Ссылки

Новость часа

"День инаугурации мог бы стать спусковым крючком для митингов". Почему Лукашенко принял присягу тайно и утихнут ли протесты в Беларуси


Минск, Беларусь, 23 сентября 2020 года

В Минске 23 сентября утром тайно для общественности прошла инаугурация Александра Лукашенко. Он заявил, что это "день нашей с вами победы, убедительной и судьбоносной". "Мы не просто выбирали президента страны, мы защищали наши ценности, нашу мирную жизнь, суверенитет и независимость", – сказал Лукашенко в своей инаугурационной речи. Однако вечером в Минске и других городах страны прошли акции протеста против этой церемонии. В ответ силовики задерживали и жестко избивали протестующих, применяли водометы, слезоточивый газ. Известно о нескольких раненых.

Павел Усов, политолог, руководитель Центра политического анализа и прогноза, в эфире Настоящего Времени рассказал, почему инаугурацию провели внезапно, на что повлияет эта церемония и утихнут ли протесты в стране.

Политолог Павел Усов – о том, почему Лукашенко принял присягу тайно
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:58 0:00

— Расскажите, пожалуйста, насколько, как вы считаете, коррелируется событие 23 сентября в Беларуси в первой половине дня – неожиданная инаугурация Александра Лукашенко – и весьма жесткие, агрессивные разгоны демонстрантов вечером?

— Если говорить о последнем жестком разгоне демонстрантов, это связано, безусловно, с основной стратегией властей на сегодняшний день – зачистить улицы. И они будут их зачищать любыми методами, вплоть до таких жестких механизмов воздействия, как было сегодня [в среду, 23 сентября]. Тем более, что людей не было так много. Я думаю, что основная цель разгона была превентивной – не допустить большого скопления людей, чтобы "не испортить праздник".

— Чтобы колонна не смогла дойти до условного Дворца независимости и омрачить этот день?

— Совершенно верно. Что касается неожиданной инаугурации – для кого неожиданной?

— Для вас ожидаема?

— Она должна была быть, так или иначе. Так или иначе, Лукашенко столкнулся бы с недовольством. И он хотел очень быстро пройти этот пункт недовольства, который мы сегодня видели.

Почему она тайная была – ну, вы сами видите почему. Представьте, что бы произошло, если бы Лукашенко загодя, за неделю, объявил о том, что собирается провести инаугурацию в условиях, когда значительная часть населения его не приемлет, в условиях, когда люди постоянно выходят на площади, на улицу протестовать. Я думаю, что в этот инаугурационный день, если бы он произошел публично, на улицы бы вышли сотни и сотни тысяч людей, не только в Минске – по всей Беларуси. Это была бы основная цель.

Представляете: инаугурация в торжественной обстановке при сотнях тысяч протестующих, которые будут скандировать "Уходи!" Причем, думаю, инаугурация бы проходила во Дворце республики, там бы собрались сотни тысяч. Либо нужно было бы полностью Минск изолировать, полностью отключить все коммуникации, чтобы не допустить такого скопления людей. Либо применять самые жесткие меры и не допустить таких протестов, как это было сегодня.

Поэтому у Лукашенко был небольшой выбор: либо провести тайно, либо рассчитывать на огромные протесты, столкновения, которые покажут всю реальную картинку. Причем если бы это делалось торжественно, с приглашением каких-то СМИ, в том числе зарубежных, вы представляете, какая бы это была картинка.

— А мог бы, с другой стороны, воспользоваться предлогом – коронавирусом. Даже Генеральная ассамблея ООН проходит дистанционно. Александр Лукашенко мог бы сказать, что опять вспышка болезни.

— Это уже работать не будет. После того, как коронавирус стал контрольным выстрелом в голову Лукашенко и обвалил его рейтинг, теперь манипулировать этими вещами, коронавирусом, будет вообще бессмысленно. Это ни на кого уже не подействует. Любые манипуляции, любая пропаганда уже не будет иметь в данном случае никакого значения.

Я считаю, что даже если бы не было инаугурации вообще как таковой, это уже не имеет значения. Была бы она помпезная, кулуарная – по сути, что это меняет? Лукашенко был и остается преступником, диктатором, узурпатором. И если бы он сделал десять инаугураций, это никак бы не изменило ситуации, это никоим образом не легитимизирует его. А отсутствие инаугурации никоим образом бы не долегитимизировало его, потому что он и так незаконный, нелегитимный президент.

Поэтому он должен был выполнить этот ритуал, постарался сделать это как можно быстрее, незаметнее. Потому что действительно инаугурация, день инаугурации мог бы стать спусковым крючком для митингов. Я думаю, власти ожидали протестов, но они попытались минимализировать эти протесты до таких небольших демонстраций, которые было легко разогнать. А если бы это были сотни тысяч – это бы уже был совершенно другой аспект.

Тем не менее сегодняшний разгон нисколько не исключает, что массовый протест может быть либо завтра, либо в воскресенье. Потому что люди на горячее реагировали, возможно, не все знали, не все сумели сориентироваться. Но если будет призыв и телеграм-каналов, и той же Светланы Тихановской выйти завтра или в воскресенье, я думаю, шествие будет гораздо более масштабным.

— Вы сказали, что пропаганда уже не работает. У нас в эфире был потрясающий кусок видео, когда проходящие мимо женщины, жительницы Минска, говорили молодым людям, которые стояли с какими-то плакатами против Александра Лукашенко, что они продавшиеся. То есть очевидно, что они получили эту информацию в каких-то официальных СМИ.

— Все-таки в стране существует, я думаю, довольно большой процент людей, которые искренне верят в Лукашенко, искренне его поддерживают. Нельзя этого исключать. Эти люди были полностью пролукашенковскими 20 лет назад, они остались и сегодня. Это его костяк, тот электорат, который ни при каких условиях, никогда не изменит свою позицию. Скажем так, это те, кто будет верить в то, что Сталин – великий вождь и спаситель советского народа. То есть это уже не рациональный подход.

Здесь в целом пропаганда никакого значения не имеет, это не те люди, которые думали как-то иначе, а пропаганда на них воздействовала – они стали думать по-другому. Нет, это уже убеждение настолько сильное, которое никогда не изменится. Даже после смерти Лукашенко. Это так называемые "ябатьки". Но для них также не имеет значения, была бы инаугурация или не была, для них не имеет значения закон, Конституция, для них даже не важно, будет ли Беларусь.

"Такого в истории страны не было никогда". 45 дней протестов и задержаний в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:03 0:00

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG