Ссылки

Новость часа

Губернатор Хабаровского края арестован на 2 месяца по обвинению в убийствах. Эксперты считают, что это "сигнал губернаторскому корпусу"


Басманный суд Москвы отправил под стражу на два месяца губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, которого обвиняют в организации убийств и покушении на убийство. Политик арестован до 9 сентября 2020 года.

По версии следствия, хабаровский губернатор организовал покушение на убийство предпринимателя Александра Смольского и убийства еще двух бизнесменов – Евгения Зори и Олега Булатова – в 2004–2005 годах. По данным СКР, он также проверяется на причастность к другим особо тяжким преступлениям, совершенным на территории Хабаровского и Приморского края, а также Амурской области.

Два года назад на фоне резкого роста недовольства пенсионной реформой Фургал победил на выборах губернатора от партии власти.

О ситуации мы поговорили с политологом Николаем Петровым, который уже несколько лет ведет статистику репрессий против элит в России.

Эксперт – о задержании губернатора Хабаровского края
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:28 0:00

– У вас ощущение, что дело против Фургала связано с голосованием по поправкам? Или это репрессия?

– Мне кажется, нет такой моментальной связи – на прошлой неделе результат не понравился Кремлю, и сегодня губернатора арестовывают. Так сегодня система работать не в состоянии. Она достаточно долго ведет все эти дела. Сегодняшний арест связан с политической ситуацией, но эта политическая ситуация – скорее приближающиеся региональные выборы в сентябре, когда очень важно дать сигнал региональным элитам, что такой вольницы, как в 2018 году, когда Сергей Фургал был избран вопреки кандидату Кремля губернатором Хабаровского края, больше Москва не потерпит. А уже результаты голосования по Конституции (которые, кстати, были идеально средними по расчетам Шпилькина, вот так без вбросов проголосовала Россия в целом), могли какую-то роль сыграть. Но наивно думать, что так машина работает. Эти шестеренки очень мощные.

– Вы часто говорите, что эти репрессии не всегда привязаны к личности репрессируемого. В этом случае Фургал – не случайный выбор?

– Я думаю, конечно, он не случайный выбор, потому что те губернаторы, которые были избраны вопреки позиции Кремля, – это бельмо на глазу. Мы видели, как в декабре добровольно под давлением ушел в отставку Сергей Левченко – губернатор Иркутской области. Сегодня у нас только два таких остаются губернатора – региональных главы, – которые были избраны в 2018 году вопреки мнению Кремля. Проблему я вижу в том, что Кремль демонстративно не хочет с ними работать. Они делают какие-то шаги навстречу и понимают, что без налаживания отношений с Кремлем очень трудно руководить дотационным регионом, а Кремль всячески демонстрирует, что они – нарушители конвенции и с ними он постарается дел не иметь.

– Есть ли какие-то изменения в репрессиях против элит в последнее время, если все это началось в 2014 году? Появился ли какой-то тренд на ужесточение или оно все так и идет?

– До сегодняшнего дня мне казалось, что было такое водяное перемирие на время борьбы с эпидемией. А то, что мы видим последнюю неделю – целый вал репрессий против элиты, против рядовых граждан и политических активистов, – это скорее то, что накопилось за то время, когда у Кремля, у силовиков были связаны отчасти руки. Сейчас такое впечатление, что мы наблюдаем новый виток спирали, потому что такого жесткого и под таким соусом задержания губернатора не было вообще. Задержания после 2017 года прервались, но тогда сначала готовились к выборам президента, а потом были другие дела и заботы. И вот сейчас возвращается то, что мы видели пару лет назад.

– Может ли что-то остановить эту репрессивную политику? Могут ли сами элиты дать отпор, увидев, что кого-то из их круга регулярно выдергивают, или эта машина не останавливается?

– Я думаю, что смысл репрессий – почему об этом можно говорить как о политических репрессиях – это сигнал, направленный всему губернаторскому корпусу, всем региональным элитам. И из задержания Фургала очень четко следует вывод, что ты можешь быть замечательно чист, тебя не найдут, в чем обвинить в текущих твоих делах в связи с коррупцией и т. д. Но если ты 15–20 лет назад работал в бизнесе, то всегда силовики – а они это умеют, было это или не было, – могут добиться определенных показаний, которые дадут люди, находящиеся в заключении. И на основании этих показаний могут раскрутить дело, как то, что мы сегодня наблюдаем в отношении Фургала.

– То есть это не остановить?

– Я думаю, что то, что происходит, отчасти связано и с тем, что общее впечатление было – возвращение каких-то полномочий в руки губернаторов во время эпидемии, когда федеральный центр и президент демонстративно дистанцировались от принятия на себя ответственности за происходящее и за принимаемые решения. И сегодня очень важно в преддверии сентябрьских выборов показать, что это не так, что Москва все контролирует. И еще раз дать серьезный сигнал острастки региональным элитам.

Есть ли политика в деле против губернатора Фургала

Арест хабаровского губернатора Сергея Фургала – это знак всем губернаторам, считает политолог Константин Калачев. "Даже если все идет хорошо, сделайте так, чтобы вы проиграли", – советует он потенциальным главам регионов, поясняя ситуацию с арестом Фургала.

Политолог Калачев – о том, есть ли политика в деле против хабаровского губернатора Фургала
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:00 0:00

За что задерживают и арестовывают губернаторов в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:53 0:00

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG