Ссылки

Новость часа

"Картинка насилия для Кремля лучше". Аббас Галлямов объясняет страхи российской власти


Алексей Навальный был задержан сразу после прилета в Россию прямо на пограничном контроле. Политолог, политтехнолог, кандидат политических наук Аббас Галлямов объяснил логику действий российской власти по отношению к Навальному, еще не зная, как именно тот будет задержан: в момент интервью самолет "Победы" с Навальными и группой журналистов на борту кружил над Москвой, перелетая от аэропорта Внуково в аэропорт Шереметьево.

"Его главная задача – заставить людей услышать правду". Аббас Галлямов о Навальном
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:33 0:00

— Что вы думаете, куда летит самолет?

— Не знаю, сейчас никто не знает. Вернее, тот, кто им руководит, знает, тот, кому не положено, не знает. Я не исключаю, что его посадят в Домодедове, что посадят в Минске, во Внукове – все что угодно сейчас может случиться. Очевидно, что сейчас Кремль пытается найти выход из сложившейся ситуации, минимизировать политический эффект от возвращения. Разные варианты прорабатывают – бесполезно пытаться предугадать.

— Аббас, с политтехнологической точки зрения как вы расцениваете шаг Навального вернуться в Россию, имею в виду, где ему угрожает тюремный срок?

— Это не политтехнологический шаг, это шаг эмоциональный, шаг человека, который видит врага, закусился и лезет в драку. Это шаг мужественного человека, готового рисковать, но это не шаг политтехнологический. С точки зрения политтехнологии вернуться надо было месяца через три, к думским выборам – с тем, чтобы та волна, которую мы сейчас видим, поднявшись – и уже до сентября не угасала. Тогда и протестная явка на выборах будет очень высокой, и в качестве наблюдателей большое число людей пойдет работать на участки, будут следить, так сказать, ловить за руку жуликов. И тогда мы получим максимальный политический эффект. То есть эти эмоции конвертируются в результат с максимальной эффективностью. А Навальный не дождался этого, он выстрелил раньше. Возвращение Навального – это такое мощное событие, очень ценный боезапас, нельзя его расстреливать просто так. Но Навальный сейчас не мыслит политтехнологически. Это просто шаг настоящего мужика: он видит, что ему брошен вызов, и он лезет в драку. Он не пытается ничего просчитать, он просто ринулся в бой.

— А можно ли спрогнозировать, что будет происходить с рейтингом Алексея Навального, если ему заменят его срок на реальный, если он действительно сядет?

— В первую очередь я бы хотел заметить: не важно, что будет происходить с его собственным рейтингом. Надо понимать, что Навальный – это политик протестного типа. Его собственную эффективность нельзя измерять в процентах его собственного рейтинга. Его надо измерять в тех процентах, которых он отнял у Путина и "Единой России". Он ведь не ставит себя в центр повестки, он ставит в центр повестки власть, действия власти. Он как бы врывается в дом к российскому обывателю и говорит: "Смотри, тебя обманывают, когда тебе говорят, что все хорошо, тебя обманывают, на самом деле все плохо". Он гонец, который приносит плохие новости, по сути. В древности за такие вещи голову отрубали. Поэтому люди, слушая Навального, в общем-то, не начинают пылать к нему любовью: он говорит им неприятные новости. Но это не значит, что он неэффективен. Его главная задача не собственный рейтинг накачать, а заставить людей услышать правду о происходящем в стране. Поэтому самый важный вывод, который я хочу сейчас сделать, заключается в том, что не важно, что будет с его собственным рейтингом, надо смотреть на рейтинги Путина и "Единой России". За два последних года, напомню, электоральный рейтинг Путина упал почти в два раза: с 75%, каким он был в начале 2018 года, до нынешнего – сейчас он, наверное, в районе 40% колеблется.

— Хорошо, вы объяснили, какую роль выполняет сейчас Алексей Навальный. Если его посадят, сможет ли кто-то занять эту его освободившуюся нишу?

— А вот этого мы как раз не знаем. Возникнет вакуум, и вполне возможно, что Кремль потом будет волосы на себе рвать – через год, например, когда он будет видеть, что в этом вакууме как раз вырос кто-то, кто окажется еще сильнее и эффективнее Навального. Может быть, такое случится. А может быть, и не случится.

— Ну а среди его окружения видите вы таких людей?

— Очевидно, что Соболь обладает серьезным потенциалом. Потом в первую очередь, конечно, надо смотреть на жену Навального Юлию.

— Вы уже второй человек, кто у нас в эфире высказывает такое предположение – условный белорусский сценарий.

— Это на самом деле не белорусский сценарий. Это сценарий, который в 1986 году был разыгран на Филиппинах. Тогда там правил диктатор Маркос, он тоже лет двадцать просидел у власти, бывший такой харизматик, состарившийся и обрюзгший. Он убил прямо в аэропорту во время прилета главного оппозиционера, который несколько лет прожил за границей. Прилетел Бенигно Акино, и его прямо в аэропорту застрелил снайпер. После этого поднялась волна, и, собственно, эта волна вдруг выдвинула на передний план жену Бенигно Акино Корасон Акино. Через несколько месяцев так называемой Желтой революции Маркос был свергнут, бежал, а Корасон Акино стала президентом Филиппин.

— Вам видится такой сценарий, что Юлия Навальная заставляет Путина бежать и становится президентом России?

— Я совершенно не знаю потенциала Юлии Навальной, поэтому мне трудно судить, но из того, что я видел, исключать этого, конечно, нельзя. Тут нужно, чтобы она свой бойцовский характер продемонстрировала. Судя по тому, что происходит, что она летит с ним, она девушка не робкого десятка.

— Аббас, у нас в эфире ваши коллеги говорили, что цель Кремля – не допустить картинки теплой масштабной встречи Алексея Навального с его сторонниками. Но та картинка, которую мы видим сейчас – автозаки, задержания, ОМОН, оттесненные люди, некие поклонники Бузовой, – эта картинка нам о чем говорит?

— Кремль выбирает между двумя плохими сценариями. Не то чтобы у него есть хороший вариант и плохой. Для него все, что связано с Навальным, плохо. Но очевидно, что картинка этого насилия все-таки для Кремля лучше, чем картинка просто триумфального возвращения Навального. Понимаете, то, что российская власть авторитарна и жестока, – это же, собственно говоря, не новость. Мы получим очередное подтверждение тому, что мы и без того, в общем-то, знаем. Оппозиционеров это в очередной раз разозлит, а сторонников власти, если и до этого их не пугало "московское дело", например, 2019 года, то значит, что и нынешние события их тоже не сильно испугают. Тут как бы нет особой новости, все идет своим чередом. А вот триумфальное возвращение Навального, толпы сторонников – эта картинка как раз слишком близко напоминает Ленина в апреле 1917 года. Картинка триумфального возвращения опасна для Кремля ощущением успеха, опасна тем, что колеблющиеся на самом деле обычно стараются присоединиться к лагерю наиболее вероятного победителя. Большая часть избирателей на самом деле не очень идеологизирована. Долгое время, когда Путин был триумфатором, большая часть людей присоединялась к нему в значительной степени не потому, что они разделяли его идеологию, – они тянулись к нему как к победителю. А сейчас как раз удача ему изменяет. Состарился, во-первых, плюс коронавирус, экономика падает, внешнеполитические успехи закончились: после Крыма ничего убедительного больше не было, то есть не так убедительно уже все это выглядит. А тут еще Навальный такой разоблачитель, триумфатор, посрамил отравителей, это очень важно. Выжил вопреки всему. И вот он возвращается – и толпы сторонников. Эта картинка опаснее всего остального, как политтехнолог говорю, она действительно привлечет к лагерю Навального значительную часть людей из стана так называемых колеблющихся, которые эту картинку увидят. Кремль не может на это пойти, поэтому он сделает все, чтобы этой картинки не было.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG