Ссылки

Новость часа

"Обратного пути у Кремля нет". Роман Доброхотов – о документах ФСБ, которые подтверждают подлинность данных их сотрудников из расследования


Редакции Bellingcat и The Insider опубликовали материалы уголовного дела ФСБ о незаконном доступе к биллингам сотрудников спецслужбы. Расследователи утверждают, что таким образом служба безопасности фактически признает: люди, которых считают причастными к отравлению Алексея Навального, действительно сопровождали его в поездке в Томск.

После отравления Навального журналисты выпустили расследование, в котором рассказали, что в этой операции участвовало несколько сотрудников ФСБ. Одним из главных доказательств были данные биллингов оперативников. Накануне стало известно, что в Москве были арестованы трое мужчин, которых обвиняют в незаконной продаже таких данных.

Об этом мы поговорили с шеф-редактором The Insider Романом Доброхотовым.

Роман Доброхотов – о документах ФСБ, которые подтверждают подлинность данных их сотрудников из расследования
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:57 0:00

– На днях стало известно, что в Москве арестовали и задержали несколько человек, которые торговали данными оперативников. Ваше расследование напрямую связано с этими событиями?

– Недавно появились новости о том, что сотрудники правоохранительных органов арестовали людей, причастных к получению данных телефонных соединений, связанных с расследованием отравления Навального. И эта новость была построена на источниках.

Мы же получили официальные материалы дела, из которых прямым текстом следует, что по требованию управления безопасности ФСБ сотрудники Следственного комитета провели расследование и уже в феврале прошлого года арестовали трех человек, которые получали биллинги. То есть данные телефонных соединений сотрудников ФСБ, фигурирующих в расследовании The Insider и Bellingcat, опубликованные еще в декабре прошлого года, об отравлении Навального, где мы рассказываем, что были сотрудники из НИИ-2 ФСБ, а также из Второй службы, среди которых были люди, которые были по своей специальности врачами, которые следовали за Навальным по разным регионам накануне его отравления. И один из них – Алексей Александров – находился в непосредственной близости в момент отравления в Томске.

Эти телефонные соединения были одним из самых важных доказательств причастности этих людей. Были, конечно, потом и другие, было признательное показание Кудрявцева, которое он дал в разговоре с Навальным. Но все-таки эти телефонные соединения были одним из ключевых документальных подтверждений причастности этих людей. И теперь ФСБ подтвердила подлинность этих телефонных соединений, поскольку они арестовали людей за то, что те получили эти метаданные у телефонных операторов.

Соответственно, эти "пробивщики" – это совершенно обычные классические "пробивщики". То есть это даже не сотрудники МВД и прочих [служб]. Один из них – Зайцев – это фитнес-тренер, который с двумя подельниками просто купил корочку полицейского. Они подделывали судебные решения, приходили к операторам и требовали дать телефонные соединения. У них был поток заказов, они не знали, с кем они работают, получали из телеграма какие-то заказы.

И вот в декабре получили заказы на этих фээсбэшников, не зная о том, с кем имеют дело. Соответственно, уже в феврале их вычислили и арестовали, они дали признательные показания, их дело рассматривается в особом порядке. Им не грозят сейчас большие сроки.

Но все это вторично. Первично – это то, что если раньше государство путалось в показаниях (то говорили, что это вообще все выдумка, то Владимир Путин во время большой пресс-конференции в декабре рассказал, что это легализация данных американских спецслужб), то теперь оказывается, что это никакие не американские спецслужбы, а это фитнес-тренер из Балашихи, который с фальшивой корочкой просто приходил к операторам.

Сам факт того, что есть уголовное дело и что человек арестован, подтверждает, что это настоящее телефонное соединение. Это значит, что действительно Алексей Александров был в Томске в этот момент. И то, что Олег Таякин, врач по специальности, тоже ездил за Навальным и тоже созванивался ровно в момент отравления с руководством, и так далее.

Это теперь уже ответственность Владимира Путина и всяких высокопоставленных наших лиц – объяснить, что эти люди делали в этом месте. У них может быть своя интерпретация. Они нам дали свою интерпретацию по поводу того, что делали Боширов и Петров в Солсбери – они там смотрели шпиль и продавали спортивное питание. Отлично, нам дали пресс-конференцию, есть версия Кремля. Дальше уже дело всех остальных – верить в это или нет.

А здесь им нужно объяснить. Есть официальные материалы дела, в которых значатся мобильные телефоны указанных в расследовании людей, есть арестованный человек, который за это сядет.

В самих материалах дела упоминается наше расследование и сказано прямым текстом, что данные этих людей были опубликованы в расследовании, что они сотрудники ФСБ, что это нарушило их права и так далее. Есть официальное подтверждение, соответственно, есть прямой вопрос к Кремлю: "Что эти люди делали там?" Путин как-то так сказал: "Надо было присматривать за Навальным".

Хорошо, почему за Навальным присматривали врачи по специальности из Центра специальных технологий? Я уж молчу о том, что значит "присматривать"? Покажите нам материалы дела о том, на каком основании они присматривали за Навальным. Это же должно быть как-то официально оформлено. Может быть, они дадут интервью и объяснят нам, как они присматривали, почему вдруг присматривать отправили специалистов по химическому оружию?

Это вопросы, на которые надо дать ответы. Если эти ответы не будут получены, то, по сути, Кремль признается в том, что выводы нашего расследования верны и Владимир Путин действительно приказал убить Алексея Навального.

– А если условный Бортников будет комментировать ваше расследование и скажет, что такого дела нет? Или что оно есть, но у него совершенно иная суть?

– Нет, теперь уже обратного пути у Кремля нет, поскольку документы, которые опубликованы сейчас на нашем сайте, они не просто существуют в некой виртуальной реальности интернета – они существуют официально в суде, они есть на руках у адвокатов арестованных людей, они есть в процессуальном обороте. В принципе, я думаю, их можно даже как-то истребовать и так далее.

В конце концов, есть человек, который сейчас сидит, – этот Зайцев. Он не выдуман нами, он существует, за что-то его арестовали. Поэтому сказать, что это все выдумка, не получится. Они могут только попытаться придумать какую-то новую интерпретацию. Я с нетерпением жду, какую интерпретацию они дадут.

– Хочу уточнить: почему в ФСБ в принципе проводили это внутреннее расследование? Чтобы найти утечки?

– Здесь надо понимать, что такие спецоперации, как операции по отравлению Навального, Быкова, Кара-Мурзы химическим оружием, – это суперзасекреченная вещь. И те источники, с которыми мы говорили, объясняют, что, скорее всего, о смысле и задачах этой операции не могло знать больше, чем 10-15 человек во всей стране. Это не просто какие-то высокопоставленные фээсбэшники, а это очень конкретные люди, занимающиеся конкретными вещами. Люди из соседних департаментов ФСБ знать не знали, что такие операции проводятся.

Соответственно, в том числе и управление собственной безопасности ФСБ действует так, как оно действует. Оно видит, что опубликованы какие-то данные об их сотрудниках, значит, надо проверить, откуда пошла утечка. Они проверяют, проводят расследования и так далее. Система живет своей жизнью и работает так, как должна работать. Никаких вопросов к управлению собственной безопасности, почему они этим занимаются, нет, это их работа.

А параллельно существуют эти 15 человек, которые в курсе: Путин, Патрушев, тот же самый Богданов и еще ряд людей – вертикаль командования, которая использовалась в этой спецоперации, которые не могут никак это комментировать. И если они, например, сейчас скажут: "Мы засекречиваем эти данные и просим управление собственной безопасности прекратить расследование", – то внутри системы тоже будет понятно, что они признают себя причастными.

Они в очень сложной ситуации. Очень сложно, с одной стороны, придумать интерпретацию тому, что произошло. А, с другой стороны, как-то воспрепятствовать официальному расследованию этого дела. Они долгое время пытались это все игнорировать, но тогда получается, что не надо никак наказывать "пробивщиков". Это значит, что и дальше можно расследовать и получать данные. Их наказывать надо.

А на каком основании наказывать? То есть им приходится теперь признавать подлинность документов. Это такой цугцванг, в котором нет хорошего для них решения. Они просто полностью попались и завязли во вранье. Что бы они сейчас ни делали, они, так или иначе, будут подтверждать свою виновность.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG