Ссылки

Новость часа

"Кто владеет Мариуполем, может влиять на ситуацию на Приазовье". Военный эксперт – о боевых действиях на востоке Украины


Украинские войска держат оборону на металлургическом заводе "Азовсталь" в Мариуполе. Там может находиться около тысячи человек: это и личный состав, и мирные жители. Всего в осажденном Мариуполе, по данным властей, остаются около 130 тысяч жителей. В результате обстрелов и бомбардировок российской армии уничтожено более 90% зданий. По информации местных властей, погибли более 20 тысяч гражданских. В осажденном городе не хватает еды, воды и медикаментов.

О ситуации мы поговорили с военным экспертом Сергеем Грабским.

Военный эксперт – о боевых действиях на востоке Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:59 0:00

– Позвольте сразу с заявления заместителя командира полка "Азов" Святослава Паламара, который говорит, что они общались и с Давидом Арахамией, и с Михаилом Подоляком о том, что возможны переговоры по поводу Мариуполя с российской стороной, непосредственно с Владимиром Мединским и Леонидом Слуцким. Вы верите в дипломатический путь?

– Здесь можно сказать, что именно этот путь на сегодня выглядит приемлемым для обеих сторон. Потому что давайте будем откровенны: победить крепость Мариуполь и крепость "Азовсталь" в данной ситуации военным путем, не уничтожив там огромное количество сил, россияне не смогут. Оно потребует колоссального количества времени, колоссальных потерь и времени. Времени у них очень мало, потому что вы понимаете, что им нужна хоть какая-нибудь победа. С другой стороны, мы понимаем, какое количество раненых, какое количество мирных жителей находится в бомбоубежищах и подвалах "Азовстали", и понимаем, что они ни в чем не виновны и их нужно эвакуировать, их нужно спасти. Таким образом, сейчас появляется такой уникальный шанс, когда есть вероятность того, что политический диалог может принести определенные плоды и людей удастся спасти. Это уникальный шанс, как правило, он не работает, но здесь может сработать.

– Как я понимаю из этого заявления, последние слова, которые пока приводит агентство: "Мы готовы эвакуироваться при поддержке третьей страны из города Мариуполя". То есть речь идет не только о гражданских, в том числе и о самом полке "Азов".

– Да, абсолютно. И здесь подчеркиваем именно наличие третьей стороны, то есть уже неоднократно, если вы помните, звучали такие заявления, что Турция, Греция, другие страны были готовы оказать содействие. В конце концов, есть Международный комитет Красного Креста, есть международные организации, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш уже предложил провести перемирие, то есть, таким образом, я косвенно могу предположить, что он может выступить гарантом именно этого перемирия и эвакуации из города всех, кто пожелает эвакуироваться. Поэтому да, это и будет третья сторона, потому что, сами понимаете, решать это в двустороннем порядке нет никакого желания, и есть огромные опасения, что может повториться иловайская трагедия. Поэтому да, третья сторона нужна.

– Понимаю, что оценки давать сложно. Но как долго, как вам кажется, все-таки они еще способны будут продержаться, держать оборону?

– Вы знаете, здесь зависит от того, какой характер боевых действий мы будем наблюдать в следующие несколько дней. По некоторым данным, россияне отказались от попыток в лоб атаковать предприятие, и они сейчас просто производят такое массированное бомбометание и артиллерийский обстрел территории. Нужно понимать, что это капитальное предприятие, которое начинало строиться еще в 30-е годы, территория громадная, на предприятии все-таки работало больше 12 тысяч человек. Это колоссальное предприятие с очень капитальными сооружениями, пробить которые очень-очень сложно. Плюс там огромная, разветвленная сеть подземных коммуникаций разного назначения, в том числе специально подготовленная, бомбоубежище.

У "Азовстали" есть прямой выход к морю, я понимаю, вода соленая, но есть такое понятие, как выпаривание воды, то есть с этим ресурсом они могут держаться достаточно долго, во-первых. Во-вторых, при проведении каких-либо определенных боевых операций, то есть ребята уже показали свою способность к контратакам, то есть они могут держаться еще достаточно долгий период времени, но мы понимаем, насколько усилятся страдания именно мирного населения, которое находится на территории "Азовстали". И это так называемое слабое звено, слабый элемент обороны этой фактически крепости на сегодняшний день.

– Как думаете, какое оружие может использовать Россия и российские войска, чтобы все же захватить "Азовсталь"?

– Это однотонные бомбы как минимум. Других вариантов вряд ли. Обстрел кораблями маловероятен, исходя из того, что глубина Азовского моря просто не позволяет осуществлять глубокие маневры кораблями и осуществлять обстрел. То есть возможен частичный обстрел, но калибр корабельных орудий не позволяет решить этот вопрос. То есть такой методичный обстрел. Я же почему и говорю, что в этом-то и состоит основная сложность, потому что пробить имеющимися средствами и вооружением капитальные сооружения "Азовстали" практически нереально.

– А как считаете, для чего все-таки России Мариуполь? В чем стратегическое значение?

– Мариуполь теперь можно рассматривать как стратегически ментальное значение с точки зрения того, что это все-таки крупнейший порт Украины на Азовском море. Он фактически закрывает сухопутный коридор между Российской Федерацией и Крымом, потому что через него проходят основные коммуникации. Кто владеет Мариуполем, может влиять на ситуацию на Приазовье, и в более широкой перспективе, и в Северной Таврии. А ментальная или идеологическая составляющая именно в том, что это крупнейший город, за который шли очень тяжелые и ожесточенные бои. И в конце концов взять, показать, что какая-то победа есть. Знаете, она может оправдать даже эти потери или неудавшуюся операцию с Донбассом, если такое случится, конечно. То есть будет хоть какая-то маленькая, но победа, которую можно будет представить российским обывателям как успех операции.

– Как бы ужасно это ни звучало, такой трофей, что ли?

– Это для нас с вами трофей, то есть люди, которые дружат со здравым смыслом, а для внутреннего потребления России им расскажут о том, что они освободили крупнейший город Приазовья, который входит в состав "Донецкой народной республики", и задача операции выполнена. Они-то не будут видеть эти ужасающие кадры, которые мы видим, и ту информацию, которую мы знаем.

– Как считаете, началось ли уже то самое наступление на Донбасс, эта широкомасштабная вторая волна, о которой говорит сама Россия? Или стоит ждать еще большей эскалации?

– С военной точки зрения оно началось, и это наступление началось не вчера и даже не позавчера. Если вы возьмете статистику, вы увидите, что количество атак постепенно возрастало. А именно такой характер атак свидетельствует о том, что наступление началось со своей первой фазы, а именно прощупывания переднего края обороны Украины с целью нанесения удара в наиболее слабом месте, выходом на оперативный простор и завершением окружения с дальнейшим уничтожением украинских вооруженных сил, которые находятся на Донбассе. То есть операция уже по факту своему началась. Сейчас она находится в фазе, когда противник пытается продвинуться сразу на нескольких направлениях, пытаясь, как я уже объяснил, нащупать слабое место в обороне украинской армии. Сначала они начались с северного фланга, то есть это было продвижение сначала от Изюма в район Барвенково, сейчас они на Лозовую выходят, пытаются сделать ответвление на Славянск, одновременно пытаясь продавить украинскую оборону в Северодонецке, Рубежном, бои за Кременную идут, это северный фланг.

Со вчерашнего дня [со вторника] начались активные боевые действия по линии Гуляйполе – Великая Новоселка с такой же примерно задачей, но с меньшей интенсивностью, потому что там просто меньшее количество войск находится. Но бои уже начались, то есть битва идет.

– Я скорее просто о второй фазе, о которой анонсировала Россия после того, как заявила, что уходит с черниговского и киевского направлений. И на днях, собственно, Сергей Лавров, глава российского МИДа, говорил, что мы готовимся ко второй фазе. Там разные данные звучали, но примерно говорят о дате якобы 24 апреля, пока непонятно на самом деле.

– Это они говорят о завершении второй фазы. То есть у них есть твердое убеждение, что за 10 дней как минимум они уже прорвутся. Мы уже говорили, что как минимум неделя, сегодня у нас 20 апреля, вот, собственно, 10 дней боевой операции, начиная с 14 по 24 апреля. Пасхальные выходные, как бы знаете, все-таки есть такая привязка к определенным датам. Поэтому в их планы это входит. Как будет на практике – посмотрим.

– Согласны вы с заявлением Зеленского, которое он делает уже неоднократно, что на Донбассе решается судьба всей страны?

– Вы знаете, и да, и нет. Конечно, при любом результате боевых действий Украина, конечно же, не сложит оружие. То есть при позитивном результате мы просто еще раз докажем себе и всему миру, насколько Украина готова сражаться. Даже при негативном результате да, война перейдет в несколько другую фазу, но она не прекратится, потому что мы прекрасно понимаем, что после Донбасса, если его захватят, Россия ни в коем случае ни на секунду не прекратит свои намерения по наступлению на Киев, по возвращению, допустим, в Черниговскую, Сумскую область. То есть война будет продолжаться, и будет просто изменение восприятия этой войны, во-первых, а во-вторых, затратности и того эффекта, который эта война даст всем окружающим. То есть война все равно будет, никуда она не денется, просто стоимость этой войны будет немножко разной.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG