Ссылки

Новость часа

Право на свободу: как вернуть себе дееспособность в России. Документальный фильм на сайте до 3 мая


В 2010 году вышла первая документальная картина известного фотожурналиста Алексадра Кузнецова "Территория любви". Фильм рассказывает об ансамбле "Иные", в котором все музыканты –​ обитатели Тинского психоневрологического интерната под Красноярском. Герои дают концерты в детском доме, женской колонии и военной части, а потом возвращаются в интернат. В конце один из музыкантов спрашивает: "Как нам дальше жить?" На это директор интерната им отвечает: "Если вы будете стараться, получите профессию, пройдете медэкспертизу – у вас есть шанс отсюда выйти".

"Краткая инструкция по освобождению" – второй фильм Александра Кузнецова. Это логическое продолжение "Территории любви", и в нем режиссер подробно рассказывает историю двух девушек, которым удается пройти сложный квест по освобождению из интерната, но в итоге выйти на свободу.

Картина доступна на сайте до 3 мая.

Краткая инструкция по освобождению: как вернуть дееспособность и право на самостоятельный выбор в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:35 0:00

Юля Данилушкина и Катя Климова попали в интернат по ошибке. От обеих еще в детстве отказались родители. От Юли – в роддоме, от Кати – в девять лет. После детских домов их обеих признали недееспособными, после чего они попали в психоневрологический интернат.

Когда человек в 18 лет выходит из детского дома – ему по закону надо дать жилье. Но если у него есть диагноз, в России его можно оставить в интернате навсегда. Человек, который попадает в интернат, теряет все права, которые мы считаем само собой разумеющимися: он не может работать, распоряжаться деньгами, заводить семью и детей и не может покинуть спецучреждение. В одном из интервью режиссер говорил, что, по оценке специалистов, в ПНИ до 20% людей попадают только из-за педагогической запущенности и тяжелых условий жизни и психиатрических диагнозов на самом деле у них нет. Фильм показывает, через что должны пройти девушки, чтобы доказать суду и государству свою дееспособность.

Не из всех интернатов можно выйти. Одна из героинь в отчаянии говорит: "Я сюда, в этот интернат, специально просилась в детском доме. Я просто упрашивала сотрудников, главного врача я упрашивала, старшую воспитательницу упрашивала, чтобы меня сюда именно отправили. Хотя у меня было три выбора: либо Канск, либо Тинская, либо Маганск. И я выбрала именно Тинскую, потому что я знала, что здесь профессию дают, дееспособность восстанавливают и выходят отсюда".

Такая репутация у тинского интерната появилась благодаря его директору. Сергей Ефремов – добрый человек, который помогает выбраться из этой системы людям, попавшим в нее по ошибке. Во время рассмотрения в зале суда дела одной из девушек он говорит: "Таких молодых людей, как Юля, с диагнозом "умственная отсталость в умеренной или слабовыраженной степени", в нашем учреждении достаточно. Если бы эти дети изначально находились в семье с родителями, они бы были полноценными членами нашего общества".

Именно директор помог режиссеру с запуском съемок. А после его увольнения со съемками помогало Министерство соцзащиты Красноярского края. Благодаря им было получено разрешение на съемки "тестирования" девушек. Эта сцена – одна из самых напряженных в фильме, после которой становится ясно, насколько неадекватна система оценки "дееспособности" в России.

Девочек просят сложить и посчитать в уме, назвать количество дней недели и месяцев в году, проверяют на память, а также спрашивают про детство. Например, Катю спрашивают, почему она убегала из дома: только ли из-за избиений – или еще и из-за насилия?

Описывая сцену тестирования, режиссер говорил: "Между нами и ими разница небольшая, просто нам повезло, а им – нет. Помести нас туда с детства – как бы мы считали, сумели бы быстро сложить в уме 99 и 99? Эта сцена в фильме – еще и для того, чтобы следующие ребята, кто туда пойдет, видели, как это происходит, и не боялись. Им всем страшна экспертиза – образование и кругозор не слишком хороши, по понятным причинам. Нужно, чтобы об этом задумались".

Режиссер писал, что за последнее время в структуре психоневрологических интернатов в России начались изменения. Специально для ребят, которые попали в такие заведения по ошибке, перепрофилировали один из интернатов – и там их готовят к медэкспертизе. "Всего в Красноярском крае из интернатов "в жизнь" вышли уже несколько десятков человек", – говорил Кузнецов.

Для режиссера цель этого фильма – дать надежду другим людям, которые все еще живут в интернатах. Не случайно он начинает фильм с серии интервью, где жители таких соцучреждений говорят о своих мечтах. Все они мечтают о простом: работе, доме, семье и любви, но главное – о получении дееспособности. Она для них – своего рода право на будущее. Только после получения этой лицензии “нормальности” их мечты могут реализоваться.

Режиссер очень чутко и последовательно демонстрирует, как героини сражаются за свои мечты, – в общей сложности автор следил за жизнью девочек около шести лет. Не нарушая дистанцию, он дает героиням пространство для искренних эмоций. Помимо бюрократической борьбы, Кузнецов показывает и весь уклад интернатской жизни: ежедневную раздачу таблеток, уборку, раздачу еды в столовой, самодеятельность и танцы под хиты 80-х. Ребята поддерживают друг друга в случае поражений и вместе радуются победам. И то и другое в их жизнях тесно связано с получением дееспособности.

Для международного проката режиссер изменил название с "Инструкции на освобождение" на "У нас все будет хорошо". Может, благодаря его оптимизму чудо и произошло. И хотя в фильме Катя не получает дееспособность с первой попытки, спустя четыре месяца после окончания работы над фильмом она все же выйдет на свободу.

"Краткая инструкция по освобождению" получила Гран-при международного фестиваля документального кино "Артдокфест" в 2016 году, а также главный приз международного жюри Международного фестиваля в Вене (Австрия), большой приз жюри на Международном кинофестивале в Нанси (Франция) и премию Джона Маршалла за современные этнографические медиа на Международном кинофестивале в Камдене (США). Фильм также был включен в лонг-лист европейского "Оскара" в номинации "Лучший европейский документальный фильм".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG