Ссылки

Новость часа

"Это был политический жест и жест отчаяния". Жители Нижнего Новгорода вышли на стихийную акцию памяти журналистки Ирины Славиной


Стихийное шествие памяти журналистки Ирины Славиной в Нижнем Новгороде, 2 октября 2020 года. Фото: телеграм-канал "Протестный Нижний Новгород"

Вечером после гибели в Нижнем Новгороде журналистки Ирины Славиной несколько десятков жителей города вышли на стихийное шествие памяти. Славина, главный редактор независимого издания Koza.Press, днем 2 октября совершила самосожжение возле здания областного управления МВД.

Люди возложили цветы возле Театра имени Горького, где стоит памятник козе, в честь которой Славина назвала свое издание, и прошли по центральной Большой Покровской улице. Они скандировали "Не забудем, не простим!" и "Государство убивает!".

Одним из тех, кто вышел в этот вечер на стихийную акцию памяти, был Алексей Садомовский – нижегородский политик и друг Ирины Славиной. Накануне у него, как и у журналистки и других оппозиционеров из Нижнего Новгорода, прошли обыски. Вот что он рассказал в эфире Настоящего Времени.

Алексей Садомовский на акции памяти нижегородской журналистки Ирины Славиной
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:10 0:00

– Сначала у нас образовался мемориал такой около здания МВД, сегодня туда несли цветы все люди. И сейчас, уже ближе к вечеру, мы идем по главной улице города, Большой Покровской.

– Что произошло? Почему Ирина Славина решилась на такой отчаянный и страшный шаг?

– Я был одним из тех, у кого тоже обыски проводились вчера. Это были обыски по 284.1 статье, по факту участия в нежелательной организации "Открытая Россия". Нужно отметить, что на протяжении многих лет к Ирине приходили с обысками и возбуждали административные дела, на нее многотысячные штрафы накладывали. Недавно на нее возбудили дело по коронавирусу, по фейку. И сейчас вот этот обыск. Естественно, это большое давление.

Но я бы хотел отметить: я думаю, что основным мотивом стала не усталость от этого всего, не слабость какая-то, а наоборот – сила. Это прежде всего был политический жест, это жест отчаяния. Она всей своей жизнью показала, что она хочет жить в цивилизованном обществе, хочет жить в комфортной стране и хочет, чтобы все мы тоже жили в действительно развитой стране. И жертвовала своей жизнью для того, чтобы мы приближали прекрасную Россию будущего.

Я думаю, что она немного разочаровалась в тех методах классических… Она сама, в одиночку, можно сказать, создала СМИ именно для того, чтобы нести людям правду, чтобы они этим интересовались и делали выводы. Но, видимо, этого было недостаточно, и она посчитала, что такой последний инструмент можно использовать, нужно использовать для того, чтобы донести до сердец, до умов людей весь тот ужас, который происходит в нашей стране. Все то зло, которое несет российское государство и российская власть людям.

– Сейчас полиция Нижегородской области проводит доследственную проверку из-за самоубийства Славиной. Что вы думаете по поводу этой проверки, этих действий?

– Ну по поводу проверки – я к проверке, конечно, скептически отношусь, потому что странно было бы поручить убийце расследовать убийство, это [имеет] мало шансов на успех. Конечно же, в смерти Ирины Славиной виноваты, как она написала у себя на фейсбуке, она винит в этом Российскую Федерацию. Российскую Федерацию – в смысле не людей, конечно, которые живут в России, а именно государственную власть.

– Ее преследовали по политическим мотивам, по профессиональным мотивам или это, как пишут некоторые комментаторы сейчас в фейсбуке под постами об Ирине Славиной, все ей показалось, она была человеком слишком экзальтированным и слишком близко приняла к сердцу то, что происходит в Нижнем Новгороде и с ней?

– Нет, разумеется, это политическое давление, это давление на свободную прессу, это давление на свободное мнение независимое. В общем, то, что у нас уже на протяжении многих лет происходит и входит уже в порядок вещей. Просто Ирина, она, знаете, это как с притчей про лягушку, которую медленно варят: многие привыкли, а Ирина не привыкла. Она не готова мириться с мерзостью, злом, никогда не была готова.

– Кто те люди, которые пришли сегодня к зданию нижегородского МДВ? Я вижу, что там не слишком много людей вокруг вас, но люди, видимо, которых вы знаете.

– Да. Сейчас я подойду к ним поближе. Там у нас просто на улице есть как раз скульптура козы. Ирина Славина, ее СМИ называлось "Коза Пресс". И коза – это как раз тот символ, который использовался. Вот около этой скульптуры как раз люди собрались сейчас. Совершенно разные люди сегодня приходили. Это и бывший депутат городской думы Евгений Лазарев, я видел, и журналисты другие приходили, и политики – оппозиционные, конечно, демократические в первую очередь, и предприниматели, известные в городе, и общественные деятели.

– Вы не боитесь, что полицейские будут искать виноватых не в своей среде, а среди вас?

– Слушайте, тут нельзя сказать, что я боюсь этого. Они могут что угодно делать. Отталкиваться от того, что будут делать полицейские и вообще российская власть – это не очень продуктивно, потому что в голове у них может быть что угодно. И поэтому нет, я не боюсь.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG