Ссылки

Новость часа

"Сделали состояние в Украине – почему не помочь". Бизнесмен Ярославский рассказал, как по просьбе Зеленского спасает Харьков от коронавируса


В Украине власть привлекла к борьбе с распространением коронавируса крупный бизнес. 16 марта президент Владимир Зеленский в своем офисе собрал владельцев крупных предприятий, олигархов и попросил их помочь в борьбе с пандемией. За каждым президент закрепил отдельную область Украины. Харьковская закреплена за Александром Ярославским, владельцем группы компаний DCH. У него есть предприятия в различных отраслях украинской экономики: в металлургии, машиностроении, банковской сфере, девелопменте, строительстве, сфере услуг. В эфире Настоящего Времени Ярославский рассказал о ситуации с коронавирусом в Украине.

Украинский бизнесмен рассказал, как по просьбе Зеленского спасает Харьков от коронавируса
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:18:04 0:00

– Вы завезли в Украину первые тесты. Как и почему этого не сделало государство?

– Почему это не могло сделать государство, я не знаю. Надо спросить у государства. Первые 50 тысяч ПЦР-тестов, наверное, даже не я завез, а Джек Ма (основатель компании Alibaba Group – НВ), Джек Ма завез по моей просьбе.

– А у вас такие хорошие отношения, что это можно так решить?

– Мы с ним знакомы продолжительное время. Я был у него в гостях, он был у меня в Харькове в гостях буквально в октябре месяце. И так получилось, что дружба помогает в беде.

– Как бы вы сейчас описали роль украинского крупного бизнеса, олигархов в борьбе с вирусом?

– Как олигархов – я не знаю…

– Да, я помню, что вы предпочитаете себя называть "обычным фермером".

– Я [никогда не называю себя олигархом], потому что олигарх – это тот, кто влияет на принятие политических решений. Я никак не влияю. У меня нет ни массмедиа, ни фракции в парламенте. Я просто 30 лет работаю в крупном бизнесе, являюсь гражданином Украины и помогаю своей стране. Как все граждане: кто чем может – тот тем и помогает. Крупный бизнес помогает по-крупному, мелкий бизнес – мелко, а средний – средне.

– В середине марта, когда в Украине только начиналась масштабная борьба с распространением COVID-19, президент Зеленский собрал крупный бизнес, там были вы и другие украинские крупные бизнесмены и олигархи. Президент попросил помощи в борьбе с вирусом и закрепил за каждым из вас отдельную область страны. Например, за вами – Харьковскую. Но выходит, что власть не справляется?

– Я так глубоко не задумываюсь над этим – справляется власть, не справляется. Я просто живу под Харьковом. Вся моя семья в Харькове: мама и брат, все мои друзья. Как-то уже сложилось, что я ассоциируюсь с Харьковом. "Металлист" (футбольный клуб – НВ) у меня был харьковский. Так почему я не должен помочь своему региону?

– А что на этой встрече президент говорил? Какие просил делать шаги, какие суммы давать на борьбу с вирусом? На что конкретно?

– Мы все по плоти и крови украинцы. Я имею в виду, крупные бизнесмены, те, кого я знаю, все сделали свое состояние в Украине. Почему мы не должны помочь своей стране в трудную минуту? И к кому, как не к нам, обратиться президенту? Но он обращался ко всем. Я думаю, он дает поручения правительству, другим каким-то структурам. Так же он обратился и к бизнесу.

– О каких суммах идет речь?

– Я выделил более 10 миллионов долларов на борьбу с коронавирусом. Потратил уже, наверное, в районе трех-четырех миллионов долларов. Пока не считаю, потом буду подсчитывать. В Харькове все-таки ситуация неплохая. В общем я привез в Украину 50 тысяч [ПЦР-тестов], Джек подарил 100 тысяч ПЦР-тестов. Я платил по его контакту. Плюс мы еще ингредиенты завезли, опять же, по его контакту – он нас свел с этим заводом, попасть на который практически невозможно.

Плюс я помог в Харьков привезти два миллиона масок. Друг мой передал четыре тысячи одноразовых костюмов. Кроме того, в Харькове мы собирали бизнесменов в самом начале этой беды. И уважаемые люди Харьковщины – это и бизнесмены, и ректоры вузов, директора заводов – собрали порядка трех миллионов и проплатили: кто проплатил ИВЛ, кто проплатил тесты, кто проплатил одноразовые костюмы, кто маски. Таким образом Харьковщина сгруппировалась и борется с коронавирусом. Плюс мы организовали 150 тысяч пакетов с едой пенсионерам и малоимущим. Вместе с мэром Кернесом мы организовали продуктовые пакеты.

– На этих пакетах ваша фотография. И это сразу навело на мысль украинских журналистов, что вы собираетесь возвращаться в политику.

– Не фотография, а фамилия. Я ушел в 2004 году из политики – я был депутатом Верховного Совета, – и тогда я сказал, что больше никогда публичной политикой заниматься не буду. И 16 лет я туда ни ногой. Плюс к 150 тысячам этих продуктовых пакетов мы с мэром организовали 40 тысяч медицинских наборов.

– Можете оценить, сколько крупный бизнес по всей стране выделит денег на борьбу с вирусом?

– Я слышал, Ахметов (Ринат Ахметов, олигарх, владелец компании СКМ – НВ) порядка 300 миллионов гривен выделил. Это порядка 10 миллионов долларов. Я знаю, что многие из тех, кто присутствовал на этом совещании (в офисе президента – НВ), практически все отправили минимум два миллиона долларов на борьбу с коронавирусом.

– А кто больше всех?

– Я не знаю. Нам важно победить эту беду, а кто больше, кто меньше – я считаю, что это не занятие для подсчета.

– Что взамен крупному бизнесу и олигархам обещает власть? Что обещает президент?

– Я смотрю по прессе, Роналду выделил миллион евро. Я не видел, чтобы кто-то из известных людей больше миллиона евро выделил. Так что, я думаю, мы идем впереди.

– Так что власть обещает взамен?

– Лично мне ничего не обещает, и я ничего не жду. Самый большой подарок для меня будет, если будет как можно меньше летальных исходов и как можно меньше людей заразится коронавирусом.

– То есть вы выделяете 10 миллионов долларов просто так?

– Я не просто выделяю, я сам покупаю на них необходимое медицинское снаряжение. Практически 850 тысяч я потратил на ПЦР-тесты.

– И при этом говорите, что в политику не пойдете, а власть вам не обещает никаких поблажек для бизнеса?

– Я слышал, что [якобы] эту свою помощь я буду конвертировать в голоса. Я заявляю вам совершенно определенно: я в политику не пойду, голоса мне не нужны.

– В стране действуют довольно жесткие ограничения, и малый бизнес медленно умирает. При этом крупный часто не останавливает производство. Из ваших активов какие-то остановлены?

– Какие-то – да. Остановлен аэропорт (Харьковский международный аэропорт – НВ).

– Потому что небо закрыто.

– Да, это решение правительства. Гостиница (Kharkiv Palace – НВ), в которой я сейчас нахожусь, практически пустая. Это наш штаб борьбы с коронавирусом в Харьковском регионе. Торгово-развлекательные центры тоже закрыты. А остальное все работает. Металлургия работает, ГОК работает, работают и остальные активы.

– Может, в этом заключается как раз разгадка взаимоотношений с властью? Например, в Чехии остановлены заводы Skoda. А это, по-моему, крупнейший налогоплательщик в стране.

– Если я был бы в Чехии, Skoda бы работала.

– Таким образом в том числе борются с распространением вируса.

– В Харькове практически меньше всего вирус распространен, по сравнению с остальными частями страны.

– Подсчитывали уже убытки тех своих предприятий, которые остановлены: аэропорт, гостиница, торгово-развлекательные центры?

– Лично я – нет. Я живу будущим, планами, а не убытками. Убытки посчитают мои экономисты.

– Малый бизнес говорит о том, что не выживет. А крупный?

– Малый говорит, что не выживет? Выживет! Те, кто быстрее всех, умнее всех, шустрее всех, – те все выживут.

– А по крупному бизнесу сильно ударит нынешняя ситуация?

– Я не сильно расстроен. Это жизнь, что поделаешь. Всегда какие-то есть вызовы. В 2005-2007 годах был кризис, насколько вы помните. Он ударил, но я же выжил. Я сижу перед вами и не сильно расстроен. Сейчас у нас большие планы. У меня есть Харьковский тракторный завод, мы планируем там построить Экополис – 500 тысяч квадратных метров жилья, торговли и огромный центр под IT-шников на 100 тысяч квадратных метров. Поэтому я не останавливаюсь, 24 часа в сутки я со всеми на связи, работаем.

– Президент Владимир Зеленский пообещал миллион долларов тому из украинских ученых, кто разработает вакцину от COVID-19. Вы в интервью Радио Свобода добавили еще столько же минус один доллар – 999 999 долларов. Кто-то реально отозвался на это? Ведутся какие-то разработки? Или это просто громкие слова?

– Я не знаю, я пообещал – и все. Я же не изобретаю вакцину. Тот, кто изобретает, должен оценить, большие это для него деньги или нет – почти два миллиона долларов.

– В том же интервью Радио Свобода вы сказали, что за свои деньги намерены построить в Украине крупный центр по борьбе с вирусами на базе Харьковского тракторного завода. Во сколько это обойдется?

– Я думаю, это будут десятки миллионов долларов. Я не знаю, сколько именно десятков. Подобный центр в Ухане стоил 44 миллиона долларов. Я не знаю, будет ли это такой же [центр] или лучше, но, во всяком случае, он будет не хуже – это 100%.

– А когда он будет запущен? Примерные сроки?

– Мы уже работаем над запуском. Сегодня было большое совещание у мэра. Хотелось бы, чтобы это было вчера, но надеюсь, что это будет завтра.

– Не хотите говорить ни стоимость, ни даты.

– Я просто реальный человек. Если я вам сейчас назову сроки, потом вы на меня в суд подадите, если я открою позже. Мы вас обязательно пригласим на открытие.

– Во сколько вы оцениваете свое состояние? Я пыталась найти цифры конкретные, но сделать это довольно сложно.

– Свое состояние я оцениваю в красавицу-жену, в пять прекраснейших детей, в маму, в брата, в друзей. Большего состояния мне [не надо]. А деньги – это вещь материальная, что ее оценивать.

– Последняя цифра, которую я видела, – около 900 миллионов долларов.

– Я скажу так: мне хватает.

– Она сопоставима с реальностью?

– Кто знает? Сегодня 900 миллионов, завтра – 900 миллиардов. Не в этом же дело. Важно, чтобы ты был счастлив и радовался жизни. Вот это – бесценное состояние. Я кайфую от жизни.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG