Ссылки

Новость часа

"Ничего общего с правом". Адвокат – о запрете одиночных пикетов и графике прогулок для москвичей


В Москве задержаны журналисты, которые вышли на акцию в поддержку своего коллеги – Ильи Азара. Все они проводили одиночные пикеты. Всех задержанных отвезли в отделение полиции.

Адвокат Алхас Абгаджава считает, что с юридической точки зрения власти не имеют права запрещать проведение одиночных пикетов. Он уверен, что власть в России сейчас испытывает различные методы для борьбы с протестующими и ограничения свобод.

Адвокат – о запрете одиночных пикетов и графике прогулок для москвичей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:59 0:00

– Как вы оцениваете поведение властей в случае, когда запрещают даже одиночные пикеты?

– Это не сегодня началось. Они уже давно стали к одиночным пикетам относиться так же, как к массовым мероприятиям. Помните, подлавливали с рулеткой, подгоняли каких-нибудь троллей, которые вставали рядом. В принципе, то, что осталось в законодательстве, один маленький островок, то, что можно делать без согласования, – это одиночный пикет – это власть очень сильно раздражает.

Сейчас они вообще чувствуют себя абсолютно в своем праве в том смысле, что у нас какая-то особая обстановка в условиях пандемии. На самом деле мы все прекрасно знаем, что никакое чрезвычайное положение не вводилось, никаких комендантских часов не вводилось, на федеральном уровне никаких законов не принималось. И президентом, кроме этих странных нерабочих дней, о некоей чрезвычайной или особой ситуации или особом режиме решений не принималось. Поэтому все действия властей, запрещающие сейчас одиночный пикет, абсолютно антизаконны и антиконституционны, потому что мы не находимся в условиях такой ситуации, при которой человек не мог бы выражать свой одиночный протест.

А уж если касаться самой странной ситуации с самоизоляцией, самосохранением, что не является ни юридическим, ни правовым термином, – это абсолютно выдуманные термины для того, чтобы эту ситуацию, когда чрезвычайное положение вводить не хочется, а применять меры чрезвычайного характера очень приятно. Кстати, очень здорово власть отрабатывает все свои умения и навыки на ближайшее будущее, которое видится им, видимо, весьма туманным. Поэтому, на мой взгляд, это, конечно, незаконно и противоречит главным, фундаментальным принципам, конституционным и федеральным. А все, что местная власть подгоняет под свои указы – собянинские ограничения и прочее, – это не имеет ничего общего с правом.

– Сейчас власти предлагают выходить москвичам на прогулки по графику. Новые правила – три раза в неделю. На ваш взгляд, это послабления или все-таки ограничения?

– Это продолжение ограничений. Я бы даже сказал, это некое продолжение тренировок власти: а давайте еще вот так попробуем, давайте еще вот так потестируем. Не только граждан, имеется в виду, а свои возможности.

– Смотрят, на сколько хватит терпения?

– Здесь подоплека вроде бы за безопасность. Это было всегда одним из лучших мотиваторов, на основании которого власть всегда проводила все, что ей нужно. Безопасность – это лучший лозунг и флаг, под которым можно проводить любые ограничения. Но паника нагнана серьезная. Причем люди, которые даже не склонны к панике, начинают ей поддаваться, потому что видят, что эта паника распространяется не только нашей пропагандой, но и вполне себе зарубежными СМИ.

Я не COVID-диссидент. Я не против того, что все это существует. И действительно болезнь, наверное, опасна. Но то, что власть перебарщивает и порой проводит те ограничения и те действия, которые, мягко говоря, слабо связаны с антиэпидемиологической профилактикой, – это совершенно очевидно. Можно сколько угодно запрещать прогулки в парке, но при этом у вас работает метро. И так или иначе работают продовольственные магазины, где люди проходят через одного, двух, десяток кассиров. А эти кассиры, естественно, так или иначе контактируют с сотнями и тысячами людей. Поэтому опасность распространения как была, так и есть. Как-то массово, может быть, ограничили вот этой самоизоляцией и как-то предотвратили [вспышку заболевания], хотя я сильно сомневаюсь. Еще раз повторюсь, пока работает метро, говорить о какой-то изоляции людей друг от друга вообще не приходится.

Вот эти прогулки три раза в неделю мне вообще непонятны. Я уже не говорю о том, как это проверять и как это контролировать, как отличать прогулку в двух километрах от дома от похода в магазин. Для чего это все? Для того чтобы оправдывать огромные штаты бюрократов? Или тестировать свои любимые игрушки – системы социального мониторинга и тотального контроля над гражданами? Я по-другому объяснить не могу.

– Многие правозащитники говорят, что нет на самом деле никакого четкого контроля по большому счету, системы, логики в этом всем. Все держится на запугивании и на некоем избирательном праве, когда кого-то выбирают и штрафуют. Вы согласны с таким мнением?

– Скорее всего, так и есть. Власть, как бы ни пыталась и ни старалась, она не всесильна. И тотально контролировать всех и вся – это затратно, это тяжело, это обременительно. И в любом случае это вызовет недовольство. В дополнение к тому, что людям нечего есть, негде работать и прочее – я говорю про самые тяжелые последствия на сегодняшний день, – еще будет добавляться недовольство от несвободы. Поэтому власть показательно проводит порки и продолжает всех держать в тонусе. А в тонусе важно держать еще и потому, что успехов у властей экономических и политических за последние несколько лет каких-то особых нет, кроме парадов людям показать особо нечего. Для этого нужно поддерживать себя в тонусе: "Видите, у нас вот такая обстановка, поэтому, будьте добры, какие уж там пикеты".

XS
SM
MD
LG