Ссылки

Новость часа

"Моя дочь осталась такой же яркой". Отец Марии Колесниковой – о жизни в ожидании приговора дочери


Мария Колесникова в суде 6 сентября 2021 года

Минский областной суд огласил приговор соратникам Виктора Бабарико и членам Координационного совета оппозиции: Марии Колесниковой дали 11 лет колонии общего режима, Максиму Знаку – 10 лет колонии усиленного режима. Их признали виновными по всем обвинениям.

Судебный процесс проходил в закрытом режиме, в зал заседаний не пустили даже родственников обвиняемых. Утром 6 сентября, еще до оглашения приговора, отец Марии Колесниковой, Александр, рассказал Настоящему Времени, была ли у него надежда на оправдательный приговор и почему он каждый раз приходит к здания суда, куда его не пускают.

Отец Марии Колесниковой об ожидании приговора дочери
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:27 0:00

— Вас опять сегодня не пускают в здание суда?

— Вы знаете, мы сейчас находимся возле дома, где Маша много прожила, и это родной дом, скажем так. Мы готовимся к тому, чтобы поучаствовать в суде, по крайней мере, мы на это очень рассчитываем. И я могу сказать, что наши адвокаты Марии Колесниковой и Максима Знака приложили все усилия, чтобы мы с папой Максима сегодня могли присутствовать на открытом заседании. Я надеюсь, что все это положительно решится.

— То есть надежда на то, что вас все-таки впустят в здание суда и вы уже второй раз увидите Марию Колесникову, у вас остается?

— Да, конечно. Но тут даже вопрос не в том, чтобы увидеть. Я хотел бы присутствовать при оглашении приговора. И, конечно же, это будет и возможность увидеть Машу.

— У вас была надежда, хотя бы самая маленькая на то, что этот приговор будет оправдательный?

— Да, конечно. В глубине души я на это надеюсь. Мне кажется, что сегодня своего рода экзамен для нашего суда на непредвзятость, на честность. Ну и, конечно же, я в глубине души очень рассчитываю на оправдательный приговор.

— Скажите, пожалуйста, вас много раз не впускали в здание суда, но тем не менее когда назначалось очередное заседание, вы приходили к зданию. Почему вы это делали?

— Вы знаете, поскольку суд закрытый, с одной стороны, мне очень бы хотелось получить некоторую информацию о физическом и психологическом состоянии Марии и Максима именно из первых уст – из уст тех, кто постоянно там присутствует. Это первое.

Второе – мне, конечно же, важно было знать, на каком этапе проходит суд, хотя все мы под подпиской, как говорится, но тем не менее адвокаты могли рассказать об этапах. Сегодня, допустим, был день опроса либо сторона обвинения выступала – ну какие-то этапы суда, чтобы иметь представление.

Ну и самое главное для меня – это передать привет с цветами, которые я каждый день приносил, Маше и выказать свое уважение к адвокатам, которые в сложных условиях работают по защите моей дочери.

— Скажите, пожалуйста, вы не видели почти год свою дочь, и в конце августа вас вдруг неожиданно вызвали в суд. Как все проходило? Какой вы увидели Марию?

— Честно говоря, перед вызовом в суд я опасался, что могу сорваться либо растрогаться. Но когда я только зашел в зал, увидел свою дочь, ее радостные возгласы и традиционное сердечко, знаете, у меня сразу изменилось настроение, и я старался своим видом и своими взглядами на дочь показать, как крепко я ее люблю, показать свое отношение к тому, что произошло и происходит. Я думаю, что мы где-то мысленно с ней, конечно же, пообщались.

В результате наша встреча получилась не грустная, не веселая, но тем не менее очень радостная. Мне было очень приятно ее увидеть и почувствовать ее тепло. Я могу сказать, что моя дочь осталась такой же красивой, такой же яркой, такой же эксцентричной, поэтому у меня, конечно же, были только положительные эмоции.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG