Ссылки

Новость часа

УЗИ, дойка и браконьеры. Как добывают черную икру в Астраханской области


Черная икра – вожделенный деликатес, символ благополучия, русский бренд – для россиян всегда была недоступной роскошью. В советские времена черная икра была дефицитом, в то время как ее тысячами тонн ежегодно отправляли на экспорт. А в современной России вылов осетровых, из-за снижения популяции, запрещен, и полакомиться можно лишь той осетриной (или ее икрой), которая была выращена в искусственных условиях. Даже в Астраханской области – там, где издавна добывали черную икру и где она всегда лежала почти в каждом холодильнике, – позволить себе этот деликатес теперь могут лишь очень состоятельные люди. Сто граммов "черного золота" стоят в среднем 6000 рублей. И это, в свою очередь, стимулирует браконьерство, буквально подталкивая местных жителей к нарушению закона.

В Астраханской области, там, где Волга впадает в Каспийское море, а 900 ее притоков, разливаясь, ежегодно заполняют водой почти всю дельту, всегда было много рыбы. Именно поэтому по берегам водоемов активно селились люди, находя одновременно и еду, и заработок.

Испокон веков сюда приходили на нерест самые ценные породы рыб – белуга и осетр, однако времена, когда осетров в Астрахани ловили мешками, а черную икру ели ложками, давно остались в прошлом. Сегодня этих редких гигантов, которые могут весить больше тонны, в реке почти уже не встретишь. Белуга занесена в Красную книгу как исчезающий вид.

Александр Малышев из села Оранжереи все свои 32 года занимается рыбной ловлей. Родное село Александра когда-то считалось поселком городского типа. Он вспоминает, что в его детстве здесь был рыболовецкий комбинат, однако постепенно все развалилось. Промышленные масштабы вылова осетровых поставили их на грань полного исчезновения, поэтому двадцать лет назад промысел полностью запретили. Икра осетровых рыб, фирменный астраханский деликатес, стала недоступна даже для местных жителей, ведь ценится сегодня на вес золота.

Сейчас ловить осетров категорически запрещено. Тех, кто нарушает закон, штрафуют на миллионы рублей и даже приговаривают к тюремным срокам. Местные инспекторы рыбоохраны самоотверженно сражаются с браконьерами.

Тем не менее сети для ловли ценных пород стоят в укромных местах и сегодня. Многие продолжают заниматься браконьерством, невзирая на риск. Ведь других источников дохода, а тем более таких, как от незаконного вылова осетровых, в этих местах практически нет.

Каждый год в начале сентября в Астрахани начинается путина – время самого активного лова рыбы.

"Молодежь сейчас не держится, а нам-то куда уже деваться? Работы много раньше было, люди держались. Комбинат большой был", – вспоминает старейший рыбак села Оранжереи Сергей Ромашкин.

Рыбаки склонны винить в исчезновении ценных пород рыбы не ее чрезмерное истребление, а добычу нефти в Каспийском море, а также сброс в море и реки сточных и промышленных вод, строительство дамб. Все это, по их мнению, убивает осетров, которые обитают у самого дна и питаются тем, что на нем найдут.

Когда осетровые почти пропали, Россия ввела мораторий на их промысел. Ловить разрешено только в научных целях и для искусственного разведения. Пойманную в реке рыбу отдают на специальные фермы, чтобы там осетр жил и давал потомство.

Владимир Владимиров – начальник участка на одной из таких ферм. В его обязанности входит внимательно следить за жизнью и здоровьем осетров.

Он их кормит, выгуливает, делает УЗИ и даже принимает роды. Так называется безопасное для рыбы получение икры – или, по-научному, "дойка". Осетрам делают специальный укол и без вреда для здоровья выдавливают из них икру.

"Ценится больше икра белуги. Она самая крупная и самая редкая. Однако срок ее созревания составляет примерно восемнадцать лет", – говорит Владимир.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG