Ссылки

Новость часа

Не сажать коррупционеров, а заставлять их делиться. Власти Кыргызстана считают, что это законно, а как на самом деле?


Власти Кыргызстана считают, что коррупционеров можно не сажать, а заставлять их делиться. Это законно?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:38 0:00

Власти Кыргызстана считают, что коррупционеров можно не сажать, а заставлять их делиться. Это законно?

В последнее время кыргызстанцы регулярно слышат о задержаниях коррумпированных чиновников. Но большинство из них почти сразу отпускают: под большой залог или просто на свободу, а власти потом заявляют о том, что арестованный "сотрудничает со следствием" и возместит ущерб в бюджет. Именно это произошло со скандально известным бывшим замглавы Таможенной службы Кыргызстана Раимбеком Матраимовым или с судьей Верховного суда Камилем Осмоналиевым. Осмоналиев за освобождение под домашний арест заплатил 70 миллионов сомов (более $800 тысяч), а Матраимов, по сообщению властей, "возместил ущерб в $23,6 млн".

В Госкомитете нацбезопасности такую практику называют "сотрудничеством со следствием", а президент Садыр Жапаров, судя по всему, не против того, чтобы она применялась.

"Его арест не принесет в бюджет страны ни копейки. Поэтому я принял политическое решение и сказал об этом на Совете безопасности, – объяснил Жапаров освобождение Матраимова, которого сам обещал посадить всего лишь пару месяцев назад. – Он и сам признался, что никакой пользы от его ареста не будет. Ведь последние 15 лет у нас так и было. Около ста политиков сидели в тюрьме. Но разве хоть кого-то из них заставили выплатить деньги в бюджет?"

При этом ГКНБ, который ведет дела топ-чиновников о коррупции, пока не может сказать ни сколько именно денег собрали спецслужбы таким образом с арестованных коррупционеров, ни о том, куда они идут.

Бывший депутат парламента Кыргызстана Исхак Масалиев, который когда-то служил в милиции, считает, что возможность "откупиться" противоречит закону.

"В Уголовном кодексе есть о сотрудничестве со следствием. Там говорится только об облегчении, а не освобождении от наказания, – подчеркивает Масалиев. – Сотрудничество – это до того, как посадили. А за решеткой человек все что угодно скажет".

Гражданский активист Руслан Акматбек согласен с Масалиевым и удивляется тому, что власти отпускают на свободу только тех, кто обвиняется в коррупции в особо крупных размерах.


"Непонятно, по каким критериям выбирают тех, кого можно освободить. Кто-то ворует миллионами, но заплатит крошечную сумму от всей суммы и выходит на свободу, – возмущается Акматбек. – ​А кто-то украл курицу и сидит в тюрьме. Может, ему тоже можно вернуть ножку от курицу и выйти на свободу? Странно получается: журналисты раскрывают коррупционные схемы, а коррупционеров отпускают".

Бывший заместитель министра экономики Эльдар Абакиров задается еще одним вопросом: как спецслужбы определяют сумму, которую выплачивают задержанные? Есть ли в этих вопросах какая-то "тарифная сетка" и кто решает, кому и сколько нужно дать, чтобы чиновника отпустили? Абакиров отдельно предупреждает, что нынешние действия властей Кыргызстана приведут к еще большему недоверию со стороны иностранных инвесторов.

"Самая большая проблема, которая происходит в последние два-три месяца, – то, что нет данных, почему с кого-то взяли 100 млн сомов, когда, может быть, с него надо было взять 10 млрд. Может, это просто рейдерство было? – интересуется бывший чиновник. – Это абсолютно все непрозрачно и ни к чему хорошему не приведет. Это создает подозрительность в государстве, убивает инвестиционный климат, за счет чего деньги от нас убегают и мы теряем поступления налогов в бюджет. В сумме мы теряем больше, чем попытаемся показать народу".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG