Ссылки

Новость часа

Как осужденному после митингов белорусу удалось сбежать из колонии в Литву


Как сбежать из белорусской колонии и перейти в Литву
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:28 0:00

Как сбежать из белорусской колонии и перейти в Литву

Дмитрию Кулакову удалось убежать из белорусской колонии в Литву. Кулакова осудили на 3,5 года "химии" по статьям "оскорбление представителя власти" и "угроза применения насилия". Мужчина пытался сбежать дважды: в первый раз еще в декабре 2020 года, и тогда его поймали и вернули в колонию, а второй раз, в июле, побег уже был успешен.

Кулаков рассказал в эфире Настоящего Времени, почему он решил бежать и как проходила его жизнь в колонии.

– Как на самом деле выглядело это вменяемое вам оскорбление милиции? Думали ли вы вообще, что получите такое наказание?

– Я изначально за этот пост как бы даже и не думал, что какие-то последствия могут быть. Получается, на меня дело завели уже 19 августа, но я об этом узнал только 23 сентября, спустя месяц, когда меня задержали. Когда уже в СИЗО находился, я думал, дадут года три колонии, но дали "химию". Вину признал частично, я допустил то, что мои слова могли оскорбить сотрудника милиции, но никак не угрожать. Допустить мог, это все писалось на эмоциях.

– Дмитрий, что же это был за пост, что же там такого оскорбительного написали?

– Я написал: "Ну раз так, майор Потоцкий, жди, прикорытник, люстрации". Хотел написать "страшный суд", а автозамена выдала "самосуд означает для тебя конец". То есть "прикорытник" – это публичное оскорбление, а либо "люстрация", либо "самосуд" они посчитали как угрозу применения насилия.

– Дмитрий, когда вас задержали, расскажите, пожалуйста, что происходило в СИЗО, в колонии? Как к вам относились?

– В СИЗО предвзятое отношение было, и это очень часто проявлялось не только ко мне, но и к остальным политическим [заключенным], там очень много нас было. В СИЗО и получил там по почкам немножко и кулаками, и дубиной. На "химии", в принципе, физического воздействия не было, но, я думаю, только потому что у нас были средства связи, то есть об этом мы могли даже адвокату сообщить спокойно беспрепятственно либо родственникам позвонить рассказать, и даже журналистам. Они этого очень боятся.

– Такое наказание, как "химия", в Беларуси достаточно распространено, и многие о нем знают. Расскажите для наших зрителей из других стран, что такое "химия", чего нельзя во время отбывания этого наказания, что можно?

– "Химия" – это та же самая колония, но у тебя есть телефон. Можешь пользоваться интернетом, еще большой плюс, что ты работаешь на работе с вольными людьми, то есть отправляют на какую-нибудь фабрику, как меня отправляли на комбикормовый завод. И еще до пандемии, когда я заехал, отпускали домой в месяц на трое суток, но политических, конечно, не отпускали. И можно было брать эти свидания до 4 часов раз в неделю по выходным либо два раза в неделю. Пишешь заявление и выходишь, опять же к политическим это не применялось, потому что мы все стояли на профучете, и как бы "вы все понимаете" – весь ответ.

– Вам отказали на выходных видеться с семьей, и в знак протеста вы проглотили ручку от ложки. Расскажите, что это была за история.

– У меня до комбикорма была работа на пилораме, и там было место, где можно было и ребенка спать уложить в обеденный перерыв, потому что он спит в обед, он маленький, ему будет только 4 года. Когда я перевелся на комбикормовый завод, то я подошел к администрации "химии", поговорил с ними, они сказали: "Не переживай, отпустим мы тебя в гостиницу, все будет хорошо". Но когда коснулось дела, я подошел к начальнику с заявлением, чтобы он выпустил в город на 4 часа в гостиницу, он, даже не читая его, замахал руками: "Ты что хочешь, чтобы я раньше на пенсию ушел". Ничего не произошло. А жена уже выехала рано утром, не может же она поезд остановить посреди дороги и вернуться домой. Я проглотил ложку для того, чтобы положили в больницу, и в своей больничной палате положить ребенка спать. Я знал, что какие-то меры будут предприняты против начальника за это, я до сих пор не знаю, что там было.

– Скажите, пожалуйста, как я понимаю, вы первый, кто сбежал из "химии" в Беларуси. Как вы решились вообще на побег? И как был первый ваш побег в декабре?

– В декабре связался со стороной Литвы, чтобы если какая помощь здесь, то есть легализоваться как-то здесь, работать, жить, все хорошо. И я составил себе план, люди, конечно, там помогли, которые переходили, шел по нему, но неудачно. Они меня взяли, пограничники выписали штраф, вызвали милицию, милиция забрала меня в Шумилино, туда где жил. И на следующий день уже, 29 декабря, меня отправили меня на "химию".

– Расскажите, как вам удалось все-таки сбежать уже летом, что было самое тяжелое?

– Самое тяжелое – это было скрываться от поисков, потому что они меня искали везде: и в родном городе, и там, где я жил.

– Легко было перейти границу в Литву?

– Саму границу было очень легко перейти – как прогулка по лесу, то есть никаких препятствий не было. Но это морально тяжело.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG