Ссылки

Новость часа

Раскола нет, есть "недоинформирование". Член Координационного совета Павел Латушко – о проекте конституции Тихановской


Член Координационного совета Павел Латушко – о проекте конституции Тихановской
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:12:39 0:00

Команда экс-кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской опубликовала собственный проект конституции страны. В нем предлагается установить парламентскую республику, где сохраняется пост президента с представительскими функциями.

Среди нововведений также смена герба и флага, независимый Нацбанк и ограничение президентских сроков.

Для участников Координационного совета, созданного противниками Александра Лукашенко после президентских выборов в августе 2020 года, этот проект стал неожиданностью. Об этом Настоящему Времени рассказал член президиума КС, бывший министр культуры Беларуси Павел Латушко.

Светлана Тихановская 12 марта отказалась от интервью Настоящему Времени на этот счет.

– Павел, а знали ли вы лично о выпуске этого документа?

– Я скажу так, что я знал, что такой документ готовится, но то, что произойдет это именно вчера, я не знал, признаюсь честно.

– А для вас это стало неожиданностью?

– В определенной степени. Если рассматривать с той точки зрения, что это произошло и что это планировалось, да, действительно, это планировалось. То, что это произошло вчера, да, это было неожиданно. Конечно, было бы, наверное, наиболее правильным вариантом, когда бы мы обсудили в более широком плане этот проект, документ, получили общее согласие и вышли для общества с единой позицией. Но это не означает, что под этим проектом конституции мы не готовы подписаться или не готовы ее поддержать.

– А почему этого не произошло? Почему вы не выступили единым фронтом?

– Вы задаете достаточно сложные вопросы; с одной стороны простые – и достаточно сложные. Может быть, действительно, иногда не хватает коммуникации, взаимоотношений, то есть мы говорим, что есть понятие "лидерство". Лидерство предполагает, что лидер ведет за собой, лидеры ведут за собой, лидеры привлекают максимальные ресурсы для того, чтобы принимать те или иные решения, вырабатывать те или иные решения, разрабатывать подобные документы. Поэтому здесь, конечно, вопрос не ко мне.

– Если оставить за скобками, как принимался этот проект конституции Беларуси, что вы в целом думаете о нем?

– Я выступаю как политик за парламентско-президентскую республику, что и закладывается в предложенном проекте конституции. Я считаю, что критический опыт последних 27 лет говорит о том, что нам необходимо отказываться от президентской республики, чтобы не создавать предпосылок для появления второй диктатуры в Беларуси. Мы заинтересованы в системе сдержек и противовесов между ветвями власти. Очень важно, чтобы ключевую роль играли выборы честные, открытые и прозрачные, выборы в парламент, когда побеждает определенная политическая партия или коалиция, которая в последующем назначает премьер-министра через решение парламента и которая прежде всего осуществляет функции исполнительной власти в государстве.

Президент – это фигура, которая важна, безусловно, но она должна являться определенным сдерживающим элементом или противовесом, когда недопустимо будет совершение каких-то антиконституционных действий со стороны той или иной политической силы в парламенте, пришедшей к власти, или нарушение конституции исполнительной властью. Это право вето, которое действует во многих европейских демократиях. Мы знаем такие примеры в Австрии, Германии, Польше и Литве, когда сохраняются институты президента, но при этом главную роль выполняют канцлеры или премьер-министры.

Конечно, нам кажется сейчас важным вынести эти базовые вопросы, представленные штабом Светланы Тихановской, на обсуждение людей и поставить, может быть, даже на вопрос цифрового референдума, который мы сейчас готовим, и готовим соответствующую платформу, о чем мы договорились со штабом Светланы Тихановской, и мы представили эту идею в Координационном совете для того, чтобы именно граждане Беларуси путем открытого участия в голосовании через цифровую безопасную платформу (мы понимаем, что все, кто участвует в каких-либо политических процессах в Беларуси, подвергаются немедленным репрессиям и санкциям) высказались за парламентскую республику, за парламентско-президентскую или за президентскую, за нейтральный статус Беларуси или за какие-то векторы во внешней политике и за другие элементы, очень важные для будущего Беларуси.

– Позвольте вас еще спросить: а есть ли пункты, с которыми вы категорически не согласны?

– Я не готов сейчас входить, может быть, в такую детальную дискуссию, для этого необходимо действительно провести анализ. Я знаю, что сегодня этот вопрос обсуждался в рамках Координационного совета. Вчера вечером и сегодня утром была дискуссия в Координационном совете, я тоже принимал в ней участие, и в ближайшее время планируется презентация проекта, где будут выработаны со стороны Координационного совета механизмы, как мы выработаем, выскажем свою позицию на предмет того проекта, который был представлен вниманию белорусского общества.

То, что эта работа сделана, – это уже важно. То есть я не хотел бы здесь говорить, что это все бесполезно или бессмысленно, это очень серьезная, важная и необходимая работа. Но в ее работу нужно привлекать максимально широкое количество в том числе новых политических сил, политических центров или структур, таких как Координационный совет.

И Координационный совет обратился в штаб Светланы Тихановской. Мы надеемся, что в ближайшее время в рамках Координационного совета состоится более глубокое и детальное обсуждение.

– Но вы не исключаете, что к тому моменту, когда документ будет готов, как вы сказали, к цифровому референдуму, он может быть несколько видоизменен?

– Я не знаю, это инициатор уже будет, наверное, решать, насколько будут готовы те, кто разрабатывал проект конституции, вносить какие-то корректировки. Я думаю, что если мы говорим о цифровом референдуме, то там необходимо ставить [на голосование] прежде всего ключевые моменты, связанные с государственным устройством, системой управления органов власти в нашей стране, и получить на эти вопросы ответы со стороны белорусского общества.

Что касательно уже деталей, технологий, инструментов, заложенных там, наверное, это прежде всего прерогатива специалистов в области юриспруденции, там работала достаточно сильная команда, насколько я знаю, эксперты в области конституционного права, но вместе с тем, еще раз говорю, Координационный совет всегда готов предложить свою помощь и поддержку в том, чтобы, может быть, где-то и внести изменения в этот проект, обсудить с обществом этот важнейший документ, чтобы в последующем вынести его на уже реальный референдум.

Хотя мы понимаем, что алгоритм действий должен быть следующим: для нас прежде всего важно осуществить транзит власти, и в этот период транзита до выборов президента вряд ли, наверное, стоит ставить вопрос изменения конституции, потому что в противном случае мы получим хаос, дезорганизацию в Беларуси, и конституция будет следующим этапом после избрания уже нового президента новой демократической Беларуси.

– Как вы относитесь к такому пункту проекта конституции: два языка – русский и белорусский?

– Я в прошлом министр культуры, конечно, всегда поддерживал национальный язык в качестве государственного языка, белорусский язык. Это очень важно для каждого народа, для каждой нации – уважение к своей истории, корням, развитие национальных символов, и таким символом является для нас всех белорусов белорусский язык. Это абсолютно натурально, это осуществляет каждое государство, каждый народ. Предлагается прежде всего работать над тем, чтобы повысить статус белорусского языка. Действительно, на сегодняшний день у нас есть такая проблема.

Критический опыт последних 27 лет говорит о том, что нам необходимо отказываться от президентской республики, чтобы не создавать предпосылок для появления второй диктатуры

Белорусский язык является в определенной степени элементом политики. Те, кто говорит на белорусском языке, почему-то воспринимались всегда властью как оппозиционеры. Я был единственным членом правительства, который употреблял в открытую белорусский язык. Не скажу, что это всегда вызывало, так скажем, позитивные оценки со стороны некоторых вышестоящих коллег в органах власти. Для меня это было в определенной степени абсурдом, непонятным, ведь использование министром культуры языка титульной нации – это натурально и логично, так что речь идет о том, чтобы вывести белорусский язык из тематики политической, оппозиционной тематики, расширить возможность для его развития, когда и СМИ, и образование на белорусском языке будет доступным, возможным, когда это будет не насильственным методом осуществляться, а нормальным эволюционным путем, когда действительно реально два языка получат статус государственного. А дальнейшие уже перспективы будут зависеть от общества – насколько общество будет готово к дальнейшим шагам.

– Все-таки говорит ли о расколе в оппозиции тот факт, что команда Светланы Тихановской и Координационный совет по таким важным вопросам, как проект конституции Беларуси, работают не вместе?

– Я бы не хотел говорить о расколе абсолютно, я даже опровергну этот тезис. Раскола нет, есть единые цели, есть инструменты, которые используют и Координационный совет, и штаб Светланы Тихановской, и народное антикризисное управление, которое я возглавляю. Мы используем этот инструментарий для того, чтобы достичь общих целей и задач. Конечно, как в любом нормальном демократическом процессе, возникают, может быть, моменты, связанные с недоинформированием, недоучетом позиций одной или другой стороны, но это нормально.

Я бы не стал гиперболизировать эту проблему. Координационный совет всегда открыт к коммуникации. Я уверен, что и штаб Светланы Тихановской тоже открыт к обсуждению всех проблемных вопросов.

Что происходит в Беларуси?

С августа 2020 года в стране происходят массовые протесты из-за объявленных результатов президентских выборов. По данным ЦИК, победу с большим отрывом одержал Александр Лукашенко. Однако протестующие не согласны с этими результатами и требуют признать Светлану Тихановскую легитимным президентом Беларуси.

Ряд стран Евросоюза, а также Великобритания, США и Канада не признали легитимность Лукашенко, ввели санкции против белорусских властей и призвали к новым выборам.

Настоящее Время ведет хронику этих событий.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG