Ссылки

Новость часа

"Мир прямо завтра – это слишком наивно". Бывший депутат Кнессета – о том, кто победитель в конфликте между Израилем и ХАМАС


Израиль и ХАМАС договорились о прекращении огня. Перемирие приветствуют Евросоюз, США и ООН. Правительство Израиля отчитывается: за время военной кампании стране удалось продвинуться к успеху в своей цели – уничтожению военной инфраструктуры ХАМАС. Группировка при этом утверждает, что подземные тоннели не разрушены и действуют. За 11 дней конфликта с израильской стороны погибли 12 человек, в секторе Газа, по данным агентства Reuters, жертв было значительно больше: около 250 человек, в том числе более 60 детей.

Ксения Светлова, старший научный сотрудник Института по изучению стратегий и политики, бывший депутат Кнессета, в эфире Настоящего Времени рассказывает, почему обе стороны называют перемирие победой, как долго оно может продлиться и что делать дальше.

Бывший депутат Кнессета – о том, кто победитель в конфликте между Израилем и ХАМАС
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:27 0:00

– Я же правильно понимаю, что празднуют обе стороны, и обе стороны называют это перемирие победой. Почему?

– Понятно, что ХАМАС пытается сейчас представить картинку победы. Положа руку на сердце, надо сказать, что с их точки зрения, с точки зрения радикально-исламистской организации, они выполнили свою программу по максимуму: им удалось добиться, скажем так, формирования нового силового уравнения в отношениях с Израилем. Если раньше это был ответ на какой-то удар по Газе или точечная ликвидация в Газе, то теперь ХАМАС ясно показывает, что он намерен вмешиваться и в ситуацию в Иерусалиме, и если будут возникать столкновения, беспорядки. А он уж поспособствует тому, чтобы это произошло точно так же, как сегодня у нас произошли беспорядки в Аль-Аксе вновь. С их точки зрения, это успех.

– Успех – это опробованное, вы имеете в виду, успех с их стороны? В среде считается, что это опробованный сценарий.

– Да, конечно, безусловно. В Израиле с большой озабоченностью смотрят на новое не взаимопонимание, наверное, но понимание того, что ХАМАС намерен теперь отвечать ракетными обстрелами ну, может быть, не на каждую ситуацию в Иерусалиме. Но если это дойдет до столкновений в Аль-Аксе, то мы опять увидим, как выпускаются ракеты по территории Израиля. Поэтому это, с точки зрения ХАМАСа, достижение.

С точки зрения Израиля что можно считать достижением – то, что уничтожены была эта подземная инфраструктура, которую ХАМАС создал с 2014 года за 7 лет. Но есть одно небольшое но: то оружие, те ракеты, которые были или выпущены по Израилю или уничтожены в ходе бомбежек, армия обороны Израиля говорит о том, что ХАМАС восстановит этот арсенал буквально за год. Поэтому те, кто выступал сегодня с пресс-конференцией – глава правительства, министр обороны – они на данный момент прежде всего политики и они должны представить исход этой операции как безусловный успех.

С точки зрения жителей Израиля, есть немало вопросов, учитывая, что ХАМАС восстановит свою инфраструктуру в течение года, а тоннели, которые были уничтожены, – в течение четырех лет. Это значит, что где-то приблизительно через 3-3,5 года, и, наверное, даже раньше, мы опять ожидаем подобные столкновения, подобную эскалацию, только уже с более новыми точными тяжелыми ракетами ХАМАСа, и, возможно, какими-то новыми сюрпризами. Поэтому вопрос очень спорный об успехе.

– Как добавить стабильности, чтобы не повторялось это каждые 3-4 года, когда ХАМАС восстанавливает свои объекты снова и снова?

– Мы знаем, что после войны наступает период, на протяжении которого стороны могут попытаться договориться, инициировать какой-то диалог. С моей точки зрения, диалог между ХАМАСом и Израилем невозможен. Но есть еще другая, палестинская сторона, с которой худо-бедно, но отношения более-менее работают, и работают так, что пока что ХАМАСу не удается зажечь ту часть Палестинской автономии, которая ему не подвластна – это Западный берег.

Именно об этом сегодня говорил министр обороны Бени Ганц на пресс-конференции. Он сказал фразу, которую в общем-то в левоцентристском лагере в Израиле повторяют уже давно: "Нужно усиливать умеренные элементы в Палестинской автономии за счет ослабления более экстремистских организаций и движений". То есть, грубо говоря, усиливать ФАТХ за счет ослабления ХАМАСа. Это все не происходит в один день, но если есть заинтересованность в предотвращении следующей операции, то начинать действовать нужно уже сегодня. Точно так же, как для того, чтобы предотвратить нынешнюю войну, надо было начинать действовать в 2014 году.

Это вопрос к будущему правительству. Как мы знаем, на данный момент, в Израиле у нас продолжаются политический кризис, несмотря на войну. Правительства пока нет. Вполне возможно, что мы пойдем на пятые выборы, и там уже будет решаться этот вопрос о том, кто сможет предложить лучшее решение по выходу из этой ситуации, когда мы каждые несколько лет оказываемся в разгаре буквально войны, к которой на данный момент присоединились и граждане Израиля – израильские арабы.

– А поддерживать это менее радикальное сообщество каким образом?

– У нас пока что –я говорю пока что, потому что Палестинская автономия достаточно ослаблена была за последние несколько лет – мирный процесс был заморожен уже в 2014 году. С тех пор переговоры не ведутся. И там население тоже чувствует некую тупиковую ситуацию, при которой ничего не меняется к лучшему. Если что-то меняется, то скорее к худшему. Прежде всего нужно, чтобы на горизонте забрезжила какая-то политическая перспектива: не мир прямо завтра – это слишком наивно, мы знаем, на Ближнем Востоке так не бывает. Но какая-то перспектива переговоров, каких-то дипломатических новых соглашений, возвращение к каким-то положениям Норвежских соглашений с 1993 года, какие-то жесты доброй воли, которые израильское правительство может позволить себе по отношению к Палестинской автономии, но по разным причинам многие из них популистские, до сих пор этого не делала.

Кстати сказать, спецпредставитель Белого дома по политическим вопросам и Госдепа Хади Амар, который побывал на прошлой неделе в Израиле, в Палестинской автономии, конечно же, пытался привести именно к этому взаимопониманию – к тому, что нужно каким-то образом усиливать друг друга, нужно работать вместе против экстремистов, против ХАМАСа. Насколько это действительно произойдет – вопрос опять же к тем, кого изберет народ Израиля в следующий раз, наверное.

– Байден уже пообещал оказать помощь и пополнить ракетами "Железный купол". А что может быть после этого шага? Я имею в виду в контексте помощи со стороны Соединенных Штатов.

– Байден также пообещал еще до того, как началась война, вернуть американскую гуманитарную помощь палестинской администрации, Палестинской автономии – то есть не в Газу, разумеется, ХАМАСу, а в Рамаллу – Абу Мазану, это первый шаг.

Второй шаг, который может быть, – это попытка возрождения такой "челночной дипломатии" для того, чтобы попытаться на фоне этого очень острого кризиса, который у нас сейчас царит, который в общем-то выливается не только в ракеты в Газе, но и в то, что у нас в Иерусалиме, в старом городе, в мечети Аль-Акса тоже поднимают зеленые флаги ХАМАСа и тоже выкрикивают какие-то хвалебные речовки в адрес этой организации. Поэтому проблема шире, чем только сектор Газа, – это может быть завтра и Западный берег тоже.

Поэтому первый этап, на который, я думаю, что израильтяне и палестинцы пойдут, если не с удовольствием, но наверняка пойдут при поддержке Соединенных Штатов – это полное возвращение сотрудничества силовых структур, которое пострадало в прошлом году после того, как звучали угрозы аннексии Западного берега. Надо вернуться опять к этому сотрудничеству, прежде всего положить конец попыткам ХАМАСа зажечь новую интифаду в Иерусалиме на Западном берегу. Оттуда двигаться дальше с прагматическими шагами, в которых нет какого-то прекраснодушничества или какой-то наивности и надежды на то, что завтра мы все станем лучшими друзьями – это вряд ли произойдет.

Шаг за шагом, какие-то жесты доброй воли, которые касаются строительства новых районов, увеличения, например, количества импортируемых в Палестинскую автономию дешевых иорданских товаров – сегодня Израиль контролирует этот вопрос. То есть вот такие мелкие шаги, нам они кажутся, может быть, какими-то такими ограниченными и так далее, но на самом деле имеют огромное влияние на то, что происходит на палестинской улице. И если не решить сегодня проблему Газа, то хотя бы предотвратить самый худший кошмар израильских властей – это воцарение ХАМАСа на Западном берегу.

11 дней обстрелов – чем закончилось обострение конфликта Израиля и ХАМАС
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:37 0:00

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG