Ссылки

Новость часа

"Уголовное дело – заказное, чтобы напугать меня и остановить". Интервью кыргызстанского правозащитника Рузиева 


Камиль Рузиев

Несколько дней назад в Кыргызстане был задержан известный правозащитник Камиль Рузиев, глава организации "Вентус". Он более 20 лет занимается защитой прав заключенных и других людей, которые пострадали от пыток и преследования полиции и сотрудников государственных органов.

По словам адвоката Рузиева, правозащитника вечером 29 мая задержали сотрудники Госкомитета нацбезопасности Кыргызстана якобы для установления личности, потому что при нем не оказалось документов. Но уже в то время, как его задерживали, по словам адвоката и сына Рузиева, в СМИ попал пресс-релиз: в нем было сказано, что правозащитника подозревают в мошенничестве и подделке документов. 31 мая Рузиева отправили по этому делу на два месяца под домашний арест.

После задержания, находясь в изоляторе временного содержания, Рузиев объявил голодовку в знак того, что он не согласен с обвинениями. Скорая помощь, которая приехала по вызову в ИВС, зафиксировала, что у правозащитника сильно упало давление, после чего он был отправлен в неврологическое отделение больницы в Караколе.

Телеканал "Настоящее Время" связался с правозащитником, который находится в больнице. Вот что он нам рассказал:

"Уголовное дело – заказное, чтобы напугать меня и остановить". Интервью Камиля Рузиева
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:09 0:00

– Как вы себя чувствуете? Сразу после того как вас задержали, вы объявили голодовку, к вам в ИВС трижды вызывали "скорую".

– Я продолжаю болеть и сейчас нахожусь в неврологическом отделении областной больницы, принимаю лечение. Мне поставили капельницу. В изоляторе временного содержания я не мог принимать лечение из-за сотрудников, которые забрали мои рецепты.

– Вас обвиняют в подделке документов. Но изначально была также статья о мошенничестве, которая позже исчезла из вашего дела. Расскажите, пожалуйста, о тех преступлениях, в которых вас подозревают спецслужбы.

– Никакого мошенничества не было, информация об этом была опубликована специально для моей дискредитации, дискредитации моей правозащитной деятельности.

Что касается обвинений в подделке документов – то их я тоже считаю необоснованными. Речь идет о справке, написанной медсестрой вместе с врачом на основании моей амбулаторной карты. Эта справка является оригиналом, и никакой подделки в ней нет.

– Следствие по вашему делу ведет Госкомитет нацбезопасности, хотя, как говорят юристы и правозащитники, оно должно вестись милицией. Вы говорите, что это дело – попытка оказать влияние на вашу деятельность, а сами сотрудники ГКНБ сводят с вами счеты. Почему вы так считаете?

– Я помогаю многим жертвам пыток, в том числе иностранцам, арабам: их пытали и вымогали у них деньги. На меня неоднократно оказывали давление, в том числе следователь Токушев в июне 2019 года. По делу об угрозах меня не признали потерпевшим, а сам Токушев не был привлечен к какой-либо ответственности. Только в этом году я добился возбуждения дела о бездействии прокуратуры и других органов власти, и этого следователя освободили от должности. Он сейчас не работает. Но, несмотря на это, продолжает оказывать давление.

– Токушев вам угрожал и даже приставлял в голове пистолет, поэтому вы подали иск к сотрудникам ГКНБ и прокурору, которые закрывали глаза на произвол этого следователя?

– Я думаю, что между этими людьми есть связь. Потому что на мои неоднократные ходатайства и жалобы долгое время не было реакции со стороны прокуратуры. Только в марте нынешнего, 2020 года было внесено указание, но оно так и не исполнено в полном объеме.

В прошлом году в ноябре было указание прокуратуры, и оно тоже не было исполнено. До настоящего времени не была проведена комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза по Стамбульскому протоколу. Прокуратура не реагирует на все мои жалобы и ходатайства.

Поэтому да, я считаю, что уголовное дело, которое в отношения меня возбудили, – заказное, чтобы напугать меня за мою правозащитную деятельность. И чтобы остановить меня.

– Вас оставили под домашним арестом на два месяца. Будете ли вы подавать апелляцию на это решение суда?

– Да, мы обязательно обжалуем постановление Каракольского городского суда. Мы считаем его незаконным, потому что вчерашний судебный процесс показал, что решение было заранее обговорено и принято.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG