Ссылки

logo-print

Российский "боевик "ИГ" на деле за него не воевал

  • Джоанна ПАРАШЧУК

На фото – предположительно, боевики из "ИГ", они готовятся обезглавить заложников. Дата и место не идентифицированы

На фото – предположительно, боевики из "ИГ", они готовятся обезглавить заложников. Дата и место не идентифицированы

Чем на самом деле занимался раскрученный в СМИ "экс-боевик "Исламского Государства" Саид Мажаев"?

Саид Мажаев – 23-летний чеченец, вернувшийся из Сирии, где он якобы полгода воевал на стороне "ИГ" (непризнанного "Исламского Государства"). В российских СМИ Мажаева часто изображают как раскаявшегося боевика "Исламского государства" и эксперта по экстремистским группировкам.

Вот уже полгода "человек, сбежавший из "ИГ" регулярно появляется на чеченском телевидении и дает бесчисленные интервью российским медиа.

Кроме того, Мажаев гастролирует по школам и мечетям Чечни с лекциями и наставлениями для молодых людей о том, что их может ждать в случае перехода на сторону боевиков.

Единственная проблема заключается в том, что Мажаев на самом деле не воевал на стороне "ИГ".

Путь в Сирию

Два года назад один из знакомых Мажаева, находившийся в сирийском городе Алеппо, присылал 21-летнему Саиду видеозаписи с проповедями и кадрами бомбардировок мирных кварталов правительством Башара Асада. В записях говорилось, что поехать в Сирию на "священную войну" — долг каждого мусульманина. Так, под предлогом поступления в исламский университет в Турции, Саид уехал из Грозного.

Несмотря на ярлык "бывшего боевика "ИГ" которому удалось сбежать", даже сам Мажаев признается, что в действительности он не воевал на стороне движения. Вместо этого он находился в чеченской группировке "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар" ("ДМА"), которая подчиняется "Кавказскому эмирату" ("Имарату Кавказ") – исламистской террористической организации, действующей на Северном Кавказе, но имеющей связи с Сирией.

“Конкретно в "ИГ" я не состоял”, – заявил Саид.

Источники в Сирии, знающие Мажаева, подтвердили в интервью Радио Свобода, что чеченец действительно сражался в "ДМА".

Есть ли связь между “ДМА” и "ИГ"?

В то время как Мажаев находился в Сирии, "ДМА" возглавлял Таркан Батирашвили (Умар Шишани), кистинец из Панкисского ущелья в Грузии, который активно сотрудничал с группировкой, позже ставшей "ИГ" (США предлагают за информацию о его местонахождении награду в размере до 5 млн долларов). Тем не менее, Саид утверждает, что "ДМА" оставалась независимой группировкой.

"С "ИГ" у них одни и те же цели. То есть мы были все как бы вместе”, – говорил чеченец в интервью "Комсомольской правде".

Вскоре в движении “ДМА” произошел идеологический раскол: люди Батирашвили переходили на сторону "ИГ", а те, кто был лояльным "Кавказскому эмирату", остались под предводительством другого кистинца – Фейзуллы Маргошвили (Салахуддин Шишани). Однако до отъезда Мажаева лидер “ДМА” Батирашвили еще в "ИГ" не перешел.

Возвращение в Грозный

В ноябре 2013 после того, как Саид получил рание в ногу, ему разрешили уехать в Турцию на лечение. В мае 2014 он решил вернуться в Грозный и через месяц сдался местным властям. В ноябре того же года суд приговорил чеченца к двум годам исправительной колонии, однако уже в феврале 2015 Мажаева внезапно отпускают под подписку о невыезде за пределы Грозного.

Почти сразу же чеченец становится знаменитостью. Начинаются показательные выступления Саида в местных и федеральных СМИ в качестве эксперта по "ИГ" и его турне по школам, ВУЗам и мечетям, где он рассказывал о том, что происходило в Сирии, об опасностях, поджидающих молодых людей в "ИГ", и о том, что может случится с тем, кто решит вступить в ряды джихадистов.

В общей сложности Мажаев провел в Сирии около полугода (с июля по ноябрь 2013).

Кому выгодно считать Саида боевиком "ИГ"?

История Саида, разыгранная властями Чечни и российскими СМИ, отражает отношение России к Сирии, "ИГ" и внутригосударственным конфликтам на Северном Кавказе. Более того, власти демонстративно решили показать на примере Саида, что случается с теми, кто решил примкнуть к "ИГ".

Когда Мажаева выпустили из под стражи в феврале, российские власти и СМИ, в частности, решили немного подкорректировать его историю. Сначала государственные обвинители никак не связывали Мажаева с "ИГ". В первых репортажах о деле Саида говорилось, что он воевал на стороне Свободной армии Сирии (ССА), которая спонсировалась Западом и боролась против правительства Башара Асада.

Вероятно, попытки записать Мажаева к ССА были исключительно политическим ходом, а не следствием незнания сирийских группировок.

Такой шаг четко вписывается в стратегию Кремля обозначить любые группировки, борющиеся против союзника России, сирийского президента Башара Асада, как исламистские и непременно спонсируемые другими государствами.

По мере роста популярности "ИГ", куда стремится попасть все больше добровольцев из России, Москва поменяла стратегию. Сейчас почти любой повстанец относится к рядам "Исламского государства", а страны Запада, в частности, США, обвиняются в том, что они способствовали развитию экстремистской группировки.

На этом фоне Москва призывает Запад помочь Асаду в борьбе против "ИГ", а значит, поддержать его режим.

Такая риторика оказалась удобной и для антитеррористических программ внутри страны. Москва и прокремлевские лидеры в Чечне используют потенциальную угрозу "ИГ" в качестве устрашения, также обвиняя иностранных исламистов в проблемах на Северном Кавказе.

Называя Мажаева бывшим боевиком из "ИГ", у российских и чеченских властей появился "пример" россиянина, которого завербовали экстремисты, но который через некоторое время отказался и от "ИГ", и от радикального исламизма. Даже если к этому он отношения и не имел.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG