Ссылки

Новость часа

"Психически неустойчивы". Член Совета по правам человека Каляпин – о своем задержании на акции в Москве


Среди задержанных во время акции протеста 3 августа был и Игорь Каляпин – правозащитник, создатель "Комитета против пыток" и член Совета по правам человека при президенте России. Его поместили в автозак, который затем направился в отдел полиции, но узнав, кто он, силовики его отпустили. Подробности Игорь Каляпин рассказал в интервью Настоящему Времени.

— Вы рассказали, что вас освободили по "телефонному праву": узнали, что вы член Совета по правам человека при президенте России. Почему этот звонок был совершен и кем?

— Я точно не знаю, наверное, кто-то из моих коллег. Скорее всего, либо Михаил Александрович Федотов, либо Андрей Бабушкин дозвонились в этот отдел полиции Марьино и просто раскрыли таким образом мое инкогнито, сказав, что "у вас там в автозаке член президентского совета сидит". Я-то вообще планировал этот квест пройти до конца. Не каждый день, согласитесь, представляется возможность понаблюдать, как это изнутри работает. Мне интересно было, как бы там на меня стали составлять протокол.

Член Совета по правам человека Каляпин – о своем задержании на акции в Москве и действиях силовиков
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:33 0:00

— После этого вы написали какое-то заявление на сотрудников Росгвардии, которые, по сути, задержали вас без причины?

— Ну а как же. Прямо там, в ОВД "Марьино", как только меня освободили.

— Его приняли?

— А как же, приняли, выдали уведомление.

— Какие-то действия дальнейшие следственные проходили? Вы допрошены как потерпевший, например?

— Ну, конечно, нет. Вообще, прямо скажем, для этого еще и рановато, потому что заявление написано в Следственный комитет, подал я его через дежурную часть ОВД "Марьино", где меня освобождали. Там как минимум сутки займет просто пересылка этого документа, этого моего заявления. Наверное, через пару дней мне должен позвонить какой-то следователь, который должен начать проводить процессуальную проверку. Если этого не произойдет, значит мы начнем обжаловать бездействие Следственного комитета в суд.

— С чем вы вообще связываете эту жестокость, которую мы видели на отдельных кадрах во время этой акции, когда просто лежачие люди, их бьют ногами, бьют палками резиновыми по коленям и так далее?

— Вы знаете, мне кажется, во-первых, и наверняка так и было, что сотрудников Росгвардии перед этим мероприятием просто накачали какой-то информацией о том, что здесь террористы, экстремисты, что все это проплачено западными спецслужбами и так далее. То есть им нарассказывали всяких страшилок. Понимаете, срочники, особенно из Росгвардии – это люди из казармы, у них нет возможности смотреть соцсеть, у них нет возможности смотреть по интернет-каналам тот же "Дождь" хотя бы. Это люди, которые получают только ту информацию, которая там разрешена их руководством. Понятно, что людям промыли мозги.

Во-вторых, на мой взгляд, там просто было очень много людей, которых в принципе на улицу выпускать нельзя на подобные мероприятия. Они психически и психологически неустойчивы. Я видел людей, которые просто ну очень агрессивно себя вели, они даже разговаривать нормально не могли, они срывались на крик, на хамство. У них сжимались кулаки, у них играли желваки, они просто очень агрессивно себя вели.

— Вы общались уже по поводу ситуации, которая с вами произошла, или по поводу всех этих протестов с вашими коллегами по Совету при президенте России? Ваши оценки совпадают, расходятся?

— У нас было совещание группы наблюдателей, еще несколько человек из президентского совета. Буквально в понедельник вечером, достаточно долго это все продолжалось, буквально час назад закончилось.

— К каким выводам пришли?

— Мы пришли к выводам о том, что действительно были массовые и необоснованные задержания, были факты избиения, тут спорить не о чем. Мы договорились до того, что сейчас будут готовиться несколько заявлений. В том числе я сейчас буду запрашивать информацию у правозащитных организаций, у адвокатов, собирать информацию по всем этим безобразиям. Это все, безусловно, является поводом – не основанием, а поводом – для возбуждения уголовного дела или как минимум для проведения процессуальной проверки.

— В отношении силовиков, имеете в виду?

— Да, в отношении силовиков, конечно. И мы будем эту информацию направлять председателю Следственного комитета Бастрыкину с просьбой провести по всем этим фактам процессуальную проверку, решить вопрос о возбуждении уголовных дел.

XS
SM
MD
LG