Ссылки

Новость часа

"У нас нет второстепенных городов, каждый является ключевым". Офицер ВСУ рассказал об ожесточенных боях за Клещеевку в окрестностях Бахмута


Основатель "ЧВК Вагнера" Евгений Пригожин заявил о захвате села Клещеевка на юге от Бахмута. В опубликованном накануне пресс-службой сообщении он подчеркивает, что село взяли под контроль "исключительно подразделения "ЧВК Вагнера". В то же время, по словам Пригожина, вокруг села еще идут ожесточенные бои.

Украинская сторона не подтверждает сдачу Клещеевки. В сегодняшней утренней сводке Генштаба ВСУ сказано лишь, что российские силы обстреляли село.

Позже Минобороны РФ заявило, что российские войска установили контроль над селами Клещеевка и Лобковое (в Запорожской области к северу от Токмака). "[Клещеевка взята] добровольцами штурмовых отрядов, при огневой поддержке оперативно-тактической и армейской авиации, ракетных войск и артиллерии Южного военного округа", – сообщили в министерстве.

Клещеевка, которая находится примерно в 5 километрах южнее Бахмута, прикрывает подступы как к самому городу, так и к трассе со стороны Константиновки, по которой идет снабжение украинских военных в Бахмуте. Потеря села может поставить под угрозу позиции ВСУ в самом Бахмуте. Так как Клещеевка находится на возвышенности, российская артиллерия сможет обстреливать дороги к Бахмуту, перерезав таким образом пути снабжения. Украинские силы, как пишет The New York Times, считают Клещеевку ключевой южной позицией для обороны Бахмута.

Соледар, о взятии которого Россия заявляла на прошлой неделе, находится к северу от Бахмута. Если российским подразделениям действительно удастся взять под контроль оба населенных пункта, Бахмут может, по сути, оказаться в полуокружении.

Что происходит сейчас на донецком направлении – в эфире Настоящего Времени рассказал офицер 1-й отдельной бригады спецназначения имени Ивана Богуна Вооруженных сил Украины Тарас Березовец.

– Пригожин заявил о взятии села Клещеевка на юге от Бахмута. Что на самом деле происходит?

– Это не моя компетенция – комментировать ситуацию с теми или иными населенными пунктами. Я могу сказать только то, что обе дороги остаются проездными. Это то, что касается дороги, которая ведет из Славянска, и дороги, которая ведет из Константиновки. По ним проехать можно. По крайней мере, мы передвигались по дороге, связывающей Славянск и Бахмут. Вторая дорога находится периодически под обстрелом: туда прилетают мины, туда может прилететь от танка. Но двигаться по ней можно. Ситуация в Клещеевке и других населенных пунктах относится исключительно к компетенции Генерального штаба.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

– Насколько важен этот населенный пункт для обороны Бахмута?

– Там нет не важных населенных пунктов. Любой населенный пункт – Красная Гора, Берховка, Клещеевка, Часов Яр – они все критически важны для обороны. У нас нет второстепенных или первостепенных городов. Каждый город является для нас ключевым.

Концентрация на Бахмуте связана исключительно с тем, что это самый крупный город региона. До войны там было 70 тысяч населения. Но поверьте, для солдат Вооруженных сил Украины нет не важных городов, самый маленький поселок является настолько же важным, как и город Бахмут.

Стратегия противника очевидна: они пытаются отрезать две ключевые трассы, связывающие Бахмут с окружающими районами, тем самым прекратив подвоз боекомплекта, вывоз раненых, подвоз пополнения. Поэтому понятно, что враг рвется к трассам. Там идут ожесточенные бои везде, где только можно. Мы с нашим подразделением находились там все последние дни. Там же находится подразделение украинских десантников, с которыми я успел детально пообщаться, – 77-й и 46-й бригады. Они говорят буквально слово в слово одно и то же: враг лезет по трупам. Они лезут как тараканы – из всех щелей. Положили первую волну, вторую, третью, четвертую, пятую, закончился БК, 13-я или 20-я волна продолжает накатываться.

Ситуация держится исключительно за счет профессионализма, вооружения, в том числе того, которое нам поставляют западные союзники, и за счет умелой тактики смены подразделений. То есть подразделения, которые выполнили свою задачу, у которых закончился БК, подразделения, которые нуждаются в отдыхе, их заменяют следующие.

Там активно используется техника, полученная от союзников, в частности бронетранспортеры Kirpi (в переводе "еж"), которые себя показали наиболее успешно, которые курсируют между Соледаром и Славянском и между Славянском, Константиновкой и Бахмутом.

– Тем не менее Генштаб ВСУ до сих пор сообщает о боях за город Соледар. Российские СМИ три раза за неделю сообщили о взятии Соледара. Что происходит возле Соледара?

– Мне это известно точно, потому что я два дня назад находился возле города Соледар, если быть точным, на расстоянии приблизительно 2,5 километра, и воочию наблюдал с высоты то, что происходит. Мы были там с десантниками и смотрели за ситуацией. Город активно отрабатывает авиация и артиллерия ВСУ. Мы находились там в течение долгих часов, и не было минуты, чтобы замолкала наша артиллерия. Все, что возможно – ствольная, активная, – работает. Причем попали куда-то, видимо, по складу ГСМ в тот момент, когда мы там находились, поскольку поднялся густой черный дым. И в городе отчетливо слышна стрелкотня. За счет того, что было очень близко, очень отчетливо было слышно стрельбу и из стрелковых [орудий], и из крупнокалиберных пулеметов. Мы можем точно сказать о том, что в самом Соледаре бои продолжаются, как минимум на его окраинах.

– А можно ли говорить о том, что если украинские военные все время наносят удары по Соледару, получается, что для российских военных Соледар стал такой своеобразной ловушкой?

– Об этом говорили военные и наше командование. Это правда. Город охватывали в клещи, насколько сейчас мы знаем, российская десантура, а в сам город заходила "ЧВК Вагнера". При этом основная профессиональная часть "ЧВК Вагнера" уже отошла, и в городе остались зэки, которые подготовлены существенно ниже.

Если мы говорим о "ЧВК Вагнера", общее количество завербованных, насколько мы сейчас можем судить по разведданным, порядка 50 тысяч человек. Это то, сколько они успели навербовать. Какой из них процент зэков – сказать достоверно сложно, я не хочу оперировать цифрами. Но мы можем сказать, что это абсолютное большинство. То есть точно больше половины тех, кто находится непосредственно в Соледаре и в окрестностях Бахмута, – это бывшие заключенные с непогашенными сроками заключения. Их подготовка существенно уступает профессиональной подготовке "вагнеровцев". Если "вагнеровцы" – это бывшие кадровые военные, то основная масса – это те, кто успел пройти месячные, максимум двухмесячные курсы. Кстати, об этом же говорят и захваченные пленные. На минувшей неделе наше подразделение – 515-й батальон спецназначения взял одного из этих "вагнеровцев", который отбывал срок заключения за наркотики в колонии в Удмуртии. Он, в принципе, точно так же это и подтвердил, что основная масса его подразделения – это люди-зэки без какого-либо опыта боевых действий и не служившие в армии.

– Вы говорите, ссылаясь на украинских военных, что российские наемники идут по трупам своих российских солдат. Что их мотивирует? Они же видят, что их убивают, их расстреливают. Почему они не останавливают это продвижение?

– Это вопрос скорее к психиатрам и к наркологам. Очевидно, деньги. Никто из тех, кого взяли и допрашивали, не говорил, что для них главным мотивом был выход на свободу и погашение судимости. Основное, что им предлагают, – это деньги. И второе – это наркотики. Свободный доступ к наркотикам. Смотрите, если в подразделении "ЧВК Вагнера" на взвод в 30 человек находится три наркомана, то через неделю наркоманами становятся все 30. Я не знаю, как объяснить такой феномен. Наркотики в свободном доступе – то же самое говорят и пленные, об этом же и говорят наши десантники, которые с ними воюют. У них просто мотивация, которую нельзя объяснить с человеческой точки зрения. Это не вопрос пропаганды – это исключительно вопрос к наркологам. Нормальный человек даже за деньги вести себя так не может. Мы это видим, кстати, и по квадрикам, которые там летают, мы видим это с наших БПЛА.

Поведение, честно говоря, запредельное. Например, идет группа "вагнеровцев" – их, кстати, видно, их можно отличить от десантуры и от "мобиков": очень разный стиль работы и передвижения. Если это не профессиональные "вагнеровцы", а зэки, например, идет подразделение 10-12 человек, падает мина, четверо упали замертво, а остальные не разбегаются, не прыгают. На войне есть инстинкты, [которые] они должны отрабатывать. Вот десантура действует иначе. Если идет прилет, они очень правильно действуют. Эти продолжают [идти] дальше как ни в чем не бывало. Это ненормальная реакция, поверьте мне. Это, скорее всего, связано с применением каких-то наркотических, психотропных веществ.

Новости

XS
SM
MD
LG