Ссылки

Новость часа

Отец белорусского политзаключенного Николая Дедка рассказал об угрозах в адрес сына


Отец белорусского анархиста Николая Дедка об угрозах в адрес сына
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:56 0:00

Отец белорусского анархиста Николая Дедка об угрозах в адрес сына

Отец задержанного белорусского анархиста Николая Дедка сообщил, что жизни и здоровью его сына угрожают в СИЗО, и обратился к властям. Сам он увидеться с сыном не может.

Международная правозащитная организация Amnesty International 24 декабря обратилась к белорусским властям с требованием принять безотлагательные меры по проверке информации об угрозах жизни и здоровью арестованного.

Николай Дедок – подозреваемый в уголовном деле об организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок (ст. 342 УК РБ).

Его задержали около полутора месяцев назад, на видео задержания было видно, что он сильно избит. По данным полиции, у Николая Дядка была обнаружена крупная сумма денег, коктейли Молотова, листовки и наклейки. Сам он вины не признает. Дедок уже однажды отбывал срок по делу о нападении на посольство России в 2010 году, но тогда был помилован Александром Лукашенко в числе других политзаключенных.

Отец Николая Дедка, Александр, рассказал Настоящему Времени, что известно о деле сына.

– Что известно на эту минуту о вашем сыне? Удалось ли получить какой-то ответ от администрации СИЗО?

– На данный момент у нас нет практически никакой информации о сыне, поскольку администрация и Департамент исполнения наказаний отказываются что-либо сообщать и предлагают нам писать им письма, дескать, получим ответы в установленном законом порядке. Адвокаты к Николаю не допускаются под предлогом, что якобы он находится в карантинной камере, куда его перевели буквально пару дней назад. И мы практически никакой информации о Николае не имеем.

Писем мы от него практически не получаем. За все время его пребывания в изоляторе мы получили по одному письму – мы и его подруга. Единственное, что происходит, – ему принимают передачки.

– Что было написано в письме, которое вы получили последним от сына?

– Короткое письмо. Оно было датировано 16 декабря. О том, что его перевели в другую камеру. Это письмо было еще до перевода его в карантинную камеру. Буквально два слова о том, что он находится в камере, перевели в другую, обстановка в целом нормальная.

– Защитника к нему не подпускают якобы из-за коронавируса?

– Дело в том, что к нему вообще было очень жесткое, избирательное и предвзятое отношение администрации, исходя из того, что когда еще допускали его адвоката – это было до помещения в последнюю так называемую карантинную камеру, – при встрече с адвокатом он находился в клетке, плюс ко всему было еще пластиковое стекло, и практически никакой конфиденциальности, никакой возможности общаться с адвокатами, изучать документы у него не было.

Сейчас адвоката не пускают. Буквально вчера утром он пытался попасть к нему, чтобы его вывели, но адвокату сказали, что он находится на карантине. И все, весь ответ, и больше никакой информации нет.

– Что вам рассказали родственники других заключенных о вашем сыне?

– Если речь идет о той информации, которая была опубликована в средствах массовой информации Беларуси, речь идет о том, что в отношении сына поступают угрозы жизни. Более того, речь идет о том, что его должны перевести в колонию в Горках – есть такой населенный пункт, где у нас находится одна из самых жестких колоний, – где его жизни может угрожать опасность, даже речь идет о том, что может просто якобы быть сердечный приступ, от которого он должен уйти из жизни. Вот такая информация.

– Как вы считаете, чем силовикам мог не угодить именно ваш сын?

– Дело в том, что сын достаточно давно в интернет-пространстве, в телеграм-каналах говорит правду о происходящем в Беларуси, он делает анализ очень серьезный. Сын образованный политолог, имеющий два высших образования, в том числе европейское. То, что он говорит, и то, что он делает в средствах массовой информации, безусловно, не нравится белорусским спецслужбам, в первую очередь так называемому ГУБОПу, который у нас должен заниматься борьбой с организованной преступностью, а фактически является тайной политической полицией, зверствующей на просторах страны. Николай говорит об их деятельности, о деятельности всех остальных специальных служб по подавлению мирных демонстраций и мирных шествий со стороны наших граждан, не согласных с происходящим в стране. Поэтому это является основной причиной.

И самое главное, повторюсь, Николай не призывает никого ни к какому насилию, он ведет речь только лишь о мирной борьбе за справедливость, за правду и за законность в стране, которой в стране уже давным-давно нет, если вы слышали высказывание так называемого нашего президента: "Нам уже сейчас не до закона", – то есть он прямо заявил, что в стране нет закона и так будет продолжаться. Ярким примером того, как у нас в стране власть игнорирует закон, является именно факт задержания сына.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG