря своим призывам в социальных сетях.


Обвинения в низком темпе реформ адресованы прежде всего президенту Порошенко. Несколько реформаторов уволились из правительства, заявив, что президент и его ближайшее окружение активно препятствуют борьбе со взяточничеством и кумовством. Убежавший из страны депутат Рады Александр Онищенко обвинил президента и его соратников в масштабной коррупции. В администрации Порошенко эти обвинения полностью отвергают.

Уроженец Литвы Айварас Абромавичус покинул пост министра экономического развития Украины в феврале, заявив, что не собирается "быть ширмой для откровенной коррупции" и марионеткой "тех, кто хочет в стиле старой власти установить контроль над государственными деньгами".

В ноябре ушел в отставку с поста мэра Одессы бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Он также обвинил Порошенко и его окружение в масштабной коррупции. Соратница Саакашвили Юлия Марушевская, прославившаяся англоязычным клипом I am a Ukrainian и впоследствии назначенная президентом главой одесской таможни, рассказала, что им с Саакашвили изначально был дан зеленый свет на реформы, однако позже "он сменился на красный". С первых же дней работы они столкнулись с "полным отсутствием политической воли и всякого желания что-либо менять" со стороны правительства Порошенко и в частности премьер-министра Владимира Гройсмана. Марушевская ушла в отставку через неделю после Саакашвили.

Глава совета Общественного люстрационного комитета Александра Дрик утверждает, что Порошенко и правительство Гройсмана балансируют между минимальными реформами, призванными задобрить западных партнеров, и сохранением "старой коррупционной системы", которая начиная с 1991 года обогащает олигархов за счет скудеющей государственной казны.

Безусловно, отдельные трудности от Киева не зависят. Война с поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке страны и аннексия Крыма тоже препятствуют проведению реформ. Во время визита на фронт 6 декабря президент Порошенко подвел печальные итоги 31 месяца военных действий: более 10 тысяч погибших – из них 2500 военных и 7500 гражданских – с апреля 2014 года. Москва использует эту войну как рычаг для дестабилизации ситуации в Киеве, периодически усиливая военное давление и тем самым вынуждая Украину тратить дополнительно по 5 млн долларов в день. Именно в такую сумму, по словам Порошенко, обходится Украине война.

Запад пытается поддерживать Украину, однако и в Вашингтоне, и в Брюсселе раздражены медлительностью реформ и нежеланием Порошенко что-либо менять, сообщили в разговоре с Настоящим Временем два дипломата из западных посольств. Представители Международного валютного фонда, посетившие Киев в ноябре, не гарантировали следующего транша, указав на необходимость решительнее бороться с коррупцией и привлечь к суду высокопоставленных коррупционеров. В отчете Европейской счетной палаты, опубликованном 7 декабря, говорится, что европейские финансовые средства, выделенные для поддержания реформ в Украине, имели "ограниченный эффект".

Президент Петр Порошенко и премьер-министр Владимир Гройсман, 9 мая 2016
Президент Петр Порошенко и премьер-министр Владимир Гройсман, 9 мая 2016


Заместитель главы Администрации президента Украины Дмитрий Шимкив сказал, что в нынешних реформах последовательность важнее скорости: "Если мы остановимся, это будет вызовом для страны. Я думаю, что пути назад у нас нет".

Однако не все так беспросветно. Украина смогла создать новые государственные агентства по борьбе с коррупцией, ввела электронные системы для госзаказа и декларирования собственности чиновниками, модернизировала вооруженные силы, сократила энергетическую зависимость от России (Киев уже год не закупает газ в России), кроме всего прочего.

Вероятно, самой заметной была реформа милиции, которая прежде нередко прибегала к насилию и коррупции. "Три года назад мы выступили против милиции, теперь мы выступаем за них," – говорит 25-летняя Катерина Крюк, известная за пределами Украины тем, что вела репортаж с Евромайдана в твиттере.

В декабре правительство Украины провело ряд знаковых реформ, которые серьезно сократят бюрократический аппарат и масштаб коррупции в здравоохранении, считает министр Ульяна Супрун. Она родилась и выросла в США, однако вернулась в Украину незадолго до Евромайдана. Супрун сыграла видную роль в организации медицинской службы на Майдане. Она утверждает, что 1 января будет объявлено о "революционных" изменениях, в результате которых все украинцы получат доступ к первичной и неотложной медицинской помощи.

Украинские официальные лица надеются: этого будет достаточно, чтобы убедить Евросоюз в том, что Украина готова к особым отношениям с Западом, в том числе к только что принятому соглашению о безвизовом въезде в Шенгенскую зону, что было одним из ключевых требований Евромайдана.

Однако этого может оказаться недостаточно, чтобы убедить недовольных украинцев в том, что страна продолжает меняться.

"Шанс реальных реформ умер вместе с распадом Dream Team", – говорит Абромавичус, имея в виду технократическое правительство Арсения Яценюка, в котором он сам работал. Министром финансов там была Наталья Яресько, родившаяся в США и пользующаяся уважением в Вашингтоне. Это правительство было отправлено в отставку в апреле.

В конце 2016 года Юраш, сидя в тени сгоревшего Дома профсоюзов, где когда-то располагался пресс-центр Евромайдана, говорит, что сохраняет оптимизм несмотря ни на что. Однако добавляет, что разочаровался в украинских властях и упущенных возможностях.

"Те, кто сейчас у власти, не понимают, что они упустили шанс войти в историю как отцы-основатели новой Украины, – говорит он. – Порошенко мог стать украинским Джорджем Вашингтоном. Уже не станет".

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG