Ссылки

Новость часа

Россияне относятся захваченным морякам "как к товару на рынке накануне выборов". Интервью с главой МИД Украины


Министр иностранных дел Украины Павел Климкин рассказал о возможном создании специальной мониторинговой миссии в Черном море, сотрудничестве с Западом и возможном вмешательстве России в предстоящие президентские выборы в Украине.

– В Украине приближаются президентские выборы. Беспокоит ли вас так или иначе возможное вмешательство России?

– Оно повсюду. В беспрецедентном масштабе. Охвачены все области, кибератаки. Приведу только один пример: каждые 40 секунд предпринимается попытка внедриться в компьютерную сеть нашего министерства. Каждые 40 секунд.

Если говорить о серверах Центральной избирательной комиссии и других правительственных организаций и прочей критической инфраструктуры, то просто представьте: происходит масштабный сбой за пять, семь, десять дней до выборов. Это прямо повлияет на результат.

Россия действует во всех направлениях, это не только кибератаки, не только дезинформация, не только блокировка аккаунтов многих украинских политиков и журналистов, но и вмешательство в религиозные дела, попытки манипулировать региональными элитами. Если кому-то надо узнать, как происходит полномасштабное гибридное вмешательство в выборы, пусть приезжает в Украину.

– Можете ли вы защитить себя перед лицом такой угрозы?

– Разумеется. И речь не только о правительственных структурах. Что касается кибербезопасности, мы при участии МИДа разговариваем с множеством специалистов по информационным технологиям и с гражданским обществом. Нам нужно мобилизовать людей, активизировать их. Это дело каждого. Люди должны быть бдительны по отношению к самым разным угрозам. Например, платная реклама в фейсбуке и прочие попытки. Это же все просто делается: берется вырванная из контекста фраза и распространяется через тысячи фальшивых аккаунтов со словами "этот политик – радикал" или "этот журналист – радикал". А его потом банят на месяц. Мы должны объяснить всем украинцам, что происходит. Речь не только о деятельности правительства, но и Украины в целом.

– Можете ли вы пообещать украинцам, что на выборах в конце марта все будет в порядке?

– В том, что касается российского вмешательства?

– Да.

– Мы боремся с ним. Это не само собой происходит. Нам важно вселить в людей уверенность. Но также важно, чтобы люди сохраняли бдительность. За это надо бороться.

– Когда 24 украинских моряка вернутся на родину (с осени 2018 года в России идет процесс над 24 украинскими моряками, которых после обстрела Россия захватила в акватории Азовского моря – НВ)?

– Россияне относятся к ним как к товару на рынке накануне выборов. Именно так и происходит российское вмешательство. С помощью военнопленных, с помощью политических заключенных. А еще есть люди, оставшиеся на оккупированном Донбассе. Их всех нужно вернуть. И речь не только о политическом давлении. Мы все понимаем, что накануне выборов план России, план Путина состоит в том, чтобы перенести их и чтобы в итоге победа досталась тому, кого выберет Путин.

– Устраивает ли вас реакция Запада на события в Азовском море (захват моряков)? Какие еще шаги вы ожидаете от ЕС?

– Два простых тезиса. Во-первых, я ряд, что сейчас закладывается фундаментальный принцип трансатлантической солидарности. Любая политическая реакция, санкции, визит совместных делегаций ЕС и США, как в понедельник [25 февраля] в Одессе, куда зашел американский эсминец. Но не буду скрывать: мы хотим большего в том, что касается политического давления [на Россию], санкций, в том, что касается отказа от таких проектов, как "Северный поток-2", потому что он не имеет ни малейшего экономического смысла. Он неизбежно сделает Германию, а вместе с ней всю Европу, более зависимой от России. Идея Германии вернуться к модели "новой восточной политики" 70-х и купить расположение России фундаментально ошибочна, потому что нельзя сравнивать СССР при Брежневе с путинской Россией. Одним словом, мы довольны реакцией Запада, но рассчитываем на большее.

– Поговорим о наблюдательной миссии в Черном море.

– Она должна стать постоянной.

– А насколько вероятен такой сценарий?

– Я поделился с коллегами своей точкой зрения по этому поводу. Необходимо осуществлять наблюдение и из космоса, и на море, и, разумеется, с воздуха. Оно должно быть постоянным. Мы уже и название придумали – Наблюдательная миссия в Черном море, Black Sea MOM.

Мы должны задействовать всех, ведь это важно не только для Украины, но и для всех стран Евросоюза, потому что необходимо сохранить свободу навигации в Черном море, в Керченском проливе и Азовском море.

Единственный способ для этого – политическое давление на Россию, юридическое давление и четкое заявление от Европейского союза: все должны пользоваться свободой навигации в Керченском проливе и Азовском море. И, наконец, постоянное наблюдение в режиме реального времени. Это заставит Россию следовать хоть каким-нибудь правилам.

– А Россия согласится на это?

– Мы должны оказывать давление и начать наблюдательную миссию даже без ее согласия. Зачем нужно согласие России на наблюдение из космоса или с воздуха? Его не требуется.

– Поговорим об отношениях России и США. Когда Трамп стал президентом, вы волновались…

– Я не волновался, потому что я вижу ясную поддержку Украины со стороны и демократов, и республиканцев в Конгрессе. Я вижу реальные санкции против российских олигархов, поддерживающих российского президента, и против их компаний. Я вижу, что начались поставки оборонительного оружия. Я вижу, что началось военное сотрудничество в разных сферах: инфраструктура, инструктаж. То есть многое уже делается. Поэтому я не волнуюсь по поводу содержания и перспектив нашего сотрудничества с США.

– А как насчет Евросоюза? Скоро пройдут выборы в Европарламент. При этом популистские партии набирают силу, а они, как правило, пророссийские. Не волнуетесь ли вы о союзниках в Европе?

– Я не волнуюсь, но есть определенная озабоченность по поводу идущих там политических процессов. Нам нужен сильный Евросоюз, потому что цель России ясна: ее стратегия в отношении ЕС состоит в том, чтобы ослабить там демократические институты, раздробить Евросоюз, чтобы в итоге дестабилизировать его, свести все к двусторонним отношениям с его отдельными членами. Если Россия сможет реализовать эти планы, это будет конец Европейского союза как такового. Так что я думаю, что в интересах не только Украины, но и ЕС в целом – найти способ противодействия этим планам России.

Вот посмотрите, прошлый год: "Новичок", высылка российских дипломатов. Сейчас в каждой стране куча российских шпионов, Россия подкупает журналистов, покупает компании. Если Европа не сможет ответить на это сплоченно, это будет конец Европы. Тут все предельно просто.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG