Ссылки

Новость часа

"Блокируется полностью финансирование пророссийских политических сил". Почему Украина ввела санкции против Медведчука


Виктор Медведчук

Совет национальной безопасности и обороны Украины ввел санкции против бизнесмена Виктора Медведчука. Его часто называют пророссийским политиком. Медведчук – народный депутат от партии "Оппозиционная платформа – За жизнь", он кум президента России Владимира Путина. Кроме того, под ограничения подпали жена Медведчука Оксана Марченко, более 10 украинцев и пять граждан России.

Владимир Фесенко, глава центра прикладных политических исследований "Пента", рассказал Настоящему Времени, почему власти ввели санкции, почему сейчас и как это может отразиться на партии Медведчука:

Почему Украина ввела санкции против Медведчука
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:12 0:00

– Как вам кажется, почему только санкции, а не уголовное дело? Понятно, что, возможно, и до этого дойдет, но тем не менее санкции оказались раньше, чем официальное судебное решение?

– Это та же методика, которая была применена и по отношению к медведчуковским телеканалам и к Тарасу Козаку, их формальному владельцу. Все объясняется очень просто: украинская специфика. Вот в вашем репортаже упоминалось, что "Голос" судится с Медведчуком уже год и никакого движения. А я могу вам сказать, по многим резонансным процессам, в том числе и связанным с обвинениями в коррупции либо с обвинениями в антигосударственной деятельности, некоторые процессы длятся годами – и судебных решений до сих пор нет. Поэтому украинские власти избрали самый простой способ, он быстрый, моментальный практически – это введение санкций через Совет национальной безопасности и обороны. Основание: финансирование сепаратистских структур, которые в Украине считаются террористическими. Есть уже неофициальная ссылка по Оксане Марченко и госпоже Лавренюк, что они поставляют туда нефтепродукты. Похожая ситуация была и с Тарасом Козаком.

Это просто очень оперативный, быстрый способ, но, естественно, суды по этому вопросу будут. Но думаю, не быстрые, опять-таки скажется украинская специфика. Кстати, одно уточнение, у вас было упомянуто, что Алексей Данилов – глава СНБО, глава СНБО – президент Украины, а Алексей Данилов только секретарь СНБО.

– Владимир, а эти санкции, если позволите мне так выразиться, не выглядят как банальный передел собственности?

– Во-первых, речь не идет о передаче собственности в чьи-то руки. Что касается нефтепровода и компании, которая владеет этим нефтепроводом, это давняя история. Я помню, еще во времена Порошенко Сергей Лещенко и некоторые другие украинские журналисты писали статьи, материалы о том, что фактически через этот нефтепровод идет финансирование и Виктора Медведчука, и пророссийских сил. И тогда же была информация, что этот нефтепровод попал очень странно, сомнительным судебным решением в руки компании, которая связана с Медведчуком. То есть вопросы были уже тогда. Но вот только сейчас на эту ситуацию отреагировали.

Думаю, что это, конечно, связано с обострением военных действий на Донбассе, с активизацией пророссийских сил в Украине, и Совет национальной безопасности и обороны отреагировал на эти угрозы, поэтому, если бы, допустим, эти компании перешли в чьи-то руки, тогда можно было бы говорить о переделе собственности. А так суть совсем в другом: суть принятого сегодня решения заключается в том, что, по сути, блокируется полностью финансирование пророссийских политических сил, связанных с Медведчуком в Украине.

Почему Оксана Марченко, госпожа Лавренюк [оказались в этом списке]? Потому что через их компании, которые находятся в России, поступали деньги в Украину, фактически шло финансирование из России пророссийских сил в Украине. Вот этот канал сейчас полностью перекрыт. И, конечно же, осложнена просто обычная жизнь Виктора Медведчука и Оксаны Марченко в Украине. Думаю, что им сейчас, если они хотят сохранить комфортный образ жизни, надо переехать если не в Россию, то в Беларусь, как это уже сделал Тарас Козак.

– Вы знаете, пока мы с вами разговариваем, тут пришла реакция спикера Госдумы Вячеслава Володина, учитывая, что в Москве уже больше 22 часов, а реакция такая молниеносная, так сказать. Я вам ее зачитаю, может быть, с вами обсудим: "Действия властей Украины направлены против оппозиции, включая санкции в отношении главы политического совета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Виктора Медведчука, требуют осуждения со стороны всех стран, выступающих за права человека", – об этом заявил Вячеслав Володин. Как вам реакция российских властей?

– Реакция циничная и в очередной раз показывающая двойные стандарты Кремля. Это Кремль выступает в защиту оппозиции? После того как отравил главного антисистемного оппозиционера в России господина Навального, потом посадил его в тюрьму? И сейчас весь цивилизованный мир требует освобождения Навального, а Кремль выступает в позе защитников прав человека и демократических свобод. Это Кремль выступает с критикой ущемления свободы слова в Украине после того, как он закрыл все телевизионные каналы, которые так или иначе были связаны с оппозицией? Там "Дождь" остался, и то вне телевизионных кабельных сетей, через интернет вещает и по подписке. Поэтому не Кремлю выступать в роли защитника демократии, политических прав и свобод, потому что именно Кремль системно, последовательно нарушает все эти демократические права и свободы. Украина в данном случае предпринимает действия, которые направлены на защиту национальной безопасности и обороны, потому что речь идет о гибридной войне и о борьбе с пророссийскими силами. А Россия в Украине уже юридически считается страной-агрессором.

– А что будет с партией Медведчука, вы понимаете?

– (Смеется.) Партия останется. Во-первых, это партия не только Медведчука: там есть и другие политики. Никто их не преследует, речь не идет об арестах или даже задержании кого-то из представителей этих партий. Просто вот санкции, блокирование активов, а сама партия, ее фракция в парламенте продолжают действовать. Но проблема возникнет, поскольку та часть партии, которая связана с Медведчуком, финансировалась через Медведчука, его структуры, его компаньонов, того же Тараса Козака, через компании, связанные с Оксаной Марченко, гражданской женой Тараса Козака. Сейчас возникнут проблемы с финансированием. Посмотрим, как это отразится на их деятельности. Для них это, конечно, очень существенный удар, потому что у нас я даже не припомню таких примеров, когда бы так действительно жестко били именно по источникам финансирования на политические силы, в данном случае речь идет именно о пророссийской силе, это надо учитывать.

– Как может ответить Медведчук? Стоит ли ждать протестов от его электората, пророссийского электората?

– Напомню, что у нас уже был прецедент. В ночь со 2 на 3 февраля были введены санкции, были заблокированы три телеканала, которыми владел Медведчук через Тараса Козака. Тогда тоже ожидалось: могут быть протесты. Какие-то акции были, но никаких массовых протестов не было. Единственное, была очень такая комичная, на мой взгляд, акция у трибуны Верховной Рады, где они заявили протест против закрытия этих трех телеканалов, спели "Вставай, страна огромная", спели, правда, очень коряво, но никаких массовых акций протеста не произошло.

Я вспоминаю, как украинская оппозиция действовала во времена президентства Януковича. Когда, например, были подписаны Харьковские соглашения, это 2010 год, в зале Верховной Рады просто было массовое противостояние: стенка на стенку – это было нечто феерическое. Все равно, конечно, эти соглашения вступили в силу, но оппозиция показала, как она борется. И каждый год были акции протеста, в конце концов все закончилось большим Майданом и Революцией достоинства.

А Медведчук и компания умеют действовать в кулуарах, в кулуарах договаривались с Порошенко, в том числе об этом нефтепроводе, они умеют решать вопросы в судах, вот почему сейчас пошли санкционным путем, потому что, к сожалению, на суды у Медведчука есть определенные инструменты влияния. Поэтому там они умеют действовать. На улице они потеряли сноровку для активных действий. И пока за две недели первой волны санкций никаких активных массовых протестных акций не было. Я объясню почему. Потому что их надо финансировать. А видимо, уже в начале февраля возникли опасения и возникли проблемы с финансированием. А сейчас, если живых денег у Медведчука в Украине не будет, то как они будут собирать протестующих? У них такого опыта нет. Мобилизационный потенциал этой партии держится исключительно на деньгах.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG