Ссылки

Новость часа

"Ночью раздавался вой, крики, вопли: людей пытали". Освобожденный координатор "Открытой России" – о пытках в минском изоляторе


Артем Важенков

Координатора "Открытой России" Артема Важенкова выпустили из изолятора в Беларуси, и он вернулся в Россию. Важенкова задержали 11 августа в Минске во время акций протестов, несколько дней никому не было известно его местонахождение.

По данным его адвоката, Важенкову вменяют участие в массовых беспорядках (часть 2 статьи 239 УК), и он остается подозреваемым по этому делу. По словам защитника, по белорусскому законодательству задержанному в течение 72 часов должны были предъявить обвинение, но этого не произошло. Подозрения не сняты, но с него взяли обязательство о явке для участия в следственных действиях. При этом никаких ограничений по передвижению внутри и за пределами страны нет.

По возвращении в Россию Важенков встретился с корреспондентом Настоящего Времени и рассказал о своем задержании, побоях в изоляторе:

Освобожденный координатор "Открытой России" – о пытках в минском изоляторе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:53 0:00

— Избиения, насилие и пытки были со стороны ОМОНа при задержании и в Центре изоляции правонарушителей. В чем это заключалось? Конечно, это побои. Били, молотили дубинками – телескопическими дубинками. Кроме всего прочего, ставили на колени на бетонный пол, заставляли держать голову прислоненной к полу и стоять в такой позе два часа. Затекает вообще все тело, люди реально стонали от боли. В первый день вообще не давали воды, не выпускали в туалет и приходили в эту закрытую территорию поколачивать иногда. Просто так, для удовольствия. Они сказали: "Мы вас таким образом, твари, перевоспитываем". Мы постоянно были в позе "морда в пол".

Было страшно не когда видел, а когда слышал. Ночью за окнами в этом самом Центре изоляции правонарушителей просто раздавался человеческий вой, крики, вопли. Людей пытали. Нам еще не так сильно досталось. В камере, где я сидел в ИВС, был человек, к которому применяли такие пытки, как "ласточка", и гораздо более жестко избивали. Пускали по коридору – это когда по коридору идет голый человек, по сторонам стоят сотрудники ОМОНа и дубасят дубинками – кто куда как попадет. А "ласточка" – это когда скрепляют наручниками руки за спину и подвешивают. Вывих суставов гарантирован.

Я даже не знаю, с открытыми лицами они были или нет, потому что мы постоянно были "мордой в пол". Они беспокоились о том, чтобы их никто не увидел. Любая фраза вызывала агрессию. "Дайте пить" – агрессия. "Хотим в туалет" – агрессия. Не каждая их агрессия заканчивалась побоями, но каждое наше слово заканчивалось оскорблениями и унижениями. В камере нас, например, держали всех в трусах зачем-то. Более того, был такой случай: одного молодого мужчину повели в суд в трусах, присудили ему 14 суток. Его вывели из камеры и вели, как он рассказал и как я понял, по улице в позе ласточки в трусах в здание суда, которое находилось рядом. Привели в кабинет судьи в трусах, и она ему дала 14 суток.

Мы слышали, что за стеной есть люди, которые поддерживают [нас], которые кричали: "Крепитесь! Держитесь! Мы с вами!". Очень тронул случай, когда какая-то девушка кричала: "Ваня, я тебя люблю! Когда ты выйдешь, мы поженимся!". Это было очень трогательно. С одной стороны, это нас приободряло, но, с другой стороны, сотрудники милиции, которые это слышали, они приходили в бешенство, и мы ждали от них очередной агрессии и злости.

Наши силовики по сравнению с белорусской милицией, они просто ведут себя сверхкорректно, если сравнивать. Когда тебя избивают, пытают, насилуют морально просто ради удовольствия – не знаю, может, такие случаи есть и в России, но я не уверен, что они носят настолько массовый характер. Там же в камере были люди, которым совершенно точно ничего не грозило, кроме административного штрафа или ареста.

Есть ощущение, что мы идем по белорусскому пути. Вполне может быть, что то, что происходит сейчас в Беларуси, это Россия года через четыре.

XS
SM
MD
LG