Ссылки

Новость часа

"Пользуются землей, а ничего не платят". Как хантыйский шаман борется с нефтяниками


Сергею Кечимову 61 год. Он – хант, потомственный шаман и оленевод. С самого рождения живет в деревне Рускинская в 130 км от Сургута.

В 60-х годах прошлого века в этих краях нашли нефть. В 93-м землю начали делить между родами и общинами на "родовые угодья". Сейчас участки на разработку здесь выделяет по лицензиям Роснедр, невзирая на принадлежность земель родам, которые занимаются традиционными для хантов промыслами. Отношения хантов и нефтяников регулируются теперь частным порядком и местными властями.

Двадцать лет назад Сергей начал бороться с бизнесменами за сохранение экологии и прежнего уклада жизни на своей территории. Он снимал видео нарушений и таким образом стал известным.

Три года назад за борьбу с нефтяниками он получил судимость. Сергея признали виновным в угрозе убийством. По материалам дела, он рассказал двум нефтяникам, что их ждет, если они начнут осваивать берега священного озера Имлор. Сергея приговорили к исправительным работам. От наказания его освободила амнистия в честь 70-летия Победы в Великой отечественной войне. Тогда его история стала известна на весь мир: шамана поддержали журналисты, "Гринпис" и экологи-активисты.

Сергей рассказывает, что для того, чтобы вести добычу нефти на участках хантов, нефтяники должны собрать с них подписи согласия на разработку и платить компенсацию. На деле же местным жителям платят мало или заставляют уехать со своих земель. Несогласованные буровые на участке Сергея появляются одна за другой. Об одной такой он узнал недавно, когда ему пришел огромный налог на пользование недрами.

Земля здесь будто изрыта нефте- и газопроводами. Сергей рассказывает, что сам попросил у нефтяников установить посты на въезде в его угодья, чтобы сюда не приезжали охотиться посторонние: у хантов не принято использовать охотничьих собак, они ставят на животных ловушки. Но в итоге пропускная система сработала против него. Каждый раз его старенькую Ниву обыскивают.

"Почему вы меня травите"

Многочисленные озера тут сообщаются между собой небольшими речками. Сергей вспоминает, что по ним раньше можно было проплыть на обласке – национальной хантыйской лодке, сделанной из ствола дерева. Теперь такое перемещение затруднено.

Воду ханты привыкли пить прямо из водоемов, ведь раньше она была чистая. "Пить захотел. Думаю, немного холодной воды выпью и немножко выпил, начало трясти. Поднялся, там нефть плавает. Я сразу позвонил – почему вы меня травите?", – жалуется Сергей. – В советское время еще лучше было, рыбы много. В любом месте рыбы сверх поймаешь, сейчас нет".

Чтобы снимать нарушения, Сергей научился пользоваться камерой. Когда три года назад его история всплыла в СМИ, активисты-экологи из Финляндии подарили ему гоупро, а Гринпис – квадрокоптер. Но оперативно обрабатывать видео за эти годы он так и не научился. Его канал в ютубе пустой, а съемки нарушений хранятся в ноутбуке.

"Они пользуются этой землей, а ничего не платят, они от нас налог держат", – говорит Сергей.

После скандала с судимостью в 2015 году интерес журналистов и экологов к Сергею поутих. Сам он не понимает, каким еще образом, кроме как видеосъемкой и разговорами, можно защитить свою землю. Его русский и знание законов не так хороши, чтобы бороться с нефтяниками в полную силу в судах и кабинетах чиновников. За эти три года объем разработок на его земле только увеличился. А вокруг священного озера Имлор, за защиту которого он получил судимость, несмотря ни на что добывают нефть.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG