Ссылки

Новость часа

"Это такая черная метка". Координатор "ОВД-Инфо" о признании организации "иностранным агентом"


Леонид Драбкин

Минюст России включил правозащитный проект "ОВД-Инфо" в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции "иностранного агента".

Ведомство утверждает, что "ОВД-Инфо" получало финансирование от правозащитного центра "Мемориал", Европейской комиссии и Международной федерации за права человека.

"ОВД-Инфо" – некоммерческая правозащитная организация, ее сотрудники оказывали юридическую и информационную поддержку задержанным на митингах.

Леонид Драбкин, координатор "ОВД-Инфо", рассказал Настоящему Времени, как статус "иноагента" усложнит жизнь организации и почему они добиваются отмены закона об "иноагентах".

Как "ОВД-Инфо" будет работать в статусе "иноагента"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:31 0:00

— "ОВД-Инфо" попало в список не СМИ-"иноагентов", а НКО-"иноагентов". Вы понимаете, есть ли разница? Правильно ли я понимаю, что вам не нужно будет в своих материалах ставить огромную пометку, которую сейчас ставят "Дождь", "Медуза" и теперь будет ставить "Медиазона"?

— На самом деле мы попали не в список СМИ-"иноагентов", не в список НКО-"иноагентов", а мы попали в третий список – незарегистрированных общественных организаций, где мы стали второй организацией после "Голоса". Так как мы не СМИ, то, к счастью, нам не нужно будет уродовать свои материалы этими 24 словами. И с этой точки зрения, я надеюсь, у нас все в этом плане хоть сколько-то лучше, чем у коллег из "Медиазоны". Но понятно, что все равно это очень неприятная история.

— Вы оказываете юридическую поддержку задержанным на митингах, отправляете им адвокатов в участки. Как вы считаете, теперь, после получения этого иноагентского статуса, ваших адвокатов могут перестать пускать в отделы полиции?

— Их и так не всегда пускали в отделы полиции. Я думаю, что самый большой риск – это, конечно же, какое-то наше взаимодействие с органами власти. Может быть, это как-то скажется на попадании адвокатов в отделы, но мы также ведем какую-то работу по адвокации каких-то идей, по продвижению каких-то правильных мыслей о том, как должно меняться российское законодательство и правоприменение. Поэтому мы контактируем, например, с советниками по правам человека, с уполномоченными по правам человека. И в этом плане может, конечно, что-то измениться. Возможно, государственным чиновникам запретят, например, ссылаться на "ОВД-Инфо", но это все неформально, нигде в законах такого не прописано.

Но понятно, что этот статус – это такая черная метка, которая намекает всем, что с нами лучше не сотрудничать. К счастью, мы в основном сотрудничаем с обществом, а общество понимает, что все эти пометки и реестры – это не очень хорошо, не очень здорово, и скорее оно нас будет только поддерживать.

— Насколько для вас было ожидаемо это получение статуса, как вы говорите, черной метки? Ранее вы получали какие-то сигналы об этом, что вас могут признать "иноагентом"?

— Конечно, это было очень ожидаемо, был только вопрос – когда это случится. Сейчас мы видим, что каток политических репрессий разогнался. В принципе любое внесение какой-то инициативы в список "иностранных агентов" – это был сигнал для всех, но в том числе и для нас. Мы понимали, что да, месяц назад внесли телеканал "Дождь", да, семь лет назад внесли "Мемориал". И было понятно, что в этот раз их, но могли бы и нас. Поэтому это все было ожидаемо, но все равно это было тем или иным шоком и для команды, и для тех, кто нас поддерживает. Но мы к этому готовы и, думаю, будем продолжать работать так же, как работали, только, может быть, в два раза усерднее.

— Возможно, у вас есть какой-то план действий по сопротивлению? Будете ли вы оспаривать решение Минюста? Верите ли вы, что такие решения в сегодняшней России можно оспорить?

— Однозначно. Для нас оспаривать это решение – это дело чести. Мы будем делать это и в национальных судах, и в европейских судах, где чуть больше шансов на справедливость. Для нас это, если угодно, дело чести. Но это про наше взаимодействие с органами власти. В то же время мы запустили какое-то время назад большую кампанию против вообще закона об "иностранных агентах". В частности, призываем всех подписывать петицию – ее подписали уже порядка 150 тысяч человек и 230 разных организаций: правозащитных, благотворительных, СМИ. И мы верим, что на самом деле нужно оспаривать не только конкретно наш статус, а нужно оспаривать вообще этот весь закон, нужно его отменять, потому что нет ни одной организации, которая находится там по праву и которой стоит там находиться. Никого не должно быть в этом списке "иностранных агентов". Закон, конечно же, должен быть полностью отменен. Не знаю, получится ли у нас благодаря петиции как-то все это поменять, или изменить, или сделать какие-то подвижки, но мы верим, всех призываем подписывать, объединяться. И самое главное – это такая моральная поддержка для всех нас: видеть, что мы не одни.

XS
SM
MD
LG