Ссылки

Новость часа

"У людей появляются проблемы еще до призыва". Кому "Солдатские матери Санкт-Петербурга" будут помогать после ограничений ФСБ


Организация "Солдатские матери Санкт-Петербурга" вынужденно приостановила помощь военнослужащим, о чем правозащитники 5 октября сообщили у себя на сайте.

Это решение вызвано утвержденным ФСБ перечнем сведений, за сбор которых физических лиц могут признать "иностранным агентом". Отныне статус смогут присвоить за распространение "сведений о соблюдении законности и морально-психологическом климате в войсках", а также данных о преступлениях в армии, фактически за все то, чем занимались правозащитники.

Антон Щербак, координатор отдела по защите прав военнослужащих организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", рассказал Настоящему Времени, что теперь смогут и не смогут делать правозащитники и кому и как теперь они смогут помогать.

Как теперь будут работать "Солдатские матери Санкт-Петербурга"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:59 0:00

– Как приостановка вашей деятельности связана с приказом ФСБ? Какие пункты в нем касаются работы именно вашей организации?

– Мы не закрываемся полностью, мы переформатируем направление деятельности по работе с военнослужащими, у нас остается еще 2 больших направления: работа с призывниками и с альтернативными служащими. Перечни, которые нас касаются, – это непосредственно сбор сведений о персональных данных военнослужащего, это сведения о законности и морально-психологическом климате в войсках, о материально-техническом обеспечении, о том, как солдаты одеты, обуты, накормлены, и даже сообщения о преступлениях, которые мы подаем или люди подают, которые мы публикуем.

– Что получилось то, что вы делали, а сейчас стало невозможным?

– Дело в том, что законодательство принято такое, что оно позволяет крайне неизбирательно его применять. Как это будет трактовать правоприменитель – непонятно. Но мы видим, исходя из формулировок и сравнивая то, чем мы занимаемся, мы видим, что мы можем попасть под это, мы можем быть признаны иностранными агентами и более того даже сразу привлечены к уголовной ответственности: от штрафа до 5 лет лишения свободы.

– При этом вы продолжите консультировать людей, которые к вам обращаются, в том числе по поводу возможных пыток в армии?

– С военнослужащими это становится, наверное, все-таки невозможным. Мы больше будем отсылать их на какие-то наши методические материалы или на те неформальные сообщества, в которые они могут обратиться, где уже собрались люди с опытом в защите своих прав и своих детей.

– В обращении на сайте вы указали, что впервые за 7 лет в 2021 году увеличилось количество фактов неуставных отношений в армии. Можете расшифровать, что это значит, что это за число, что увеличилось?

– Мы ссылаемся на информацию, распространенную ранее главной военной прокуратурой, главным военным следственным управлением. Они сказали, что за этот период на треть увеличилось количество насильственных преступлений, количество самовольных оставлений частей, что, конечно, особенно последнее, самовольные оставления части, это значит, что что-то с человеком произошло, поэтому он и убежал. Как правило, это все-таки те самые неуставные отношения. Неуставные отношения – это в принципе любое насилие, оно может быть как физическим, так и психологическим.

– Какие, в принципе, еще организации в России могут оказывать помощь солдатам, помимо вашей? Куда вы посоветуете возможно обращаться?

– Граждане могут спокойно найти, немножко поискав в интернете, альтернативные организации. Я, наверное, напрямую все-таки не буду никого рекомендовать, потому что мы ни в какую сетевую структуру не входили, были полностью самостоятельной единицей, поэтому пускай граждане сами решают.

– Теперь о продолжении вашей деятельности. Вы сказали, что продолжите работать с призывниками. Что это означает?

– Это означает, что у людей появляются проблемы еще до призыва, когда они приходят в военкомат и сталкиваются с непониманием или с откровенным нарушением их прав, когда те заболевания, которые у них есть, дают право на освобождение, не принимаются во внимание, когда эти заболевания снимаются другими медицинскими учреждениями – поле работы очень обширное.

– Тех, кто уже призван, получается, что в России уже некому будет защищать? Я правильно понимаю?

– Я же говорю, что есть другие организации, наверное, себя хвалить нехорошо, но на таком уровне как мы, наверное, мало кто занимался. Потому что мы занимались всей сферой военно-гражданских отношений: и призывники, и альтернативщики, и, конечно, в первую очередь, военнослужащие.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG