Ссылки

Новость часа

"Забрала детей, уехала, а когда вернулась, мужа убили". Жители Оша – о жизни после этнического конфликта в июне 2010 года


Погромы в Оше в 2010 году

Десять лет назад, в начале июня 2010 года, в городе Ош на юге Кыргызстана начался конфликт между этническими кыргызами и узбеками. Погибли около 500 человек, более двух тысяч получили ранения, целые кварталы второго по величине города Кыргызстана были разрушены. Более сотни тысяч человек были вынуждены бежать от погромов в Узбекистан, опасаясь за свою жизнь.

Телеканал "Настоящее Время" поговорил с людьми, которые пережили июньские беспорядки в Оше. Многие из них потеряли тогда свои дома – власти позже выделили им квартиры в микрорайонах Манас-Ата и Анар. Некоторые потеряли родных и до сих пор переживают эту трагедию.

10 лет этническому конфликту в Оше. Жены и матери погибших рассказывают, как живут сейчас
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:55 0:00

Большинство жителей дома в Манас-Ате – узбеки, бок о бок с ними живут кыргызы. Соседи уверяют, что за 10 лет у них не случалось серьезных ссор.

Четырехэтажка в микрорайоне Анар также была заселена вскоре после июньской трагедии. В 2011 году люди заселялись в дом с опаской: боль и обида от того, что случилось в июне, тогда были еще слишком свежи.

Владельцы каждой из 75 квартир в доме в Анаре пережили свою потерю. Рано Касымова потеряла в конфликте мужа.

Погромы и беспорядки в Оше в 2010 году: что произошло?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:25 0:00

"Когда произошел конфликт, нам сказали, что надо уехать. Я забрала детей, уехала, а когда вернулась, мужа убили, – рассказывает она. – Мужа нет, дома нет, я осталась одна с четырьмя детьми".

"Через год после событий мы получили здесь квартиру. Вначале было недопонимание среди соседей, упреки, винили друг друга. Но потом стали жить дружно", – говорит Касымова.

У Шаани Топчубаевой в июне 2010 года в Оше без вести пропал сын.

Дом в Оше, где живут пострадавшие в конфликте в 2010 году
Дом в Оше, где живут пострадавшие в конфликте в 2010 году

"Когда в дом заселяли – не смотрели на нацию: и узбекам, и кыргызам давали квартиры, чтобы не повторялось кровопролитие, – говорит она. – Мы тут не делимся, не говорим, что это сделали узбеки или кыргызы. Мы лишь хотим, чтобы ответили, чтобы наказали тех, кто виноват, кто планировал это все".

Насипа Жанузакова похоронила мужа:

"Когда получали квартиры, мы не радовались и не хотели говорить спасибо временному правительству. Погибли невинные люди, – говорит Насипа. – Такая судьба, что поменяли детей, родителей на квартиру. Мы живем в горе. Но, как говорят, время лечит. Спустя 10 лет уже немного приходим в себя".

Жанузакова и Топчубаева говорят, что в деталях помнят события "черного июня", но ворошить воспоминания не хотят и даже своим детям не рассказывают, что тогда произошло.

10 лет апрельской революции в Кыргызстане
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:18 0:00

"Простому народу не нужен конфликт. Нам нужен только мир, – подчеркивает вдова. – Кому было тяжело, кто остался сиротой? Простые люди. У министров, у чиновников дети не остались сиротами, тут не умер какой-нибудь депутат. Тут умерли дети и родители из простого народа. Те, кто были на улице и хотели защитить Ош".

Многие соседи по новому дому стали опорой друг другу. 10 июня, в день начала конфликта, узбекские и кыргызские семьи соберутся в одном дворе, чтобы вместе прочесть молитву в память о погибших.

"Каждый год 10 июня мы устраиваем поминки, – рассказывает Абдильазиз Айдаров, еще один пострадавший в ошских событиях 2010 года. – Приезжают чиновники, мы все вместе собираемся. Иногда бывает, что кто-то женится или выходит замуж, собираем деньги, ходим на праздники".

Вдовы и матери погибших в Оше
Вдовы и матери погибших в Оше

Жители районов Манас-Ата и Анар говорят, что спустя 10 лет национальный вопрос в Оше уже никто не поднимает. Обида у жильцов скорее общая – на государство. Власти каждый год выделяют средства для пострадавших в июньских событиях в Оше (50–55 тысяч сомов, около $750). Многие получатели денег не согласны с тем, чтобы эти средства тратились на поминки: вместо обедов они просят отремонтировать двор.

Гульнара Нурвалиева, еще одна вдова, говорит, что ей каждый раз приходится отвоевывать компенсации у главы общественного фонда, который занимается распределением средств. Многие пострадавшие говорят, что нередко их "забывают" пригласить на поминальные мероприятия.

"Это неправильно. От президента, от губернатора, от правительства выделяются деньги. И вот нам не дают участвовать в мероприятиях, не дают нам эти средства, – жалуется Дильбар Кочконова, которая в июне 2010 года потеряла сына. – После того как мероприятия поминальные прошли, они просят прощения за то, что не пригласили".

Но Шаигруль Мырзаматова, которая следит за выделением средств, уверяет, что все полученные деньги распределяются прозрачно.

"Да каждый год выделяют деньги – 50–55 тысяч, 70 тысяч давали. На эти деньги мы каждый год устраиваем поминки. Расходуем их только на эти цели. Все приходят, всех приглашаем", – уверяет она.

"С 2010 года мы не видим этих денег, которые нам должны выделять. Поэтому мы хотим, весь дом хочет, чтобы тратили их именно на этот дом", – возражает Роза Касымова.

Большинство жителей говорят, что события 10-летней давности научили их ценить мир и решать все проблемы спокойно, без конфликтов. Вот только этот урок был получен очень дорогой ценой.

"Мы хорошо, очень хорошо живем. Никто никого не беспокоит", – говорит Роза Касымова.

"Революции тюльпанов" в Кыргызстане 15 лет
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:44 0:00

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG