Ссылки

Новость часа

"Закрепление ценностной системы". Политтехнолог – об агитролике о геях-усыновителях и голосовании по поправкам к Конституции


Федеральное агентство новостей выпустило агитационный ролик "Почему поправки к Конституции России – это важно". В нем пара молодых россиян-геев усыновляет мальчика из детдома.Мальчика забирает один мужчина, а когда ребенок спрашивает про маму, в кадре появляется другой молодой человек и достает из машины платье для приемного сына.

"Такую Россию ты выберешь? Реши будущее страны – голосуй за поправки в Конституцию", – говорит голос за кадром на фоне текста о поправке в 72 статью, которая должна закрепить понятие семьи в РФ как союза мужчины и женщины.

В эфире программы "Вечер" на Настоящем Времени политтехнолог Павел Дубравский рассказал, почему агитация за поправки к Конституции строится на консервативных ценностях, как будет проходить голосование и почему именно его формат, а не результат важен:

Политтехнолог Дубравский – об агитационной кампании за поправки к Конституции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:28 0:00

— Давайте обсудим эту агитацию. Как она вам?

— Мне кажется, здесь важно подчеркнуть то, как политменеджеры подходят к защите этого проекта. Скорее всего, они используют те социальные опросы, которые к ним приходят, и они видят, что, например, уровень гомофобии в России относительно высок, с их точки зрения или с точки зрения того качественного или количественного исследования, которое они проводят. Поэтому они постулируют, используют эту повестку и пытаются ей оправдать те действия, которые делают.

Сам ролик – пример хорошего агитационного ролика. Но только в том смысле, если мы говорим про пропаганду. Если же мы говорим про смысловую составляющую, то мне кажется, что это все-таки имеет право вызывать определенную критику. И мне лично этот ролик не понравился. И мне кажется, что акценты стоит делать все-таки не на этом, если, опять же, они хотят привлечь внимание к этой Конституции, повысить явку и привлечь тот электорат, который должен прийти и поставить галочку "за".

— А что остается за скобками этой простой агитации с точки зрения того, что, как во всей агитации – давайте голосуйте, все хорошее против всего плохого, – по их представлениям. А важное-то что?

— Мне кажется, с их точки зрения, важно подчеркнуть, что эта будущая Конституция закрепляет именно те постулированные ценности, которые ассоциируются сейчас именно с этой властью. Возможно, это консервативные ценности – их можно называть по-разному. И как раз такие ролики – это технология донесения этого базового смысла, что сейчас мы закрепляем именно эту ценностную систему.

— У меня сложилось ощущение, что когда ФАН сделали свой ролик про семью – ЛГБТ-пару, которая усыновляет ребенка, – то, с точки зрения россиянина, который видит, что ребенка забирают любящие, пусть даже двое мужчин, это выглядит не как что-то плохое. Я думаю, немало найдется людей, которые задумаются: а так ли это плохо, или лучше, чтобы он остался в детском доме. Вы как думаете?

— С точки зрения политтехнологий, мне кажется, этот ролик можно было подать совершенно иначе. Ну а здесь, опять же, вопрос в том, какой смысл хотели показать.

— Может, они проговариваются таким образом? Просто не получается. Хотят плохо, а плохо до конца не выходит, потому что времена меняются, а они не меняются. Или я ошибаюсь?

— Здесь, мне кажется, будет всегда тот электорат, и как раз к нему именно этот месседж и нацелен. Это не во вне – для большинства именно русских людей, которые живут в России, – это, скорее всего, именно на определенную целевую аудиторию этот ролик был как раз создан. Я еще раз подчеркну, если позволите, что не всегда ролик, который воспринят негативно, это плохо. Мне кажется, если о нем говорят, то они все равно отрабатывают свою повестку, в которой они заинтересованы.

— Вы писали недавно колонку в "Новой газете". Там были такие слова: "Важнее не то, когда пройдет голосование, главное – как это будет сделано". Объясните, почему "как" важнее, чем "когда".

— Здесь я бы разделил свой ответ на два аспекта. Сама дата не так важна, потому что важнее, как эта процедура будет оформлена. У нас уже есть военные палатки и тенты, которые будут установлены на избирательных комиссиях на улице. Это как раз нормативно-правовой акт, который выпустил недавно Роспотребнадзор и который заявляет, что нужна социальная дистанция и т.д. Под этой эгидой защиты безопасности и защиты здоровья, на самом деле, нарушаются многие избирательные права. А, как известно, избирательное право – это часть конституционного права и вообще вся идея об Основном законе нашей страны.

Соответственно, мы получаем ситуацию, когда у нас само принятие этой Конституции может пройти настолько спорно, настолько неоднозначно, что после этой Конституции, после этого голосования у нас будет две России. Одна Россия – где элита живет в одной стране и считает, что есть этот общественный договор. И другая страна, где живет большинство людей в России, которые считают, что общественный договор нарушен, что в России, в которой они живут, они этот закон не принимали.

— А чем чревато двоякое понимание легитимности Конституции?

— Мне кажется, тем, что, во-первых, как мы видим, уже падают рейтинги президента. Мы видим, что падают рейтинги Государственной Думы, Совета Федерации, рейтинги правительства. И это, мне кажется, как раз и выльется, что сейчас общество в целом осознало, что государству на него по большому счету все равно. Если раньше был негласный общественный договор: мы в политику не лезем, но, пожалуйста, сохраните наши социальные льготы. То сейчас это очень сильно поменялось. Люди понимают, что даже эти социальные льготы, которые им должны выплатить, и, насколько я знаю, не все были выплачены, они могут сыграть злую шутку.

— Вы пишете, что целью референдума была демонстрация массовой поддержки президента со стороны граждан. Эту поддержку продемонстрируют по тем правилам, которые установлены голосованием и сейчас озвучены, как вам кажется?

— Я не люблю давать прогнозы, потому что мне кажется, что у меня не хватает качественной аналитики. Но мое мнение, что, скорее всего, нет, потому что сейчас, насколько я помню по опросам, там соотношение уже: 44% проголосуют "за", и примерно 30% – "против". Согласитесь, 30% – это уже немало. Конечно, будут использованы различные методы голосования, которые позволяют создать нужный результат, но та начальная картинка, которая планировалась при регионах, при Москве, при Санкт-Петербурге, что большинство населения это все поддержит, потом социальные сети, потом, соответственно, телевидение, – показывают, как все это происходит, все радостные. Этого нет, это уже не происходит сейчас.

— Когда россияне привыкли за много лет голосовать в один день по понятным правилам – это одна история. Сейчас будет длинное голосование плюс онлайн-голосование. Это может вызвать некое ощущение, что не все так честно и чисто, как они себе представляют. И если да, то широкая или узкая прослойка людей будет так думать?

— Мне кажется, что так будет думать не узкая прослойка, а, скорее всего, широкие массы. Объясню почему. Многие, смотря на то, как происходит агитация по Конституции и то, как она будет реализована, они ей уже изначально не доверяют, самому этому институту. Помимо того, что расширили методы голосования и добавили дистанционное электронное голосование, – я видел кандидата, который проиграл из-за него в 30 округе в Чертаново [выборы] в Московскую городскую думу, – многие люди просто не доверяют тому, как оно проводится. А эти шесть-семь дней с возможностью прийти и заявиться практически на любой участок, они просто подрывают доверие к результатам такого голосования.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG