Ссылки

Новость часа

"Если московские спецприемники забить целиком, могут начать возить в Подмосковье". Что грозит участникам акции протеста 31 января


На акции протеста 23 января силовики только в Москве задержали около полутора тысяч человек. Людей отвозили в отделы полиции, после чего многие оказались в спецприемниках – получив административные аресты разной продолжительности. Правозащитники рассказывают, что для отбытия этих арестов МВД пришлось переоборудовать в спецприемник одно из своих зданий.

Остались ли еще места в спецприемниках и сколько людей смогут задержать на воскресной акции – об этом мы спросили Константина Фомина, пресс-секретаря правозащитной организации "ОВД-Инфо", которая ведет подсчет задержанных и оказывает им юридическую помощь.

Ждать ли на акциях 31 января массовых задержаний: интервью с представителем "ОВД-Инфо"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:04 0:00

— Задержанных на акциях во всей России было очень много. Со многими из этих людей дальше будет вестись какая-то работа. Справится ли с ней система?

— В целом можно сказать, что суды будут [идти] очень долго по этим делам, потому что в любом случае политические дела – это капля в море всех административных дел, которые в стране происходят. Для судебной системы это достаточно большое испытание. Но вообще, конечно, так много за массовые мероприятия никогда не задерживали и никогда не судили, это касается штрафных статей и касается арестных статей тоже.

— То есть можно сказать, что по числу задержанных это совершенно беспрецедентная история?

— Если сейчас зайти на сайт "ОВД-Инфо", там уже больше четырех тысяч задержанных. И это, очевидно, не полный подсчет. Наши аналитики продолжают работать с данными. Возможно, даже на несколько тысяч больше задержали, просто та цифра, о которой мы говорим, в ней мы полностью уверены – мы валидировали эти данные и можем с большой точностью сказать фамилию и имя каждого человека, проследить его судьбу.

Есть большое количество людей, которые были задержаны, но судьба которых не так хорошо понятна. Допустим, у них сразу сел телефон и они о себе не сообщили. То есть, скорее всего, даже может быть больше четырех тысяч на несколько сотен или даже тысяч. Конечно, такого никогда не было.

— Существует ли какой-то понятный предел мощности? Возможность физически задерживать, потом транспортировать куда-то этих людей? Где-то размещать и содержать?

— Слава богу, эти люди не попадают в СИЗО – они все-таки попадают в спецприемники, если их арестуют.

Первое "бутылочное горлышко", – если говорить о Москве, потому что по всей стране ситуация, конечно, разная, – это сколько людей можно по-нормальному задержать. Наверное, можно людей начать возить в какие-то школы и там содержать временно в актовых залах, если ситуация совсем выйдет за пределы разумного. Но в отделах полиции где-то около полутора тысяч можно нормально держать, по общепринятой информации. Как мы видим, [23 января] в Москве было задержано количество людей, близкое к этой цифре – около 1400 человек.

Если говорить об арестах, то здесь у системы запас прочности, к сожалению, достаточно большой. В том смысле, что даже если все московские спецприемники забить целиком, они могут начать возить в Подмосковье.

Но здесь, как мне кажется, стоит говорить в целом о том, насколько неадекватно силовой аппарат реагирует на эти в основном все-таки мирные акции. Те редкие эпизоды насилия, которые произошли, не делают всю акцию в целом насильственной. И 99% людей туда пришли с совершенно мирными намерениями. Даже те эпизоды насилия, которые произошли, они все-таки тоже во многом могли быть спровоцированы самими полицейскими. К примеру, в Иркутске прошло шествие, люди дошли до местной администрации тоже огромной толпой, но их не пытались разгонять, никаких эксцессов там не было. Я думаю, в Москве могло бы быть то же самое. У людей, конечно, есть право на свободу собраний. Если полиция сама не провоцирует, то чаще всего все проходит мирно и спокойно.

— Вы наверняка следили за тем, как развивались субботние протесты. Несколько раз было ощущение, что все может пройти крайне мирно и без таких массовых задержаний. А потом – уже в процессе – как будто кто-то спустил команду. Вам так не показалось?

— Мне кажется, что такие команды все-таки, наверное, вырабатываются заранее. Говоря в целом о ситуации, я бы, наверное, сказал, что это не имеет большого значения: для нас больше имеет значение тот результат, к которому это привело. Если это была просто спонтанная реакция каких-то отдельных полицейских, это, в сущности, ничего не меняет. Самое главное, чтобы из этого были сделаны дальнейшие выводы, потому что большому количеству людей угрожает уголовное преследование, зачастую по надуманным статьям. Очевидно, что сейчас большое количество людей по 236-й "ковидной" статье будут пытаться осудить. Что очень странно, потому что как люди, которые что-то писали в фейсбуке, могли повлиять на всю эту ситуацию? На мой взгляд, это явное "притягивание" за политику.

Я думаю, конечно, это политические дела. Здесь, на мой взгляд, власти просто должны как-то прийти в себя и применять закон в соответствии с правовыми принципами, а не [принципами] политического произвола.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG