Ссылки

Новость часа

Законно ли перехватывать пассажирский рейс и посылать за ним истребитель? Отвечают эксперты по авиации и праву


Как в Беларуси захватили Романа Протасевича, силой посадив его самолет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:45 0:00

Как в Беларуси захватили Романа Протасевича, силой посадив его самолет

Для того чтобы задержать бывшего главного редактора оппозиционного телеграм-канала Nexta Романа Протасевича, белорусским властям пришлось фактически перехватить пассажирский самолет.

Протасевич, уехавший из Беларуси полтора года назад, летел самолетом авиакомпании Ryanair из Афин в Вильнюс. Когда самолет летел над Беларусью, экипаж получил сообщение о минировании на борту, после чего белорусские диспетчеры дали указание лететь в Минск – хотя расстояние до Вильнюса было ближе. По приказу Лукашенко в небо подняли истребитель МиГ-29. В Минске Протасевича и его девушку сразу же задержали.

Могли ли белорусские диспетчеры требовать посадки иностранного самолета на своей территории и по какому протоколу в данном случае действовать экипажу, Настоящему Времени рассказали авиаэксперт Богдан Долинце и доцент кафедры международного права киевского Института международных отношений Захар Тропин.

Богдан Долинце: "Пилоты не могли не послушаться"

Как должен действовать экипаж, если ему с земли сообщают, куда сесть
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:32 0:00

— Белорусские власти сообщают, что отправили в помощь к пассажирскому самолету истребитель. Вы понимаете, как истребитель в принципе может оказать помощь в небе и при посадке?

— На самом деле необходимо смотреть соответствующие требования инструкции Республики Беларусь, потому что на сегодняшний день ответственность за воздушное судно, его безопасность при пролете в то или иное государство несет конкретное государство. Естественно, оно само может прописывать определенные требования в условиях разных ситуаций, которые могут возникать.

Если мы говорим о вызове воздушного военного судна, то, как правило, такие судна привлекаются, если пассажирский самолет нарушает или требование пролета по маршруту, или определенное время не подает никакой связи с наземными службами, или, соответственно, пересекает какие-то территории, запрещенные для пролета, и такое судно, как правило, может быть принудительно посажено на указанный аэродром. А если говорить в целом, то такая практика не применяется для пассажирских судов, если нет крайней необходимости или если это не предусмотрено соответствующими инструкциями для персонала управления воздушным движением.

— Исходя из той информации, что нам известна, все-таки компания Ryanair подверглась небывалой критике со стороны пользователей и клиентов. Вы можете сказать, все-таки экипаж действовал согласно инструкциям?

— Если говорить о действиях экипажа, то, как правило, экипаж ознакомляется с отдельными требованиями тех государств, которые они пролетают по маршруту, и, соответственно, если говорить об экипаже, то основная задача для экипажа здесь – сохранение жизни людей и обеспечение безопасности полета.

Есть две процедуры на самом деле. Первая процедура – это как раз законодательная, когда диспетчеры могут предлагать ряд вариантов пилоту и пилот берет на себя ответственность, принимает решение лететь дальше или возвращаться на указанный ближайший аэродром. И другая процедура – это так называемая принудительная посадка, когда фактически пилоту не остается возможности для решения и невыполнение соответствующих требований государства, над которым он летит, может привести к тому, что против него может быть использовано вооружение.

— Вы говорите: "При посадке в ближайший аэропорт". Судя по радарам, все-таки ближайший аэропорт для посадки был именно в Вильнюсе, а не в Минске. Как можно объяснить, что фактически для якобы заминированного судна выбрали место посадки в Минске – по более длинному пути?

— Тут вопрос как раз уже конкретно к диспетчерам, потому что те инструкции, которые есть, они, как правило, не являются публичными – они имеют служебный характер для того, чтобы потенциальные террористы не могли их изучить и понимать действия наземных служб. Как правило, выбирается как раз ближайший аэродром, но при этом международные документы говорят, что аэродромом посадки может быть в том числе указан [аэродром] государства, над территорией которого летит международное судно. Соответственно, если такое происходит, то пилот уже не может выбирать, куда ему садиться, и вынужден выполнять посадку на указанном аэродроме. Единственным исключением могут быть плохие погодные условия, которые не позволяют безопасно посадить [самолет], тогда пилот может просить диспетчера, чтобы был изменен аэродром посадки.

— То есть единственный случай, когда пилоты могли не послушаться минских диспетчеров, – это погодные условия?

— На самом деле пилоты не могли не послушаться – пилоты могли только запросить возможность изменить аэродром посадки.

Захар Тропин: "Информация о наличии взрывного устройства не является достаточным основанием для перехвата судна"

Можно ли заставить сесть самолет сообщением о минировании
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:47 0:00

— Известно о том, что Романа Протасевича задержали белорусские силовики. Когда самолет производит экстренную посадку в Минске, в каком статусе находятся все пассажиры? Они же не пересекают границу Беларуси или пересекают? Законно ли задержали Протасевича?

— Они в этой ситуации уже находятся под юрисдикцией Беларуси. И момент задержания правомерен с точки зрения того, что когда самолет сел на территории Беларуси, лица, находящиеся на борту, оказываются под юрисдикцией Беларуси.

— Несмотря на то, что они не проходят таможенный контроль, пограничников?

— Нет, все равно они находятся под юрисдикцией Беларуси. Момент таможенного и пограничного контроля в этой ситуации не имеет значения. Но я бы здесь больше разделял вопрос правомерности посадки самолета и его нахождения на территории Беларуси, что является очевидным нарушением международного права, и вопрос задержания самого Протасевича на территории Беларуси. Первое – это очевидное нарушение международного права.

— Почему?

— Дело в том, что, согласно Чикагской конвенции о гражданской авиации, запрещено применять вообще какие бы то ни было силовые действия в отношении гражданских судов. Применять подобные действия возможно, только если полет осуществляется без разрешения на территории государства или же существуют разумные основания полагать, что самолет используется для целей, которые противоречат Чикагской конвенции, в частности одной из таких целей может быть, например, использование судна для террористической деятельности. Тогда судно квалифицируется как воздушное судно – угроза, и в отношении него может применяться перехват.

Очень важно отметить, что просто информация о наличии взрывного устройства на борту судна не является достаточным основанием для его квалификации как воздушного судна – угрозы, чтобы можно было осуществлять его перехват.

— То есть Лукашенко, отдав приказ отправить в воздух истребитель для перехвата пассажирского самолета, нарушил международное право?

— Конечно, какие-то окончательные выводы можно сделать, прослушав переговоры пилотов с диспетчерами или с пилотами МиГа, для того чтобы понять, как вообще развивались события и кто кому какие приказы отдавал в этой ситуации. Но если были какие бы то ни было формы давления на пилотов или же какие бы то ни было формы угроз в отношении пилотов и пилоты под давлением принимали решение о посадке судна в Минске, тогда это очевидное нарушение Чикагской конвенции и международного права.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG