Ссылки

Новость часа

Почему российские власти хотят переписать историю захоронения в Сандармохе. Рассказывает расследователь


Почему российские власти хотят переписать историю Сандармоха. Интервью
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:29 0:00

Сандармох – расстрельный полигон в лесах Карелии. Общество "Мемориал" открыло это место еще в 1997-м. Теперь работы там приостановлены, глава местного отделения "Мемориала" Юрий Дмитриев арестован по делу о сексуальных домогательствах к своей приемной дочери. Обвинения, которые многие правозащитники и независимые журналисты называют сфабрикованными. Саму же историю Сандармоха пытаются переписать.

Большое расследование на эту тему провела Анна Яровая из интернет-журнала "7х7". За эту работу ей присудили награду "Профессия – журналист", которая вручается в этом году уже в третий раз. Эта премия, основанная фондом "Открытые медиа" Михаила Ходорковского, отмечает работы журналистов российских независимых медиа. Поскольку фонд в России под запретом, награждать лауреатов пришлось в Праге.

Автор и ведущий программы "Смотри в оба" поговорил с журналистом о ее расследовании, о роли независимых СМИ в России.

– Хотел бы вас поздравить, вы получили премию "Профессия – ​журналист" в номинации "Региональные медиа" за расследование "Переписать Сандармох".

– Основная мысль в том, что в последние годы начались какие-то публикации материалов о том, что возможное место расстрелов репрессированных в 30-е годы, Сандармох – это вовсе не то место, которое открыл "Мемориал" в 1997 году, что там могли быть захоронены не только репрессированные, но и военнопленные в годы финской оккупации во время Великой Отечественной войны.

– Для чего такие гипотезы выдвигаются?

– Это попытка нивелировать значимость Сандармоха как места расстрелов репрессированных и привнести какое-то сомнение в общество о том, что, возможно, финны могли расстреливать, что, возможно, все тысячи людей, которые там лежат, это не только жертвы нашего государства, но и жертвы финского государства.

С чем это связано? Я думаю, с тем, что наше государство не хочет в очередной раз давать людям какие-то поводы для мрачных мыслей, для того, чтобы рефлексировать о том, как это было, кто виноват в этом. Не надо об этом говорить, легче жить каким-то настоящим, легче бороться с внешними врагами в виде Сирии или Украины – власти у нас придумывают каждый раз что-то новое.

– Мы видим уже пример этого "стирания". Буквально на днях депутат Свердловской городской думы, 23-летний депутат, заявил о том, что ГУЛАГ – это хорошая вещь. И вот эти звонки, эти упоминания о том, что Сталин и Большой террор – это не так уж плохо, что от этого была польза, мы слышим все чаще и чаще. Меня беспокоит то, что мы слышим это от молодого поколения.

– Всегда хочется верить в лучшее. С чем это может быть связано? Наверное, недообразованность. Наверное, нежелание узнавать свою историю, свое прошлое. На примере Карелии я могу сказать, что я недавно, когда случилась история с Юрием Дмитриевым, рассказала своей маме о том, как проходили репрессии в Карелии, о том, сколько было во время террора в 1937-1938 году, была разнарядка "убить", "зачистить" 4 тысячи жителей Карелии, но власть пошла дальше и зачистила 8 тысяч, потому что всегда же лучше прогнуться и перевыполнить план, чем недовыполнить. Но моя мама – это не молодое поколение, и в нашей семье не было репрессий, не было расстрелянных. Возможно, это какое-то незнание этого, недопонимание. Либо нежелание. Потому что когда ты этого не осознаешь, жить проще.

– Я бы хотел поговорить о премии, которую вы получили. Премия "Профессия – ​журналист" была основана фондом "Открытая Россия" Михаила Ходорковского, эта организация запрещена в России, поэтому премию организаторы вынуждены проводить за рубежом. Почему вы решили участвовать?

– У меня не было выбора. Редактор отправил лучшие работы нашей редакции за последний год.

Эту же работу я отправляла на премию Союза журналистов Карелии в этом году, и ее не отметили ни в какой номинации. Официальной причиной стал "слишком научный подход" в этой работе. Но я думаю, что это только прикрытие – просто не отметить, не заметить материал на неудобную тему.

– Организаторы этой премии говорят, что цель этого мероприятия, этой премии – поднять престиж российской журналистики, показать, что журналистика в России может быть независимой. Есть ли запрос на такую журналистику?

– Я хочу верить, что есть запрос. Наверное, это могут подтвердить истории со штрафами, которые сейчас накладываются на независимые СМИ, и наше СМИ не исключение – в августе этого года нам суды присудили штраф 840 тысяч рублей. Для регионального издания это очень большая сумма. И за сутки мы собрали эту сумму, просто рассказав читателям, что если вам нужна независимая журналистика в России, пожалуйста, поддержите нас. За сутки нас поддержали.

Есть запрос на независимые СМИ, есть запрос на качественную журналистику. Значит, нам нужно продолжать нашу работу, наше дело.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG