Ссылки

Новость часа

"Лукашенко нужно от 300 до 400 млн долларов ежемесячно". Поможет ли Путин Лукашенко на фоне новых санкций Запада


Владимир Путин и Александр Лукашенко в Сочи, 22 февраля 2021 года

Владимир Путин и Александр Лукашенко встретятся в Сочи 28 мая. Встреча в очередной раз проходит на фоне витка напряженности в Беларуси и санкций со стороны западных стран. Как только Лукашенко оказывается в сложной ситуации, он сразу едет встречаться с Путиным и получает поддержку. И на словах, и на деле Кремль остается главным кредитором для режима Лукашенко.

До президентских выборов летом 2020-го Лукашенко пренебрежительно называл Россию "наш восточный сосед" и обвинял Кремль в провокациях. Но после выборов, когда в стране начались массовые протесты, Лукашенко сам же первым позвонил в Кремль.

Доктор экономических наук и директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев рассказал Настоящему Времени, готова ли Россия поддерживать режим Лукашенко и почему.

Иноземцев: "Лукашенко нужно от 300 до 400 млн долларов ежемесячно"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:00 0:00

– Хотел бы я, конечно, начать наш разговор все-таки не с экономики, а с политики, чтобы понимать суть происходящего. Вы понимаете, почему Москва в истории с перехватом самолета вновь выступает на стороне Лукашенко? И даже свою гражданку Софью Сапегу на словах никак не защищает и не требует отпустить?

– Я думаю, что здесь ответ очень простой, даже вопрос не только по поводу Беларуси, Кремль относится к людям, которые пытаются бороться с существующими режимами, как к потенциальным врагам. Мы знаем то же самое наше отношение к экстремистам, выраженное в новом только что принятом законе. И, безусловно, такая классовая солидарность с Лукашенко дополняется классовой ненавистью к любым людям, которые готовы мыслить свободно и тем самым выступать против существующих режимов. Поэтому в данном случае мне кажется, конечно, гражданка ли России она или нет – для Кремля не существует самой идеи поддержки людей, которые отличаются от них по своим политическим взглядам.

– Тут всегда приходит на ум одна фраза, которую очень часто любят говорить российские политики: "Мы своих не бросаем". А как же в этом случае?

– Ну это уже давно не свои в данном случае. Естественно, потому что мы прекрасно видим, как Россия и сама пытается максимально нажимать на внутреннюю оппозицию. Мое ощущение заключается именно в том, что люди, которые отошли от принципов, которые исповедует российская власть, перестают для них быть своими. Может, они остаются своими по паспорту, но в данном случае, конечно, ничего своего больше в них нет.

– Сейчас об экономике хотелось бы поговорить. То, что мы сейчас видим на рынках: в валютных облигациях падение, западные инвесторы напуганы, в рублевых облигациях тем временем сильного падения нет. Говорит ли это о том, что российские элиты поддерживают режим в Беларуси и будут поддерживать его и дальше?

– Вы знаете, я не могу сказать по поводу элит в широком смысле слова, но то, что российская власть этот режим будет поддерживать, у меня нет никаких сомнений. Вот предыдущий комментатор уважаемый сказал, что он сомневается в возможности предоставления дополнительных средств Беларуси. Я бы не был столь категоричен. Мне кажется, что в нынешней ситуации фактически блокады Беларуси потребуются дополнительные средства, безусловно. Я думаю, что минимум того, что Лукашенко сейчас нужно для стабилизации ситуации, это где-то от 300 до 400 миллионов долларов ежемесячно. Я думаю, что, собственно говоря, ради этого Лукашенко и приезжает в Сочи, и, на мой взгляд, эти деньги ему будут даны. Может быть, не завтра, но в любом случае в этом году Беларусь получит не один дополнительный транш кредитов от России, помимо реструктуризации, на мой взгляд.

– То есть получается, что белорусская экономика может рассчитывать только на Россию?

– Сейчас однозначно, то есть даже китайцы, которые очень заинтересованы в контактах с Беларусью, и сейчас пошла информация о том, что китайские представители очень активны в Минске в последнее время. Но даже они будут осторожничать, безусловно, и какие-то, может быть, вливания будут, но они однозначно не будут существенно влиять на ситуацию в Беларуси. Опять-таки, понимаете, это деньги для России некритичные. Белорусский бюджет – это приблизительно 11 миллиардов долларов расходов ежегодно. Даже если Россия заместит четверть или треть этой суммы, это 2,5-3 или 3,5 миллиарда в год – это то, что российский бюджет осилит без серьезных проблем. И я абсолютно убежден в том, что это будет делаться.

От "восточного соседа" до единственного союзника. Как Москва стала последней опорой Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:54 0:00

– Если западные страны все-таки введут секторальные санкции и это коснется, например, трех главных предприятий страны: "Беларуськалий", "Гродноазот" и Мозырьский НПЗ, то что будет тогда?

– Я уже комментировал это. Мне кажется, это не будет особо катастрофичным, потому что нефтепродукты, я думаю, можно продавать опять-таки зачетом через Россию. То есть Россия может продавать на Запад свои нефтепродукты по белорусским контрактам, а Беларусь будет поставлять переработанную нефть обратно в Россию, тем самым фактически противоречие снимется, формальной причастности к санкциям, может, не будет. Что касается удобрений, то Беларусь сейчас не ориентирована на европейские рынки, потому что уже несколько лет назад значительная часть этих удобрений, больше 60-70%, шла на три основных рынка: в Индию, в Китай, в Бразилию. Поэтому я думаю, что здесь чтобы у Лукашенко возникли очень серьезные проблемы, я думаю, что главная тема – это логистика. То есть если, допустим, Европа продолжит ситуацию и скажет, что не только самолеты, которые летают над Беларусью, у нас не принимаются, но и поезда и автомобили, которые проходят через Беларусь, мы тоже не собираемся принимать, посылать туда – вот это гораздо более серьезный вопрос. Порядка 6% создается в транспортном секторе, транзит из Европы в Россию – это больше двух третей всего автомобильного транзита между Европой и Россией. И вот если эта магистраль будет перекрыта, то Беларусь потеряет много экономически и очень много в будущем, потому что мы же знаем, как много российские лидеры говорят про транспортный коридор между Азией и Европой, который, безусловно, проходит через Минск и Брест. И поэтому если эта часть будет подвергнута сомнению для возможного сотрудничества, это будет очень серьезный звонок.

– А куда еще бить, чтобы было больно?

– Вы знаете, на самом деле этот термин "чтобы было больно" мне не очень симпатичен, потому что проблема заключается в том, что…

– Мне тоже, просто реалии таковы.

– …Что больно становится в основном гражданам. Даже те же самые санкции против белорусского авиатранспорта пока навредили только "Белавиа" и людям, которые летают, и коллективу компании, которые, собственно, ни в чем не виноваты. Я думаю, что, конечно, прежде всего, следовало бы действительно искать счета белорусских элит за рубежом, активы и пытаться каким-то образом играть против них, потому что мы прекрасно понимаем, что государственная экономика с большим количеством теневого оборота явно продуцирует серьезное количество денег, которые находятся на зарубежных счетах. Это могут быть счета в арабском мире, в Эмиратах, это могут быть счета в Китае и так далее, но в любом случае пытаться найти их и пытаться распространить санкции на те банки, финансовые учреждения и государства, которые потворствуют этому, было бы, на мой взгляд, самым разумным на сегодняшний день инструментом и шагом.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG