Ссылки

Новость часа

"Все устали и хотят, наконец, увидеть эту новую линию мутанта-спасителя". Иммунолог – об "омикроне" и будущем пандемии


Новый штамм COVID-19 – "омикрон" – появился в России. Он обнаружен у двух граждан, прилетевших из Южноафриканской республики, сообщил Роспотребнадзор.

Сейчас всех прилетевших пассажиров из ЮАР и сопредельных стран временно изолируют после тестирования. И если результат положительный, то пациентов отправляют в больницы.

При этом в мире еще не зафиксирован ни один случай смерти пациентов с "омикроном", сообщают во Всемирной организации здравоохранения. Представительница ВОЗ в интервью телеканалу CBS сообщила, что пациенты новый штамм переносят легче. Правда, тут же делает оговорку: для окончательных выводов еще слишком мало данных.

Настоящее Время поговорило с врачом-иммунологом Николаем Крючковым о новом штамме коронавируса, его заразности и летальности, а также о будущем пандемии.

Крючков: "Все устали и хотят, наконец, увидеть эту новую линию мутанта-спасителя"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:48 0:00

– Можно ли уже как-то обобщить информацию об "омикроне"? Что вообще он из себя представляет? ВОЗ говорит: "Пока делать выводы рано". Вроде как не очень опасный.

– Если выводы делать рано, то вряд ли мы можем сказать, что он не очень опасный, это как бы два во многом взаимопротиворечащих утверждения. Что мы знаем? Он более заразен, это очевидно на самом деле, и южноафриканские данные об этом свидетельствуют. Он фактически в наиболее затронутых провинциях составляет уже все случаи заражения, хотя прошло всего ничего.

Начиная с 9 ноября, насколько я помню, были первые случаи обнаружения, собственно говоря, этой линии, но постфактум: обнаружили, но образец был взят 9 ноября. Так что это, в общем, довольно свежая линия. Понятное дело, что там еще пару дней можно в запасе иметь, но где-то 7-8 ноября можно считать точкой отсчета появления этой линии, может быть, и 9 ноября. Так что времени прошло немного, а мы видим эпидситуацию – это первое.

Второе: по поводу ухода из-под специфического иммунитета, так называемой утечки иммунитета, здесь мы ждем результаты лабораторных исследований на нейтрализующие способности сывороток крови переболевших и вакцинированных ранее, они должны быть уже либо в конце этой недели, либо в начале следующей. То есть на самом деле это они уже на такой же продвинутой стадии находятся, при том, что выполняются они сразу в нескольких точках мира, так что можно будет еще и сравнить. И там будет более или менее ясна картина если не эпидемиологической эффективности, то хотя бы лабораторной.

Что касается большей патогенности, это очень интересный вопрос. И на самом деле, основные споры сейчас по этому поводу происходят вплоть до того, что отдельные специалисты, в том числе очень именитые, делают заявления о том, что, скорее всего, видимо, на "омикроне" вся пандемия и закончится, как мы слышали. Я бы не был столь оптимистичен, потому что на что можно сослаться. Первое – это заявление специалиста или даже президента южноафриканской федерации врачей медицинской ассоциации Анжелик Кутзее, соответственно, она сообщила, что заболевание течет легко, никаких особых проблем нет. В общем, действительно, ее данные выглядят крайне оптимистичными.

И, соответственно, стала эта информация цитироваться во всех СМИ, однако я хочу обратить внимание на то, что получена была эта информация после проведения "исследования", описания серии случаев, так называемый дизайн. Это 20 человек, молодых людей, собственно, я вам по секрету скажу, что если бы "дельта"-линия наблюдалась у 20 молодых людей, результаты были бы примерно такими же.

Что касается второго очень громкого инфоповода, который уже два дня муссируется, это результаты исследования, действительно, все это опубликовано в препринте, исследования больницы в Претории, это многопрофильный госпиталь. Там, соответственно, 166 пациентов, период несколько недель, связано с "омикроном" с положительным результатом на SARS-Cov-2-инфекцию. В общем-то, часть из них больше была госпитализирована не с COVID-19 и не в отделения, которые занимаются лечением COVID-19, но тем не менее у них был положительный результат. Вот на этом основании они сделали далеко идущие выводы о том, что действительно резко упала – в 2,7 раза – летальность больничная от поступающих естественно.

Также, соответственно, мы видели, что примерно в 2,8 раза упала госпитализация в ОИТАР, в отделение реанимации и интенсивной терапии. И кроме того, мы видели, что там исходы хорошие и, в общем, все остальное. Однако там масса проблем в этом так называемом исследовании. Там на самом деле, если так прямым текстом говорить, живого места нет, за которое нельзя зацепиться. И я бы к этому исследованию отнесся только как к самому описательному простейшему и с большим количеством методологических дефектов. Так что на этих данных тоже невозможно сделать никаких выводов.

Я бы сказал так, что если к вам поступает больше молодых пациентов, то очевидно, что при прочих равных исходы у них будут значительно лучше, чем у пожилых, – там на порядки разница, просто чтобы было понятно, в летальности. В данном случае ничего удивительного, там в основном были молодые люди, и в основном эта вспышка сейчас охватывает молодых людей в Южной Африке. Неровен час, будет смещение, безусловно, в сторону более пожилых людей, тем более попадя в Европу, Британию, США, мы увидим, что "омикрон" вполне себе заражает и не только молодых людей, и исходы там также не совсем благоприятные.

– Вы сказали, что пока рано делать выводы. А когда уже можно будет делать выводы?

– По уходу из-под специфического иммунитета, думаю, что уже на следующей неделе. Первоначально более или менее определенные выводы можно будет делать. Что касается эпидемиологических моментов, это и заразность, и в первую очередь патогенность. Думаю, что до конца декабря мы более или менее определенную информацию получим. В любом случае сейчас необходимо сосредоточиться и не идти на поводу у чрезмерно оптимистичного видения этого вопроса. Я понимаю, что все устали, всем хочется, наконец, увидеть эту новую линию мутанта-спасителя. Действительно, многие специалисты эту линию более благоприятную значительно ждут. Но не факт, что этой линией окажется "омикрон". Пока совершенно не факт.

– Вы сказали: "Не стоит быть пока оптимистичными". Посмотрел ваше интервью, которое вы даете, в одном из них вы, в частности, спрогнозировали, что "омикрон" в России вытеснит "дельту". А почему?

– На основании пока предварительной информации из Южной Африки. Ежедневно выкладываются данные, эпидситуация по Южной Африке, а также по нескольким наиболее пострадавшим провинциям. И там мы видим, что фактически "омикрон"-линия за короткое время, я вот назвал примерно с 9 ноября, она вытеснила "дельта"-линию практически полностью.

В некоторых провинциях больше пострадавших, там все равно большая часть фиксированных случаев – это "омикрон". Поэтому если судить по той динамике, которую мы пока видим только в Южной Африке и в соседних странах, в меньшей степени в соседних странах, хотя там тоже примерно та же история, то вполне возможно, что достаточное количество случаев "омикрона", попав в Россию, в Европу, естественно, начнут методично вытеснять "дельта"-линию.

Я думаю, что тут два главных аспекта, почему это происходит. Первый – большая заразность по базовому репродуктивному числу. Заразность, скорее всего, будет где-то близко к 10, а для "дельта"-линии это 8, для AY4.2, нового британского, линия – это где-то 9, в любом случае это больше. И второе – уход из-под иммунитета, в первую очередь иммунитета после естественного заболевания – все-таки не забываем, что в Южной Африке вакцинировано 24-25% всего населения.

Ну и, конечно, во вторую очередь речь идет о поствакцинном иммунитете тоже. Вот за счет этих свойств, скорее всего, "омикрон"-линия является более сильной по сравнению с "дельтой". Поэтому, соответственно, если она попадет в достаточном количестве или в любом случае эволюционно более привлекательна, границы невозможно полностью перекрыть, мы это понимаем, да этого и не делается, и в России в том числе этого не делается. Это пытаются делать только несколько стран, такие как Швейцария, Израиль и Китай. Но Китай на протяжении всей пандемии это делает. Другие страны практически этому не следуют. Поэтому мы видим сейчас, что фактически все равно в наших с вами странах небольшое количество случаев пока уже есть.

Если оно есть, это значит, что есть часть и скрытых случаев, очевидно, и, скорее всего, попавших раньше, случившихся несколько раньше. И, соответственно, уже процесс, что называется, запущен. Но понятно, до такой мощной эпидстадии, когда мы с вами увидим и заболеваемость, и госпитализацию, смертности – это пройдет еще время. Этот процесс не молниеносный, он занимает время. С учетом новогодних праздников, думаю, что реальный эффект мы увидим где-то в конце января – в начале февраля.

– Кстати, про закрытие границ вы как-то в том же интервью упомянули, что если закрыть авиасообщение с южноафриканскими странами, то можно будет выиграть недели или полтора месяца. А нужно ли это делать? Оттягивать? Может быть, чем быстрее, тем скорее?

– Если мы с вами придерживаемся пока осторожной концепции о том, что эта линия более опасна, чем "дельта", а пока сведений, что это не так, крайне недостаточно, и невозможно делать вывод о том, что это менее патогенный, "более добрый" штамм или линия. То в этой связи, конечно, с учетом периода, в котором мы с вами находимся, с учетом текущей эпидситуации, например, в той же России, конечно, я бы не советовал приближать развитие неблагоприятных событий.

Мы должны оттянуть как можно на более длительный срок развитие неблагоприятных событий. Потому что совершенно справедливо, если мы сможем не сверхкритичными, не сверхтяжелыми разными мерами на месяц, полтора, а то и два оттянуть наступление эпидемиологически значимого периода в России, например. И я думаю, что обязательно это нужно сделать, этим нужно воспользоваться, потому что сейчас период наиболее неблагоприятный. Если бы у нас был летний период, можно было бы еще подумать.

– Но вспышка "омикрона" неизбежна?

– С моей точки зрения – да, если верны, еще раз повторяю, те данные, которые нам поставляют в первую очередь южноафриканские страны сейчас.

– Скажите, а вообще обнадеживает ли вас конкретно информация о том, что нет умерших пациентов с этим штаммом?

– Вы знаете, это тоже очень странная информация, на самом деле. Потому что в том же отчете, в том же исследовании, если так его можно назвать, в принципе можно назвать исследованием, поскольку опубликовано. Больницы Претории – умершие там есть, более того, там же написано, что обычная летальность от ковида составила 6% или 6,6%, как они указали. Но по абсолютным цифрам они ошиблись, и у них в реальности получается 6%, а не 6,6%, которые они там написали, неважно.

До этого в этой же больнице для "дельта"-линии, для предыдущей вспышки, у них была летальность больничная 17%. Но если летальность 6,6%, там 6% – это же означает, что какое-то количество людей умерло, в частности, из этих 166 человек умерло 10 человек в этом отчете. И умерли они не от чего-либо, а, собственно, от ковид-инфекции, и это только в одной больнице, подчеркиваю.

Более того, данные хотя бы по Южной Африке свидетельствуют о том, что постоянно там умирают люди. И сейчас тренд идет восходящий, то есть люди умирают. Я не совсем понимаю, с чего вдруг ВОЗ делает такие смелые заявления, что от "омикрон"-линии никто не умер? Может быть, я чего-то не знаю, может быть, они всех просеквенировали, но это тоже неизвестно. Я бы сказал, что известно, что не просеквенировали. Поэтому утверждать, что от "омикрон"-линии никто не умер, по меньшей мере, с моей точки зрения, не совсем понятно, почему сделано такое заявление.

– Николай, резюмируя наш разговор, стоит ли нам дождаться все-таки следующей недели, чтобы уже плюс-минус понимать, что это за "омикрон" такой?

– Первое – нужно действовать, и действовать жестко. Конечно, если мы ошибемся, это окажется замечательная прекрасная линия, всегда возможно откатиться назад по противоэпидемическим мерам, никаких проблем здесь нет. Но вот если мы упустим это время, уже его не восполнить, уже это время не восполнить.

Второй момент – конечно, надо изучать, и, собственно говоря, работы соответствующие делаются, и постепенно в течение декабря или в начале января мы будем получать все более и более новую точную информацию по "омикрон"-линии. Поэтому нужно набраться терпения и все-таки умерить немножечко собственную фантазию. Потому что многие специалисты увлекаются немножко прогнозами, еще не имея достаточно информации, оценками, особенно оптимистичными оценками – я бы этого не делал. То есть сейчас нужно набраться терпения, дождаться, но в параллели с этим нужно действовать, безусловно, решительно.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG