Ссылки

Новость часа

"Половина сил, которыми Россия начинала наступление, уже действует на Донбассе". Аналитик CIT – о ситуации на востоке Украины


Северодонецк, 16 апреля 2022

Генштаб Вооруженных сил Украины говорит, что российская армия продолжает наступательные действия на востоке страны, чтобы установить полный контроль на территории Донецкой и Луганской областей. Президент Украины называет это "битвой за Донбасс", глава российского МИДа – "второй фазой спецоперации".

О том, что сейчас происходит на Донбассе, мы поговорили с Кириллом Михайловым, аналитиком Conflict Intelligence Team.

Аналитик CIT – о ситуации на востоке Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:41 0:00

– Какие силы Россия стянула на Донбасс? Сможет ли Украина обороняться?

– Имеются разные цифры. То есть штаб ВСУ говорил о том, что сейчас по всей линии от Херсона до Харькова находятся 87 батальонных тактических групп, американские источники говорили о 76. А какое-то количество по-прежнему находится на территории России, где происходит пополнение, получение новой техники, после чего они могут уводиться вторым эшелоном или оставаться в качестве оперативного резерва. То есть можно говорить о том, что примерно половина тех сил, которыми Россия начинала наступление, сейчас уже действует на Донбассе. Также нужно помнить, что на Донбассе действуют и кадровые силы так называемых "ЛДНР", первый и второй армейские корпуса, и значительная часть мобилизованных граждан этих оккупированных территорий.

– В численности как это представить: 87 батальонных тактических групп – это сколько армия должна насчитывать человек?

– Если брать все силы, которые Россия теоретически может использовать на этом направлении, и если приплюсовывать воздушно-десантные войска, Росгвардию и так далее, и также эти так называемые сепаратистские группировки, то, в принципе, после ввода всех войск, после завершения битвы за Мариуполь можно довести численность до 80-100 тысяч бойцов, это только те, кто непосредственно принимают участие в боевых действиях. Разумеется, есть гораздо больше, но все это тыловые части.

То есть от 80 до 100 тысяч в сравнении с группировкой в 44 тысячи, которая находилась на Донбассе на момент начала сражения, по словам Владимира Зеленского. При этом нам нужно понимать, что вообще по военной науке для успешного наступления нужно превосходство как минимум втрое. Понятно, что такое превосходство российские силы смогут создать только на каких-то особо важных направлениях, но, в принципе, им и нужно наступать на конкретные точки, на конкретные линии снабжения, на железные дороги и с общей целью окружить силы украинской операции объединенных сил и выйти примерно на административную границу Донецкой и Луганской областей.

– Владимир Зеленский называет эту битву за Донбасс решающей. Решающей, имеется в виду в ходе войны. Вы с такой оценкой согласны?

– В принципе, можно сказать, что да, это очень важная битва, от которой зависит судьба лучших сил, которые есть у Украины, которые концентрировались там перед войной. Насколько мы понимаем, украинская сторона рассматривала более логичным вариант ограниченной операции именно той, которая происходит сейчас, что с самого начала это будет происходить. Поэтому большая часть лучших сил сосредоточена на Донбассе, где они успешно ведут оборону уже которую неделю, уже скоро закончится второй месяц. Вопрос в том, что будет после этой битвы. То есть так или иначе можно уже говорить, в принципе, что, вероятнее всего, при любом исходе этого сражения российские войска уже не смогут в том виде, в каком они есть, без объявления военного положения, без объявления мобилизации не смогут продолжать наступательные действия. То есть на Харьков, Запорожье, Николаев и так далее. С той армией, которая у России сейчас есть, уже невозможно. То есть Донбасс – это, конечно, не вся война. И, разумеется, если даже Украина проиграет эту битву, то все равно сейчас население Украины настроено решительно, и многие готовы продолжать до победного конца, то есть до освобождения по крайней мере тех территорий, которые были оккупированы после 24 февраля.

– Наступательная операция на Харьков, вы имеете в виду, что армия не поедет туда на танках, но будут вестись обстрелы. Я правильно вас понимаю?

– Да, я имею в виду, что если Россия захочет после, даже если Россия выиграет битву за Донбасс, после этого, скорее всего, у российской армии не останется сил, чтобы взять Харьков.

– Как эта битва за Донбасс будет выглядеть? Ночь началась с массированных обстрелов, в том числе и самого Донецка, который Украина не контролирует с 2014 года. Это будет массированный обстрел, а потом куда-то поедут российские танки? Или это как-то иначе будет выглядеть?

– Вообще, если они будут действовать по той военной науке, которая формировалась в советской армии, то да, так и будет. Да, это будут массовые обстрелы, после этого танковые удары с попыткой именно глобального окружения. То есть по масштабам, если не по количеству задействованных войск, эта операция будет напоминать нам сражения Второй мировой, которые происходили в тех же местах.

– Второй мировой, вы имеете в виду поле боя или последствия того, что мы увидим в тех городах?

– Последствия мы уже видим. И тот же Мариуполь, например, прошел, обе мировые и гражданскую войну гораздо с меньшими разрушениями, чем то, что мы видим сейчас. То есть с тех пор, со времен Второй мировой артиллерия и авиация стали более разрушительными, системы наведения улучшились. И это означает, что они могут наносить больший ущерб, и даже при том, что численность войск не сравнима с теми временами ни с той, ни с другой стороны, все равно эти масштабные удары через степи – это то, что, конечно, будет многим напоминать то, что имело место в этих же местах 80 лет назад.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG