Ссылки

Мигранты: застрявшие между двух миров

На греческом острове Лесбос в оливковой роще беженцы из стран Ближнего Востока создали импровизированный палаточный лагерь. Европа постепенно ужесточает контроль на границах, чтобы остановить нескончаемый поток нелегальных мигрантов. Обитатели островного лагеря оказались заперты между двух миров: продолжить свое путешествие в ЕС они не могут, но и мысль о возвращении для них невыносима.

Жители расположенной в нескольких сотнях метров от лагеря деревни Мориа относятся к мигрантам радушно. Но даже они опасаются, что, если лодки с беженцами продолжат прибывать на Лесбос, а двери в Западную Европу останутся запертыми, их когда-то безмятежный остров превратится в очередной человеческий ад на Земле. Такой, как знаменитый гигантский лагерь "Джунгли" во французском Кале

Благодаря помощи волонтеров, мигранты в лагере на Лесбосе получают трехразовое питание. Из-за доминирующей "хипповской" цветовой гаммы и многочисленных надписей на темы мира и любви, место в целом могло бы напоминать рок-фестиваль. Но это не так
1

Благодаря помощи волонтеров, мигранты в лагере на Лесбосе получают трехразовое питание. Из-за доминирующей "хипповской" цветовой гаммы и многочисленных надписей на темы мира и любви, место в целом могло бы напоминать рок-фестиваль. Но это не так

Эти три иранца живут в лагере на острове Лесбос очень давно. Один из них, Алиреза Хоссейни (в центре), говорит: "Мы будем ждать здесь и год, и два, но в Иран точно не вернемся никогда"
2

Эти три иранца живут в лагере на острове Лесбос очень давно. Один из них, Алиреза Хоссейни (в центре), говорит: "Мы будем ждать здесь и год, и два, но в Иран точно не вернемся никогда"

В лагере, кроме станции подзарядки мобильных телефонов и водонагревателя, есть несколько дровяных печей. Волонтеры пекут в них пиццы, а беженцы – свои плоские лепешки
3

В лагере, кроме станции подзарядки мобильных телефонов и водонагревателя, есть несколько дровяных печей. Волонтеры пекут в них пиццы, а беженцы – свои плоские лепешки

Крестьяне из соседней деревни Мориа начали возводить заборы вокруг своих пастбищ, хотя в прошлом скот всегда бродил на острове свободно. Но несколько местных жителей ранее жаловались, что беженцы у них украли и съели несколько коров и овец
4

Крестьяне из соседней деревни Мориа начали возводить заборы вокруг своих пастбищ, хотя в прошлом скот всегда бродил на острове свободно. Но несколько местных жителей ранее жаловались, что беженцы у них украли и съели несколько коров и овец

Вечер в лагере, его обитатели заряжают телефоны. На заднем планы видны огни деревни Мориа
5

Вечер в лагере, его обитатели заряжают телефоны. На заднем планы видны огни деревни Мориа

Завсегдатаи таверны в центре деревни уже привыкли к тому, что вечерами мигранты бродят вокруг. Несмотря на то, что некоторые жители Мориа рассказывают истории о похищенных цыплятах и овцах, в целом никакой враждебности к новоприбывшим нет
6

Завсегдатаи таверны в центре деревни уже привыкли к тому, что вечерами мигранты бродят вокруг. Несмотря на то, что некоторые жители Мориа рассказывают истории о похищенных цыплятах и овцах, в целом никакой враждебности к новоприбывшим нет

Пенсионер Георгиос Коларас, в прошлом каменщик, чистит репу в дверях таверны
7

Пенсионер Георгиос Коларас, в прошлом каменщик, чистит репу в дверях таверны

Пакистанский торговец-разносчик Амжад Али пытается заинтересовать посетителей таверны карманным фонарем и перочинными ножами
8

Пакистанский торговец-разносчик Амжад Али пытается заинтересовать посетителей таверны карманным фонарем и перочинными ножами

После ухода Али грек Георгиос Каларас перебирает свои четки и говорит журналисту Радио Свобода, что вряд ли его деревня сможет принять еще больше беженцев: "У нас не такая сильная экономика, как в Германии – нам самим не хватает рабочих мест"
9

После ухода Али грек Георгиос Каларас перебирает свои четки и говорит журналисту Радио Свобода, что вряд ли его деревня сможет принять еще больше беженцев: "У нас не такая сильная экономика, как в Германии – нам самим не хватает рабочих мест"

Дискуссия в таверне на тему беженцев становится все более оживленной. Хрони, хозяйка заведения, с тревогой думает о будущем: "Здесь все будет происходить "по закону джунглей", нас могут отсюда просто выжить. Пускай они хотя бы нашу церковь освободят, хотя бы этого хотелось, как минимум"
10

Дискуссия в таверне на тему беженцев становится все более оживленной. Хрони, хозяйка заведения, с тревогой думает о будущем: "Здесь все будет происходить "по закону джунглей", нас могут отсюда просто выжить. Пускай они хотя бы нашу церковь освободят, хотя бы этого хотелось, как минимум"

Михаэлис Бупакаш, 59-летний ремесленник, считает, что мигранты похожи на его собственных предков, когда-то бежавших в Грецию из турецкой Анатолии. Он особо не сердится на афганских мигрантов, недавно обворовавших его огород: "Они это сделали просто потому, что очень хотели есть"
11

Михаэлис Бупакаш, 59-летний ремесленник, считает, что мигранты похожи на его собственных предков, когда-то бежавших в Грецию из турецкой Анатолии. Он особо не сердится на афганских мигрантов, недавно обворовавших его огород: "Они это сделали просто потому, что очень хотели есть"

Вечер в лагере. Большинство его обитателей, как жители деревни Мориа, знают, что их жизнь никогда уже не будет прежней
12

Вечер в лагере. Большинство его обитателей, как жители деревни Мориа, знают, что их жизнь никогда уже не будет прежней

XS
SM
MD
LG