Ссылки

Новость часа

"Общество находится в гражданской коме". Политик и политолог о задержании Навального


Встречать российского политика Алексея Навального, вернувшегося 17 января в Россию после лечения и реабилитации в Германии, в аэропорт Внуково приехали тысячи людей. Однако самолет с политиком и журналистами на борту сел не во Внукове, а в Шереметьеве, а самого Навального, успевшего дать прессе лишь краткий комментарий, задержали раньше, чем он успел пройти паспортный контроль. Адвоката к нему не пустили, хотя она стояла рядом.

Такой сценарий был предсказуем, но многие до последнего надеялись, что он реализован не будет. Российский оппозиционный политик Дмитрий Гудков считает, что приезд и задержание Навального окажут серьезное влияние на общественные настроения.

"Общество находится в гражданской коме". Дмитрий Гудков о задержании Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:42 0:00

— Дмитрий, поделитесь своими соображениями о произошедшем.

— Конечно, тревожно за Алексея, за Юлю, вообще за нашу страну. И понятно, что такой риск был – риск ареста сразу по прилете в Москву. Но я бы пока не спешил торопиться с выводами. У власти есть 48 часов для того, чтобы определиться, как дальше политическая ситуация будет развиваться в стране: либо она пойдет все-таки по более или менее "лайтовому" сценарию, либо это будет очень жестко и рано или поздно закончится крахом этого режима. Потому что, посудите сами, человек летел домой, абсолютно нормальная ситуация: лечился, летел домой. Казалось бы, как можно из этого сделать новость федерального и всемирного масштаба? Только наша власть может такую проблему организовать. Самолет посадили в другом месте, всех там задерживали, всех арестовывали, запугивали, предупреждали: "Не приезжай, мы тебя посадим". Власть ведет себя совершенно неадекватно: она плодит ошибку за ошибкой, и в общем-то я не верю, что режим с таким уровнем принятия решений может долго просуществовать. В любом случае приезд Алексея, я думаю, приведет к серьезным изменениям, сильно повлияет на общественные настроения. Наше общество находится в гражданской коме, но рано или поздно оно выйдет из этой комы. И нужен какой-то триггер. Что будет этим триггером?

Задержание Навального не станет тем самым триггером, о котором вы говорите?

— Что-то рано или поздно станет таким последним щелчком. Задержание, которое смотрели в интернете миллионы людей… Владимиру Соловьеву даже не снилась такая популярность в социальных сетях. Очевидно, что мы живем уже в другое время. Путин привык жить в веке телевизора и печатных газет, но это время безвозвратно ушло. Мы смотрели сегодня прямой эфир и из самолета, и по прилете, и до того, как Алексей Навальный сел в самолет. Очевидно, что нам не нужен телевизор, нам не требуется разрешение властей на то, чтобы получать информацию. Какие бы они законы ни принимали, все равно время и история сама приведет к переменам, как бы того ни старалась избежать нынешняя власть. В любом случае это год выборов в Государственную Думу, Дума будет транзитной – это вам не Мосгордума, когда можно было задержать независимых кандидатов в депутаты, посадить их в спецприемник и максимум, что вы получили, это 60 тысяч человек на улице. Это федеральные выборы, и все прекрасно понимают, что если ничего не поменяется, то еще пять лет мы будем терпеть эту преступную власть, которая не уважает законы и принимает такие правила игры, по которым невозможно жить. Душно уже просто в стране жить с такими правилами игры.

— Алексей Навальный, по всей видимости, в этих выборах не сможет принимать участие. А если с остальными оппозиционерами так же поступит власть?

— Во-первых, Алексей давно уже не может принимать участие ни в каких выборах, но это не мешает ему оставаться самым популярным политиком – он точно популярнее Путина среди молодежи в нашей стране, его знают уже во всем мире. Так что власть сменится, уже понятно, не на выборах. Любые выборы, политические кампании – всего лишь самое лучшее время, когда можно достучаться до большего числа людей, когда можно сформировать команду, организационные, медийные, финансовые ресурсы и так далее. Вспомните июнь, даже июль в Беларуси. Кто-то верил, что на выборах президента Беларуси может измениться ситуация? Там еще хуже ситуация. Подчеркиваю: и законы там хуже, и Лукашенко там давно сидит. И спецслужбы там гораздо сильнее и профессиональнее, чем в нашей стране, там система не так коррумпирована. Тем не менее выборы резко изменили ситуацию. Если Лукашенко был когда-то еще более или менее популярным в своей стране политиком, хоть и был последним диктатором, то в последнее время он превратился просто в начальника ОМОНа, но как только деньги закончатся, я думаю, силовики его сдадут в первую очередь.

Аналогия с Беларусью хорошая, но там при этом все реальные оппозиционеры оказались за решеткой или вынуждены были уехать из Беларуси. И что мы видим: протестное движение затухает, все меньше и меньше людей выходят на улицы и рассасываются, кажется, протесты.

— Протест волнообразный, он не бывает постоянным. Вспомним историю, 1905 год: восстание было подавлено жестоко, революция была подавлена, но потом наступил 1917 год. Поэтому сейчас так, а завтра будет по-другому. И я уверен, что Лукашенко долго не усидит, это мое глубокое убеждение. Что касается нашей страны, то здесь власть будет постоянно занимать позицию глухой обороны: защищаться от общества. Посадят лидеров оппозиции – найдутся другие. Всегда найдется своя Тихановская. Кстати, Юлия Навальная гораздо сильнее и лучше подходит на эту роль в случае, если с Алексеем что-то произойдет. Так что безвыходных, как шутил Фоменко, положений в "Камасутре" не бывает. Не будет одного лидера, появятся другие. Миллионы людей хотят перемен, и рано или поздно они этих перемен добьются с лидерами одними или другими, не важно.

***

Политолог и публицист Федор Крашенинников отмечает в своем комментарии, что российская власть, встречая Навального, сразу же нарушила все законы и правила: самого политика фактически похитили, оставив без адвоката и средств связи, а пришедших встречать его людей задерживали и разгоняли. Крашенинников подчеркивает, что если общество никак на это не отреагирует, правовой беспредел станет единственной российской реальностью.

Федор Крашенинников надеется на протесты
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:25 0:00

— Федор, поделитесь своими мыслями, как вам это задержание?

— Во-первых, мы должны признаться себе: что бы там ни говорили про хитрый план, никакого плана у власти не было. Мы видели, как план на наших глазах менялся. Cначала, очевидно, план был показать, что сторонников Бузовой больше, чем сторонников Навального. Потом они решили, что не получается, и срочно стали думать на ходу, что делать дальше. Родился странный план посадить самолет в другом аэропорту. Но посадить в другом провинциальном аэропорту они не могли, потому что там полный борт иностранцев. Чего этим добились, я не очень понимаю, потому что все, кому надо было снять момент ареста, летели вместе с Навальным, и вся эта бессмысленная клоунада с оттягиванием момента посадки, кроме угрозы жизни тем, кто летел вместе и вынужден был болтаться, нарезать круги над Москвой, ничего не изменила. Что меня во всем этом настораживает, на что я хотел, чтобы все обратили внимание, так это на то, что власть сразу, с разбегу отбросила все формальности, сразу начала нарушать все правила, все законы: все правила авиационной безопасности отброшены ради текущего политического интереса, беспредел во Внукове, когда людей, которые просто приехали в аэропорт, стали разгонять, бить, арестовывать.

— Пятьдесят три человека уже задержаны во Внукове, по последней информации.

— Причем у людей ведь билеты. Как мы знаем, Соболь купила билет. Как доказать, что человек с билетом в аэропорт приехал встречать Навального, а не Бузову или просто куда-то лететь? Это очень сложно. Конечно, можно поехидничать, что тем дурачкам, которых собрали встречать Бузову, тоже досталось, но как-то меня это, честно сказать, не сильно радует. Навальному даже не дали пройти паспортный контроль, то есть это формально какая-то странная ситуация. Человек прилетел из-за границы в Россию, а ему не дают пройти даже паспортный контроль и сразу везут в кутузку без адвоката. Нет, понятно, что ему штампик в паспорт поставят задним числом. Мы просто видим, какое это даже в мелочах попрание существующих в России законов. В общем, ошиблись все те, кто надеялся и говорил, что они будут действовать по правилам, даже сам Навальный, который, в принципе, правильную риторическую позицию занимает: я, мол, юридически прав, а они не имеют права. Но мы видим, что наша власть на право, на юриспруденцию наплевала с высокой колокольни. И если они и дальше так будут действовать, то мы все вместе с вами и всеми, кто нас слушает, должны быть готовы к тому, что нам придется что-то делать в поддержку Алексея Навального, потому что его сейчас просто посадят в тюрьму по беспределу вопреки всем решениям Европейского суда и под радостные вопли и крики путинских пропагандистов. И если мы, люди, которые поддерживают Алексея Навального, ничего не сделаем, не выйдем на какие-то акции протеста и так далее, они будут считать, что они все правильно делают.

— Вот главный, пожалуй, оппозиционер. Была попытка его убить, неудавшаяся. Потом было блестящее расследование, где доказывается, что к этой попытке причастны сотрудники ФСБ. Потом он возвращается – и его арестовывают. Общество как-то отреагирует? Будут протесты?

— Я надеюсь. Давайте подождем все-таки заявлений соратников Алексея Навального, что они решат, потому что тут важно не навредить, что называется. Я не очень понимаю, какой там план. Я надеюсь, что план существует, и призываю послушать, что скажет Леонид Волков, что скажет Юлия Навальная, что скажут другие люди из его окружения, но я считаю, что, конечно, общество должно быть готово к каким-то протестам, потому что если сейчас тихонечко сидеть и никак на это не среагировать… Не завтра, все это должно быть не спонтанно, конечно.

— Как будут дальше развиваться события?

— Я вижу, что Леонид Волков написал, что надо ждать, когда будет назначена дата суда. В этот день он и все остальные будут, очевидно, призывать выйти к суду и там поддерживать, потому что смысла делать что-то прямо сейчас, как я понимаю, нет. Надо понять, где, на какой день будет назначен этот позорный, абсолютно незаконный суд, и в этот день, очевидно, готовиться к каким-то действиям. Потому что если ничего не делать, то ничего и не будет, поэтому я призываю всех готовиться к активным протестным действиям. Не обязательно это делать сегодня. Сегодня люди и так уже много сделали. Но надо готовиться к продолжению или к началу большого протестного ралли в поддержку Алексея Навального, в котором всем придется принимать участие и в России, и за ее пределами. Потому что если молчать и ничего не делать, то они его посадят, конечно, и ничего не будет.

— Федор, как вы оцениваете политический потенциал Юлии Навальной? Потому что у нас сегодня в эфире уже не раз говорили о том, что она может подхватить знамя своего мужа и стать своеобразным лидером.

— Это любимая кремлевская тема. Если бы Юлия Навальная хотела заниматься политикой, она бы сама об этом сказала. Она очень умная, собранная и, так сказать, замечательная во всех отношениях женщина. И я не понимаю, почему ее упорно "женят", причем с подачи каких-то кремлевских умников. Если она захочет поддержать знамя, то она это сделает, потому что они так решат с Алексеем и с его соратниками. А не потому, что какие-то кремлевские политологи так придумали.

— У нас это озвучивали и не кремлевские политологи, замечу.

— К сожалению, много есть оппозиционных политологов, которые любую глупость, подкинутую из Кремля, радостно подхватывают. Кремлевская концепция была следующая: Навальный испугается и не вернется в Россию, в Россию вернется Юлия и возглавит протестное движение. Но это не оправдалось, Навальный вернулся. Лидером оппозиции остается Алексей Навальный, и пока никаких выборов, на которых Юлия Навальная могла бы подхватить какое-то знамя, я не вижу. Ситуация с Тихановской абсолютно иная: Тихановского арестовали накануне президентских выборов, в которых он собирался участвовать, и на президентские выборы отправилась его супруга. Никаких выборов, на которых Юлия могла бы избираться вместо Алексея, я, например, на горизонте пока не вижу. Поэтому я думаю, что это абсолютно какая-то неинтересная сейчас тема, при всем уважении к Юлии и при всем том, что она, конечно, человек с большим потенциалом. Но решать не нам с вами, и не оппозиционным политологам, и не кремлевским политологам.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG