Ссылки

Новость часа

"Они не верят в эти фильмы про дворец". Редактор Дудя Даниил Туровский – о 27 часах в полиции и суде


Журналиста Даниила Туровского, редактора ютуб-канала "Вдудь", задержали днем 31 января на акции в поддержку Алексея Навального. Спустя сутки суд оштрафовал его за участие в несанкционированном митинге на 20 тысяч рублей. Журналист назвал свое задержание 26-часовым, в отделе полиции к нему не пускали адвоката.

Позже Туровский опубликовал на своей странице в фейсбуке пост о том, "как российское государство и полиция относится к людям, которые мирно протестуют". В нем 26 пунктов, среди которых, например, есть такие: "Не будут давать никакой еды и воды. Никакой", "будут требовать пароль от телефона", "приедет человек из СК, чтобы узнать, кому из задержанных меньше 27 лет и почему они не в армии".

Даниил Туровский рассказал Настоящему Времени подробно, как произошло его задержание.

Редактор Дудя Даниил Туровский – о 27 часах в полиции и суде
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

– Я не работал на акции, я вышел просто на мирный протест. Примерно через полторы минуты после участия в акции меня задержали, буквально в минуте от моего дома. Это происходило на Каланчевской. Подошли полицейские, не представились, не объяснили, почему задерживают, и отвели в автозак. Автозак в этот момент уже был наполнен, поэтому мы почти сразу поехали. Я помню опыт работы на акциях, я с 2008 года освещаю акции и бывал на сотнях. Я был уверен, что если мы сейчас сразу отправляемся, то это хороший знак, потому что быстро доедем, быстро всех оформят и, наверное, через два-три часа всех отпустят, как это бывает обычно на таких задержаниях. Но, честно говоря, почти сразу все пошло не так.

Мы приехали в ОВД, сразу же у всех отняли все телефоны, хотя это запрещено и незаконно, если тебя не арестовывают. Пообещали, что отберут телефоны на полчаса, потому что якобы это режимный объект, потом всем их отдадут. Нельзя было не отдать. Я выключил телефон, конечно же, у меня там были пароли и все было хорошо защищено, поэтому в целом я был спокоен. И после этого 26 или 27 человек, которые были в автозаке, отвели в так называемый класс службы в ОВД "Беговой". Нас привезли туда в 13:50, и где-то я после полуночи покинул это место. Все это время я был без связи и дальше тоже без связи.

Никаких объяснений не было. Говорили, что мы нарушили какие-то правила митингов, что будут составляться протоколы. Бесконечно составляли эти протоколы. Мой протокол составлялся, по-моему, в 11 часов вечера. То есть я сидел там 10 часов, ничего не делал.

Из ОВД "Беговой" нас увезли в другой – ОВД "Хорошевский" – на ночевку. Это было в холодной камере. После этого ОВД нас увезли и в суд, собственно, уже. Получается, под задержанием я провел где-то 26-27 часов без связи, без какой-то информации.

Меня ужаснуло поведение не во время задержания, а то, что происходило после. Я даже не знаю, с чего начать. Список огромный, начиная с отсутствия какой-либо связи, потому что ты не можешь связаться ни с родственниками, ни с адвокатом, хотя ты тоже прекрасно знаешь, что по первому требованию вообще-то должно предоставляться право на звонок, даже человеку, которого задерживают по уголовному преступлению. Мы вместе с другими задержанными попросили больше 50 раз разных сотрудников о какой-либо связи, и всегда были какие-то шуточки, отмазки и так далее. И это право было максимально нарушено.

Не было никакой еды и воды. Вообще никакой. Потом совсем в ночи была какая-то передачка, но именно от сотрудников полиции этого совершенно не было предоставлено.

Были большие трудности с походом в туалет – каждый раз надо было уговаривать сотрудников. В какой-то момент это было запрещено, потому что они решили так над нами поиздеваться, понаказывать – нам запретили ходить в туалет.

Были какие-то очень жесткие разговоры сотрудников полиции с другими задержанными, им сильно угрожали увольнениями и отчислениями из университетов и так далее. Это происходило с более молодыми людьми, я думаю, которым по 21-22 года.

С какой-то стороны это вдохновляющий, воодушевляющий опыт, потому что все люди, с которыми я там оказался, они были какие-то невероятно сильные, очень интересные. Со всеми было интересно поговорить. Понятное дело, что всем было тяжко это переносить, потому что многие реально попали в первый раз в такую стрессовую ситуацию, связанную с государством. Но нет ощущения, что были какие-то срывы.

У меня ощущение, как будто с ними [силовиками] проводится очень активная какая-то профилактическая работа о том, что любые задержанные на акции – это серьезные преступники, которые хотят уничтожить государство. Они не верят в эти фильмы про дворец и про расследование, про ФСБ. У них нет никакого ощущения, что это как-то связано с правдой. Я не сталкивался с такими полицейскими, которые говорили: "Мы вас поддерживаем". Такого не было вообще.

Книга Зыгаря недавно вышла, называется "Все свободны". И там есть очень хорошее описание всей ситуации, всей конструкции, которую он описывает: "Россия за секунду до Путина". То, что я видел, это очень похоже на "за полминуты до того, что может происходить на Окрестина" (следственный изолятор в Минске, 9-12 августа там жестоко избивали и пытали задержанных на акциях протеста – НВ).

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG