Ссылки

Новость часа

Победить коррупцию, закончить войну, остаться человеком. Депутаты обсуждают успехи и неудачи года президентства Зеленского


Владимир Зеленский во время инаугурации, Киев, 20 мая 2019 года

Год назад Владимир Зеленский победил на президентских выборах, его поддержали 73% украинцев. Зеленский стал шестым президентом Украины и самым молодым за всю историю страны. В политику он пришел из шоу-бизнеса.

Сразу после инаугурации Владимир Зеленский распустил парламент и назначил досрочные выборы в Верховную Раду. Впервые в истории Украины пропрезидентская политическая сила сформировала монобольшинство в парламенте. Это позволило Зеленскому назначить премьера, новый Кабинет министров и провести многие законопроекты.

Одна из главных задач, с которой Зеленский шел на должность президента, – закончить вооруженный конфликт на Донбассе. Он также обещал вернуть домой всех заключенных: седьмого сентября состоялся большой обмен между Украиной и Россией. Ключевой проблемой для Зеленского оказалась кадровая политика. Кроме того, украинские суды все еще не вызывают доверия у граждан и инвесторов. Коррупция на таможне и в налоговой не преодолена. Медики и учителя зарабатывать больше не стали.

Чего удалось достичь новому политику за 11 месяцев, а что пока так и осталось обещанием, в эфире программы "Вечер" обсудили народные депутаты Алексей Гончаренко – от фракции "Европейская солидарность" и Никита Потураев – от фракции "Слуга народа".

Итоги года Зеленского: депутаты обсуждают успехи и неудачи нового президента
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:26 0:00

– Первый год президента Зеленского, три пункта. Что он сделал хорошего, и три главные неудачи. Алексей, начнем с вас.

Гончаренко: Обмен и возвращение украинцев – это действительно хорошо. Окончание эпопеи с ликвидацией депутатской неприкосновенности – это хорошо. Но самое хорошее, [что он сделал], это, мне кажется, то, что он избавил украинцев от иллюзий, что можно избрать непрофессионального человека, и все будет хорошо. Нужно подходить к выбору ответственно, а не голосовать за парня, который просто симпатичный и сыграл хорошо президента в сериале.

– Никита, как вы считаете? Три однозначно победных действий Зеленского за этот год.

Потураев: Безусловно, он доказал украинцам, как и обещал, что можно прийти в политику и остаться человеком. Рейтинг поддержки президента – 44%. Любые президенты [его] теряют, придя к власти. И наши потери были вполне прогнозируемы, но и президент, и наша партия сейчас пользуются колоссальной поддержкой.

– Вы считаете, хороший результат – 44% с 73%?

Потураев: Напомню, что во втором туре голосование было протестным. В первом туре за Зеленского проголосовало 30% с небольшим. Таким образом, его поддержка сейчас больше, чем в первом туре. Это первое.

Безусловно, даже несмотря на то, что сейчас идет расследование по так называемым пленкам Лероса – это мой товарищ и коллега по комитету [в конце марта депутат от "Слуги народа" Гео Лерос обнародовал видеозаписи, на которых брат главы офиса президента Денис Ермак якобы обсуждает вопросы назначения людей на государственные должности]. Никто не может сказать, что наша власть коррумпирована. И это, безусловно, очень положительный сигнал для общества.

Конечно же, то, как президент был вынужден, хотя это не его прямая зона ответственности, взять на себя сейчас массу функций для борьбы с пандемией и спасения экономики в условиях кризиса, – тоже на людей производит [положительное] впечатление, и поддержка растет.

– Алексей, три главные неудачи, на ваш взгляд?

Гончаренко: Я могу сказать, что ваша власть коррумпирована. Брат главы офиса президента продает должности за десятки тысяч долларов – есть видео, свидетели.

– Это неудача Зеленского? То есть коррупцию он не победил?

Гончаренко: Конечно, никто ее не победил. Своих не сажают, а там колоссальные злоупотребления. При медицинских закупках сейчас, на медицинских костюмах – в два раза. Миллиарды гривен депутаты, слуги народа, своими правками забирают у государственного бюджета. И никто, естественно, их не возвращает.

Второе – это, конечно, экономика. Промышленное производство стало падать с лета прошлого года, когда Зеленский пришел к власти, из-за неудачной экономической политики. Впервые за 49 месяцев в январе упал ВВП Украины, еще до коронавируса и карантина. А сейчас – просто экономическая катастрофа, все летит в тартарары.

И третье – вся эта история вокруг войны. Я считаю, что ключи от мира находятся в Москве и это Путин ведет войну. Но есть такое ощущение, что Зеленский думал, что Путин ведет войну лично с Порошенко, и вот придет русскоязычный хороший парень из Кривого Рога, и Путин сразу его полюбит. Конечно, все оказалось совсем не так. Война продолжается, в отдельные месяцы гибнет больше украинских воинов, чем их гибло до прихода Зеленского. Но он, судя по всему, ничего не понял, потому что в этом фильме опять говорит: "Я за четыре года закончу войну". Как? По его логике получается, что Украина виновна в этой войне. Но это совсем не так. Войну ведет Путин, и если он захочет ее вести еще четыре года, а, может быть, и десять лет, то каким образом ты можешь ее остановить? Он просто этого не понимает.

– Никит, назовите три очевидные неудачи Зеленского за этот год?

Потураев: Из наших неудач, я полагаю, что мы снизили темп. И тот турборежим, которым нас попрекали, это был еще низкий темп. И то, что мы вынуждены были чуть-чуть притормозить, – это плохо, на мой взгляд. Нужно было более решительно продвигаться. Но мы старались остаться в рамках демократического процесса, поэтому не нарушали регламент.

– То есть надо было не 180 законов [ввести], а 280?

Потураев: Да, я полагаю, что так. А второе сказал сам президент. Он со всеми открыто говорил о контактах с отдельными представителями крупного бизнеса. В отличие от предыдущей власти он этих контактов не скрывал, говорил с ними абсолютно публично. И он в этом фильме сам себя упрекнул в излишнем либерализме.

– То есть не справился с Коломойским?

Потураев: Он же не называл фамилий. Он говорил о том, что предложил людям играть честно по новым правилам. Они на это не пошли. Он сказал "они", то есть речь шла, возможно, не об одном человеке.

И третья проблема, конечно, не в войне. Все прекрасно, трезво понимают ситуацию. Третья проблема в том, что действительно, к сожалению, с кадрами в Украине, как выяснилось, сложно. И, может быть, мы не сделали, но сделаем – мы это обсуждаем сейчас – системы [качественного государственного управления]. Мы рассчитывали, что эти лифты, которые мы запускали, поднимут новых компетентных людей. На самом деле выяснилось, что это сложно.

– Новых подняли, а компетентных среди них оказалось не так много?

Потураев: Не так много, как хотелось бы. Мы думаем о том, чтобы реализовать проекты, которые будут нацелены на подготовку качественного государственного управления.

– Алексей, зачем Зеленскому потребовался сейчас Михаил Саакашвили?

Гончаренко: Как видите, с новыми лицами [сейчас] очень вяло. В правительство сейчас назначают таких людей, которые, мне кажется, еще Хрущева видели. А теперь еще подтягивают очень "новое лицо" – Михаила Саакашвили.

У нас сейчас в правительстве три вакансии – у нас полтора месяца в украинском правительстве нет трех министров: образования, культуры и энергетики. Но министр финансов и министр здравоохранения меняются как перчатки. У нас уже третий [министр] в условиях пандемии и в условиях мирового финансового экономического кризиса. И в такой ситуации, когда нет тех министров, которые должны быть, придумывается какая-то новая мутная должность – вице-премьер по реформам, на которую тянут Михаила Саакашвили. Что значит [эта должность] – не очень понятно. Я так понимаю, что шоу в исполнении одного Зеленского ему уже кажется мало и он хочет больше шоу.

– Никита, Саакашвили должен канализировать протест, шоу устроить, или он для чего-то другого?

Потураев: Я могу сказать Алексею, что ни вы, Алексей, за все время пребывания у власти, ни мы не сделали и десятой доли того, что сделал Михаил Саакашвили в Грузии. Поэтому не надо, пожалуйста, рассказывать про шоу.

Если бы вы могли похвастаться за каденцию Порошенко хотя бы десятой долей того, что сделал Саакашвили в Грузии, тогда вы бы могли об этом рассуждать. Но у вас таких успехов и близко нет. И у нас, к сожалению, тоже нет. Поэтому мы его зовем, потому что он мощный драйвер и таран реформ. И это как раз свидетельство того, что президент Зеленский хочет максимально ускорить реформы, которые очень нужны. Особенно в условиях, когда мы начнем выходить из карантина, будет необходимо восстанавливать экономику, и такой драйвер реформ, как Михаил Саакашвили, [нам будет просто необходим].

Как прошел первый год президентства Владимира Зеленского
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG