Ссылки

Новость часа

Тимошенко о том, почему будет президенткой, как вернет Крым и почему ее муж ведет бизнес в Чехии


Депутат Верховной Рады Украины и лидер партии "Батькивщина" Юлия Тимошенко является одним из всего трех кандидатов, имеющих шанс попасть во второй тур выборов и, в случае победы в нем, возглавить украинское государство. Накануне голосования она дала интервью украинской службе Радио Свобода, фрагменты которого мы публикуем.

—​ Госпожа Тимошенко, как к вам лучше обращаться: кандидат или кандидатка?

— Я думаю, как более женственно.

—​ То есть, можно будет говорить "президентка"?

— Звучит сложно, но, по-моему, правильно.

[…]

—​ Давайте представим, что вас выбрали президентом Украины. Вы станете и верховным главнокомандующим. Это вызов. Как будет работать верховный главнокомандующий – женщина?

— Женщина-главнокомандующий ни в коем случае не допустит зарабатывания грязных денег на оборонных бюджетах страны. Женщина-главнокомандующий никогда не допустит торговлю украинским оружием с 40% откатами. Женщина-главнокомандующий никогда не допустит возле себя коррупционную ватагу "свинарчуков", "кононенко" и так далее. Женщина-главнокомандующий никогда не допустит, чтобы были бы нарушены обещания, как у мужчины-главнокомандующего: каждый военный будет иметь по тысяче гривен зарплаты в день, по миллиону гривен медицинской страховки и так далее.

Я считаю, что Украине нужна профессиональная контрактная армия. И сейчас я создала теневой военный кабинет, в котором сотни профессиональных, крайне патриотичных людей, в том числе и тех, кто прошел фронт.

[…]

— 16 марта – это тяжелый день для Крыма (в этот день прошел так называемый референдум на полуострове – НВ). Я прочитаю цитату из протокола заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) от 28 февраля 2014 года. Вы тогда сказали: "Ни один танк не должен выехать из казармы. Ни один солдат не должен поднимать оружие, потому что это будет означать проигрыш. Никакого военного положения и активизации наших войск. Мы должны стать самой мирной нацией на планете. Просто вести себя как голуби мира". Прошло пять лет. Как вы оцениваете те действия Украины касательно Крыма и то, что против агрессора не применили силу?

— Мне очень жаль, что вы вырываете цитаты из контекста. Я бы хотела, чтобы вы процитировали министра обороны Тенюха (Игорь Тенюх был исполняющим обязанности министра обороны Украины с 27 февраля по 25 марта 2014 года – НВ), который был делегирован на эту должность партией "Свобода", чтобы вы процитировали господина Наливайченко (Валентин Наливайченко в то время занимал пост главы Службы безопасности Украины – НВ), премьер-министра Яценюка, в том числе Арсена Авакова (министр внутренних дел Украины с 27 февраля 2014 года – НВ), а еще процитировали бы все советы, которые давали послы иностранных государств в то время Украине.

Если бы вы все это процитировали, то увидели бы одну очень важную вещь: в то время в Украине не существовало армии. И Тенюх тогда сказал: если он даст команду, будут убиты десятки тысяч. Если бы вы процитировали премьер-министра, который четко поддержал это направление…

— Я просто не успела бы процитировать.

— Речь о другом. В то время, когда это начиналось, в Украине не было армии, не было международной поддержки. И силовики, и действующая власть это констатировали. И если бы тогда мы пошли на эту провокацию, которая организовывалась, – а мы из источников иностранных разведок (об этом было сказано на СНБОУ) четко знали, что страна-агрессор, Кремль ждет или одного убитого крымчанина, или одного убитого военного Черноморского флота. И это для них было бы пусковой ракетой, чтобы через все границы Украины, которые соседствуют со страной-агрессором, начали заходить российские войска.

Это тот "грузинский случай", когда мы могли, сделав ошибку, лишиться двух третей Украины. И каждый, кто сейчас спекулирует на этих темах, – просто не патриот. Это человек невежественный, и человек безответственный.

Что нужно делать сейчас?

— Я не была тогда ни членом СНБОУ, ни человеком, который занимает должность. Власть тогда могла принимать любые решения. И это было в их компетенции. Я тогда высказала свою позицию: если бы они смогли добиться с нашей стороны таких действий, то заняли бы две трети Украины. И мы сегодня имели бы сотни тысяч погибших. […]

Сегодня меня возмущает скорее факт, что "минский процесс", который длится уже много лет, вычеркнул Крым из своего дискурса, из переговоров, из дипломатического урегулирования. И меня возмущает тот факт, что господин Саакашвили обнародовал свой разговор с президентом Украины, где президент сказал, что хочет обменять Крым на вступление в ЕС и в НАТО (Михаил Саакашвили рассказал об этом в одном из интервью, но не предоставил подтверждения этим словам – НВ). Это предательская позиция по отношению к Украине, по отношению к людям, нашим украинцам, которые живут в АРК (Автономная республика Крым – НВ). Считаю это недопустимым.

—​ Хорошо. Вы стали президентом чтобы вы сделали для того, чтобы…

— Можно я закончу? Именно поэтому я с первых дней не воспринимаю "минский процесс". Потому что это процесс, который посадил за один стол переговоров главарей, а на самом деле террористов "ЛНР", "ДНР". Посадил людей, которые не занимают официальные должности, со стороны Украины, в том числе. Петр Порошенко делегировал за стол переговоров Виктора Медвечука. Хочу спросить: где там Украина?

И когда они вычеркнули с повестки дня АРК и начали создавать особые статусы Донбасса через законы, которые принимались в парламенте, за которые мы не голосовали как партия, тогда я поняла, что это процесс – за спиной Украины. По сути, он за счет Украины, за счет капитуляции хочет сделать какие-то похожие на мирные шаги, непонятные дипломатические вещи. Именно поэтому "минский процесс" не принес мир. И сейчас нужно действовать по-другому.

—​ Как именно?

— Первое, что нужно сделать – возвращать АРК и возвращать ее в состав Украины так, как положено, через повестку дня минского переговорного процесса. Тот, кто с украинской стороны вычеркнул Крым, должен за это отвечать как за государственную измену.

Второе – будапештский формат (Будапештский меморандум гарантировал территориальную целостность Украины в обмен на ядерное разоружение. Его основные гаранты – Великобритания, Россия и США. Представители Китая и Франции сделали устные заявления, но не подписывали меморандум – НВ). Я так же считаю, что за спиной у Украины были сделаны определенные договоренности, которые идут вразрез с национальными интересами. Будапештский меморандум, единственный документ, который нам дает гарантии ключевых стран мира о неприкасаемости наших границ и неосуществлении против нас агрессии, отложен в сторону и сегодня абсолютно не является фактором переговорных процессов на глобальном уровне по установлению мира в Украине.

И поэтому новый президент немедленно начнет переговорный процесс в будапештском формате, где за столом будут сидеть не террористы "ЛНР", "ДНР", а будут сидеть президент Украины и президенты и премьеры стран, которые нам давали гарантии. И они будут вести четкий, понятный, дипломатический разговор, который, уверена, закончится миром на Донбассе и возвращением Крыма.

[…]

—​ В фейсбуке и твиттере мы предложили людям задать вам вопросы. Вопросов очень много. Как вы относитесь к легализации короткоствольного оружия?

— Негативно.

—​ А швейцарской модели построения армии?

— Я за профессиональную, контрактную армию. И за то, чтобы, все-таки учитывая, что мы граничим со страной-агрессором, которая против нас ведет войну, нам нужно также учить военному делу и нашу молодежь, наших граждан. Но контрактная профессиональная армия. Сильная.

—​ Откуда у вас деньги на кампанию, и кто ее спонсирует? Готовы ли вы публично назвать бенефициаров?

— Слава богу, мы приняли закон о том, что абсолютно все доходы избирательного фонда каждого кандидата в президенты открытые и контролируются Национальным агентством противодействия коррупции, которое сформировано действующей властью. Поэтому, если бы им было за что нас привлечь к ответственности, вы бы об этом узнали первыми. У нас тысячи людей и организаций, которые открыто перечисляют деньги в мой избирательный фонд. И это говорит о том, что Украина поддерживает меня как кандидата в президенты.

[…]

—​ Бизнес вашего мужа в Чехии. Чем он там занимается?

— Это написано в декларации. Не хочу тратить время.

Мой муж не занимается бизнесом в Украине, потому что я ему поставила условие. Первый шаг в политику я сделала в 1997 году и отказалась от всего бизнеса. Я пошла в оппозицию и дала уничтожить тогдашней власти мой бизнес, который я построила своими руками. С того момента я приняла решение: в моей груди не бьется два сердца – бизнесмена и политика. И я попросила своего мужа, если он хочет меня поддержать, то пусть ведет бизнес в любой стране мира, только не в Украине.

Полное интервью читайте на сайте украинской службы Радио Свобода

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG