Ссылки

Новость часа

"Назначили лечение сильнейшими нейролептиками". Что ждет шамана Габышева после приговора


Александр Габышев в психдиспансере Якутии

Якутский городской суд 26 июля признал шамана Александра Габышева виновным в применении насилия к полицейским и в призывах к экстремизму и присудил ему принудительное "интенсивное" лечение в психиатрической больнице на неопределенный срок. Габышев получил широкую известность, когда пошел из Якутии пешком на Москву, чтобы "изгнать Путина". Но дойти до Кремля ему так и не удалось: его несколько раз задерживали на трассе, возвращали в Якутск и в итоге отправили на освидетельствование в психоневрологический диспансер.

Журналисты Сибирь.Реалии поговорили с юристами, которые представляли интересы Габышева в суде, и с сестрой шамана. По их словам, ни Александр, ни его сторонники не были готовы к обвинительному приговору. По словам координатора "Правозащиты Открытки" Алексея Прянишникова, срок и место принудительного лечения шамана пока не определены, но защита предполагает, что это будет минимум три года и в медучреждении не в Якутии, поскольку суд назначил осужденному особый режим – "интенсивное наблюдение". А сестра Габышева Виктория Захарова считает, что ее брат просто не выдержит три года лечения сильными психотропными препаратами.

– Известно ли, сколько будут лечить Габышева и какими препаратами? И что такое "интенсивное наблюдение"?

– Когда назначают принудительное лечение, люди находятся в медучреждении не менее двух с половиной – трех лет. Как будет в нашем случае, я не могу сказать, но практика показывает именно такие сроки, – говорит Алексей Прянишников. – Александру назначили "интенсивное наблюдение". Оно подразумевает лечение сильнейшими психотропными препаратами, нейролептиками. Судья принял к сведению заключения психиатров, утверждающие, что Габышев "особо опасен", хотя никаких доказательств этому нет. Просто написали в заключении такую строчку. И суд этим удовлетворился.

Тяжесть такого приговора в том, что "интенсивное наблюдение" – де-факто сильнейшая терапия, которая проводится по шаблону, самому жесткому шаблону. Естественно, формально заявляется, что это "наблюдение" адаптируется под конкретного пациента, но тем не менее фактически это тюремное заключение. Свидания только с разрешения главврача.

– Родные Александра ранее говорили, что в диспансере он стал очень вялым, что у него реакции заторможенные. Он сам объяснял это неизвестными сильнодействующими препаратами в виде уколов и таблеток. Вам удалось добиться объяснения, что именно ему вкалывали?

– Я не могу это комментировать. Но информацию о препаратах нам в итоге сообщили. Сегодня состоялась также врачебная комиссия, по итогам которой его выпустили из диспансера. И сразу направили под стражу. С этой комиссией, кстати, связан нехороший момент. Александр явно не ожидал такого приговора, поскольку в диспансере его обнадежили тем, что 26 июля будет комиссия. Сказали, мол, его выпишут по ее итогам.

Конечно, мы ему объясняли, что оправдательный приговор маловероятен, что вряд ли суд откажет прокуратуре в направлении на принудительное лечение. Учитывая ту практику, которая по подобным делам [подзащитного против ведомственных сотрудников] сложилась, никаких иллюзий у нас не было.

Но даже мы были неприятно удивлены назначению режима в специализированном учреждении – это абсолютно несоразмерно тем последствиям, которые были причинены, в частности, потерпевшему.

Напомню, Александру вменили, что он ударил по бедру одного из задерживавших его сотрудников батасом (якутским мечом – экспертиза подтвердила, что он не является оружием). В конце марта экспертиза, инициированная следствием, опровергла, что шаман Габышев нанес вред здоровью росгвардейца во время задержания 28 января. Однако сотрудник ведомства все равно остался пострадавшим по делу о насилии в отношении сотрудника полиции.

Даже если абстрагироваться и предположить, что совершение нападения доказано (а там очень много вопросов), то приговор абсолютно несоразмерен. Для примера можно вспомнить Бобокулову, которая в Москве вышла к метро с отрезанной головой ребенка. Именно такие люди являются контингентом подобных лечебных организаций, с таким режимом. Как говорится, почувствуйте разницу!

– В 2020 году, спустя два месяца содержания в том же психдиспансере Якутска, Габышева удалось освободить. Сейчас возможен такой же вариант?

– Нет, это совсем другой случай. Тогда обвинение было тоже по статье о призывах к экстремизму, но по административной. Мера пресечения совсем иная. Сейчас статья уголовная. И опротестовать приговор или добиться его смягчения будет намного сложнее. Тем не менее адвокаты будут обжаловать это решение вплоть до Верховного суда России. А после – и в Европейском суде по правам человека.

Сестра Александра Габышева Виктория Захарова признается, что еще сегодня утром родные и сторонники шамана были уверены в его освобождении.

– Мы все в шоке сейчас. Я планировала сразу после суда увезти брата к гражданским врачам, чтобы восстановить его здоровье, испорченное принудительным "лечением" в диспансере. Мы бесконечно молимся о том, чтобы только он вышел поскорее, потому что два или три года в условиях еще хуже, чем в психдиспансере Якутска, – это просто нереально, он не выдержит такого! Он же постоянно говорил, что лучше колония, чем психбольница.


Но я понимаю, что как только он выйдет, я его не удержу дома. Да я и отговаривать не буду – он все сам решает. А я его всегда его поддерживала и поддерживаю.

– Сторонников, людей, которые его поддерживают, по-прежнему много?

– Поддержка у него всегда большая была, и она осталась. Но сейчас люди боятся задержаний. В любом случае его сторонники, мы все, что-то придумаем.

Приговор – это знак того, что власти считают его опасным. Не знаю уж, перед выборами или по какой другой причине, но разве обычного человека задерживали бы 50 человек? И целое представление устроили бы в суде?

– Когда вы его видели последний раз? Суд же был закрытым.

– Как вели на суд – мельком увидела. Еще вчера от Саши записку получила и передачу ему относила. Сейчас свиданий нет вообще. Он, конечно, похудел, но он держится. Перед судом он стал поживее выглядеть. И передавал, что уколы ему перестали делать – видно, чтобы на заседании он выглядел более-менее нормально. Потому что когда ему сильное лекарство давали, сразу заметно было по его поведению – он становился сильно заторможен, как будто трудно думать и говорить. А в эту субботу мы говорили по телефону – в целом нормально было.


За дня три до заседания ему заказали какое-то дорогое лекарство. Сказали: "Выписали именно для Александра". Пообещали, что если будет его принимать, то отпустят. Поэтому у нас появились надежды, но их опять обманули, – разводит руками Захарова.

****

Весной 2019 года Александр Габышев вместе с единомышленниками отправился в поход в Москву для проведения "обряда изгнания Путина". Его задержали через несколько недель на границе Бурятии и Иркутской области. Габышева отправили в психоневрологический диспансер, а позже завели на него уголовное дело о призывах к экстремизму. Еще одно дело – о применении насилия против представителя власти – возбудили в декабре 2019 года. По информации адвоката, поводом стало то, что при задержании Габышев мечом повредил одежду одному из сотрудников силовых структур.

Весной 2020 года шамана поместили в психдиспансер Якутска, признав виновным по административной статье о призывах к экстремизму. Затем его ненадолго выпустили, но в конце января 2021-го вновь принудительно госпитализировали: для этого задействовали 50 полицейских и девять машин. В этой акции участвовали и несколько высокопоставленных полицейских, в том числе заместитель министра МВД. За несколько дней до этого Габышев объявил о новом походе на Москву, который он планировал на март 2021 года.

Полностью интервью сестры и юристов шамана опубликовано на сайте Сибирь.Реалии

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG